Как шесть богатырей искали счастье

Дав­ным-дав­но в од­ной де­рев­не жи­ла очень бед­ная семья. Бы­ло в ней толь­ко два че­лове­ка: мать и сын. С ма­лых лет сын — зва­ли его Нон­гом — дол­жен был по­могать ма­тери. С ут­ра до поз­дне­го ве­чера про­водил он в по­ле. У них не бы­ло буй­во­ла, и Нон­гу са­мому при­ходи­лось впря­гать­ся в со­ху. Тя­желая ра­бота за­кали­ла юно­шу, в во­сем­надцать лет он стал са­мым силь­ным в де­рев­не. Все ува­жали его за си­лу и тру­долю­бие.

Од­нажды Нонг ска­зал ма­тери:

— Ми­лая моя ма­ма! Мы с то­бой очень бед­но жи­вем. Так не мо­жет быть всег­да. Раз­ре­ши мне пой­ти на по­ис­ки де­нег и ри­са. Я дол­жен об­легчить на­шу жизнь и жизнь на­ших со­седей.

Де­лать не­чего, приш­лось ма­тери сог­ла­сить­ся. Нонг соб­рал же­лез­ные пред­ме­ты, ва­ляв­ши­еся без нуж­ды, от­нес их в куз­ни­цу и вы­ковал се­бе ог­ромную же­лез­ную пал­ку. За­тем прос­тился с ма­терью и ушел.

Нонг нап­ра­вил­ся на за­пад, так как по­чему-то ду­мал, что сто­лица на­ходит­ся к за­паду. А в сто­лице, он слы­шал, мож­но дос­тать мно­го де­нег, зо­лота и дра­гоцен­ных кам­ней.

Про­шел ме­сяц, а Нонг еще не дос­тиг го­рода. По­зади ос­та­лось мно­го рек и гор, труд­ных пе­рехо­дов, пол­ных опас­ностей и не­ожи­дан­ных встреч. Од­нажды на до­роге Нонг дог­нал пя­терых юно­шей и при­со­еди­нил­ся к ним. Он ска­зал сво­им по­пут­чи­кам, что идет ис­кать счастья, и пред­ло­жил не рас­ста­вать­ся. Юно­ши охот­но сог­ла­сились, а вско­ре и сдру­жились с Нон­гом. Так, вшес­те­ром, и про­дол­жа­ли они путь в на­деж­де най­ти приз­рачное счастье.

Но­вые друзья Нон­га ока­зались людь­ми не­обыч­ны­ми. По­доб­но Нон­гу, об­ла­дав­ше­му боль­шой си­лой, каж­дый из пя­терых юно­шей об­ла­дал ка­ким-ни­будь та­лан­том.

Пер­вый юно­ша был не­обык­но­вен­но вы­соко­го рос­та и очень силь­ный. Он мог под­нять за­раз де­сяток де­ревь­ев в два об­хва­та. Рань­ше он час­тень­ко ха­живал в лес, го­лыми ру­ками рвал уп­ру­гие ли­аны и вы­ламы­вал кус­тарник, а за­тем ог­ромные охап­ки взва­ливал на пле­чо и при­носил в де­рев­ню на про­дажу. За ним так и ук­ре­пилось проз­ви­ще «Вак», что оз­на­ча­ет «Силь­ное пле­чо».

Вто­рой от­ли­чал­ся зор­ки­ми гла­зами. Он по­падал в чуть за­мет­ную ми­шень и ни­ког­да не де­лал про­маха. Од­ним сло­вом, был он не­обык­но­вен­но мет­ким стрел­ком, за что и по­лучил клич­ку «Ван» — «Стре­лок».

Тре­тий об­ла­дал лег­ки­ми, слов­но куз­нечные ме­хи. Он мог под­нять це­лый тай­фун, сто­ило ему лишь слег­ка на­дуть ще­ки и по­дуть. Он один в те­чение ко­рот­ко­го вре­мени мог от­ве­ять ше­луху от двад­ца­ти мер ри­са. За та­кую ред­кую спо­соб­ность он был проз­ван «Зё», то есть «Вет­ром».

Чет­вертый сла­вил­ся умень­ем не­обы­чай­но быс­тро хо­дить. При этом он хо­дил толь­ко од­ной но­гой, а дру­гую за­киды­вал се­бе на пле­чо. Но ма­ло кто мог пос­петь за ним. Сто­ило же ему сту­пить на вто­рую но­гу, он так стре­митель­но уно­сил­ся впе­ред, что да­же чет­верка са­мых быс­трых ло­шадей не мог­ла его дог­нать. Зва­ли его «Фи», или «Ле­тун».

На­конец, пя­тый был на­делен уди­витель­ной спо­соб­ностью де­лать вок­руг се­бя теп­ло или хо­лод­но, и по­это­му имел он имя «Нонг-Лань», или ина­че «Теп­ло-Хо­лод». Сек­рет Нонг-Ла­ня был скрыт в его вол­шебной шля­пе. Сто­ило ему на­деть эту шля­пу на пра­вый бок, как сра­зу же нас­ту­пал страш­ный хо­лод, но толь­ко он пе­ред­ви­гал шля­пу с пра­вой сто­роны на ле­вую, как ста­нови­лось нес­терпи­мо жар­ко. Нонг-Лань мог сде­лать та­кой хо­лод, что кровь зас­ты­вала в жи­лах, и та­кую жа­ру, что лю­ди схо­дили с ума. Но са­мым уди­витель­ным бы­ло то, что эта вол­шебная шля­па под­чи­нялась толь­ко во­ле сво­его хо­зя­ина и в дру­гих ру­ках бы­ла со­вер­шенно бе­зопас­на.

Итак, шесть бо­гаты­рей дви­нулись впе­ред в на­деж­де отыс­кать бо­гатс­тва, а вмес­те с бо­гатс­твом и счастье. Их свя­зыва­ла нас­то­ящая друж­ба. Они все вмес­те пре­одо­лева­ли труд­ности, по­мога­ли друг дру­гу со­ветом. Час­то по­дол­гу при­ходи­лось им блуж­дать в джун­глях, отыс­ки­вая до­рогу. Иног­да по три-че­тыре дня друзья не име­ли пи­щи и тог­да де­лили по­ров­ну пос­ледний ку­сок. Каж­дый раз, ког­да на их пу­ти встре­чались труд­ности, они го­вори­ли друг дру­гу:

— Друзья! Ес­ли мы не пре­одо­ле­ем эту прег­ра­ду, то мы ум­рем от го­лода и хо­лода. Но не толь­ко мы ум­рем! Ум­рут и те, кто на­де­ет­ся на на­шу по­мощь. Так сме­лее впе­ред, и мы дос­тигнем це­ли!

Про­ходи­ли дни, ме­сяцы. На­конец шесть бо­гаты­рей доб­ра­лись до стен сто­лицы. «Вот он, го­род, где вдо­воль и ри­са и де­нег!» — ду­мал каж­дый из них, вхо­дя в го­род­ские во­рота. Но ско­ро им приш­лось ра­зоча­ровать­ся. Бро­дя по ули­цам, они на каж­дом ша­гу встре­чали бед­ных, из­можден­ных, пло­хо оде­тых лю­дей. Друзья бы­ли сви­дете­лями то­го, как эти лю­ди, ра­ботая с ут­ра до ве­чера, слов­но вь­юч­ные жи­вот­ные, по­луча­ли жал­кие гро­ши. И бо­гаты­ри от­ча­ялись: «Вид­но, при­дет­ся вер­нуть­ся ни с чем», — ду­мали они.

Од­нажды пе­ред ко­ролев­ским двор­цом они уви­дели объ­яв­ле­ние. В нем со­об­ща­лось:

«Ее ве­личес­тво прин­цесса вы­зыва­ет же­ла­ющих сос­тя­зать­ся с ней в бе­ге. Обог­навший ее ве­личес­тво бу­дет наг­ражден: ко­роль от­даст за не­го свою дочь, прин­цессу, за­муж. А про­иг­равший бу­дет каз­нен».

Не за­думы­ва­ясь, все шесть бо­гаты­рей нап­ра­вились ко двор­цу. Пер­вым выз­вался по­мерить­ся с прин­цессой Нонг. На сле­ду­ющий день сос­тя­зание на­чалось.

Нонг при­шел к ус­та­нов­ленно­му мес­ту, ог­ля­дел­ся по сто­ронам. На не­го бы­ли ус­трем­ле­ны ты­сячи глаз. Тол­па вол­но­валась за судь­бу не­из­вес­тно­го юно­ши, так как все за­ранее бы­ли уве­рены, что он про­иг­ра­ет. Вот уже нес­коль­ко лет кря­ду ко­роль ус­тра­ивал эти со­рев­но­вания, но ни­кому еще не уда­валось обог­нать прин­цессу, от­ли­чав­шу­юся на ред­кость быс­тры­ми но­гами. Де­сят­ки юно­шей, сме­лых и силь­ных, сло­жили свои го­ловы, не до­бив­шись по­беды над ко­ролев­ской до­черью. Но Нонг ду­мал о дру­гом. Он знал, что он не­пово­рот­лив, за­то был уве­рен в сво­ей си­ле.

Пос­ле ог­ла­шения ус­ло­вий ря­дом с Нон­гом вста­ла прин­цесса, и по зна­ку судьи сос­тя­зание на­чалось. Нонг, нап­ря­гая все си­лы, ста­рал­ся не от­стать от рез­вой прин­цессы, ему на ка­кой-то мо­мент уда­лось да­же обог­нать ее на нес­коль­ко ша­гов, зри­тели шум­но вы­рази­ли ему свой вос­торг. Но чем даль­ше, тем труд­нее бы­ло бе­жать Нон­гу, и он ду­мал уже о том, как бы не от­стать от прин­цессы. Бег за­кон­чился без ре­зуль­та­та — прин­цесса и Нонг при­бежа­ли од­новре­мен­но.

Спус­тя три дня со­рев­но­вания бы­ли про­дол­же­ны. На этот раз сос­тя­зать­ся с прин­цессой выз­вался Фи, Ле­тун.

Сог­ласно но­вому ус­ло­вию, нуж­но бы­ло про­бежать до ко­лод­ца, рас­по­ложен­но­го в пя­тиде­сяти ли от двор­ца, наб­рать в кув­шин во­ды и вер­нуть­ся об­ратно.

Раз­дался звук гон­га, и Ле­тун с прин­цессой сор­ва­лись с мес­та. Ле­тун сра­зу же без тру­да обог­нал прин­цессу и скрыл­ся за по­воро­том. Он да­же не уви­дел ее, ког­да обер­нулся, по­это­му, до­бежав до ко­лод­ца и наб­рав во­ды, он ре­шил на об­ратном пу­ти нем­но­го по­валять­ся в тра­ве у до­роги. Ле­тун по­тянул­ся, слад­ко зев­нул и зах­ра­пел.

А тем вре­менем прин­цесса уже под­бе­гала к мес­ту, где спал Ле­тун. Она за­мети­ла, что кув­шин ее со­пер­ни­ка по­лон во­ды. Быс­тро пе­релив во­ду в свой кув­шин, прин­цесса по­вер­ну­ла и бро­силась бе­жать об­ратно.

А на вы­сокой баш­не си­дел Стре­лок и все это ви­дел. Нуж­но бы­ло спа­сать Ле­туна. Взяв свой лук, Стре­лок при­целил­ся в ко­мара, что си­дел на кон­чи­ке уха Ле­туна, и пус­тил стре­лу. Стре­ла, про­летев де­сят­ка три ли, по­рази­ла ко­мара, чуть за­дев ухо Фи. Но это­го бы­ло дос­та­точ­но, что­бы тот про­будил­ся.

Вско­чив, Ле­тун уви­дел, что его кув­шин пуст. Он схва­тил его и вновь по­бежал к ко­лод­цу. До­бежав до ко­лод­ца, он за­чер­пнул во­ды и пос­пе­шил об­ратно. На этот раз ему приш­лось бе­жать изо всех сил. Под гул ты­сячи го­лосов Ле­тун опе­редил прин­цессу и при­бежал пер­вым. По­беда ос­та­лась за ним. Прин­цесса впер­вые про­иг­ра­ла.

Но дочь ко­роля не по­жела­ла вый­ти за­муж за Ле­туна, так как тот был нек­ра­сив ли­цом и одет в лох­мотья. Она со злостью ра­зор­ва­ла на гла­зах у всех до­говор. Тол­па воз­му­тилась. Не­году­ющие воз­гла­сы осуж­да­ли об­манщи­цу.

Ви­дя, что де­ло при­няло та­кой обо­рот, ко­роль по­доз­вал Ле­туна и ска­зал ему:

— Ее ве­личес­тво прин­цесса, к со­жале­нию, не во­зыме­ла же­лания вый­ти за те­бя за­муж. Но я ве­лико­душен и сде­лаю для те­бя все, что бы ты ни по­желал.

— Пусть ко­роль даст нам зо­лота все­го лишь «на од­но пле­чо», — пред­ло­жил по­беди­тель.

Ко­роль охот­но сог­ла­сил­ся, он ре­шил, что на од­ном пле­че мно­го не уне­сешь.

На сле­ду­ющий день шесть бо­гаты­рей при­нес­ли ог­ромный ме­шок и сло­жили в не­го все зо­лото ко­роля. Пос­ле это­го «Силь­ное пле­чо» лег­ко взва­лил ме­шок се­бе на спи­ну и за­шагал ми­мо ко­ролев­ско­го тро­на. Уви­дя это, ко­роль пе­репу­гал­ся: шут­ка ли — все его бо­гатс­тво пе­реш­ло к ка­ким-то де­ревен­ским прой­до­хам. Но уго­вор уго­вором, ни­чего не по­дела­ешь. Дол­го ду­мал ко­роль, как вер­нуть об­ратно свое зо­лото, и, на­конец, при­думал. «На­до всех их убить», — ре­шил он.

К ве­черу бы­ло объ­яв­ле­но тор­жес­твен­ное пир­шес­тво, на не­го в ка­чес­тве гос­тей приг­ла­сили и шесть бо­гаты­рей. В са­мый раз­гар ве­селья ко­роль и прин­цесса не­замет­но выш­ли из за­ла и при­каза­ли за­переть дверь. За­тем слу­ги по­дож­гли зал. Но бо­гаты­ри, по­чувс­тво­вав не­лад­ное, не рас­те­рялись. Бо­гатырь Теп­ло-Хо­лод на­дел свою шля­пу на ле­вую сто­рону, и сра­зу же ста­ло очень хо­лод­но, а бо­гатырь Ве­тер при­нял­ся сду­вать пла­мя, и огонь пе­реки­нул­ся на со­сед­ние ко­ролев­ские по­кои. Слу­ги, ту­шив­шие по­жар, гиб­ли в ог­не.

Ког­да ко­роль при­шел пос­мотреть, что ста­ло с шестью бо­гаты­рями, он очень уди­вил­ся, уви­дев всех шес­те­рых по-преж­не­му за сто­лом це­лыми и нев­ре­димы­ми; они вов­сю уп­ле­тали цар­ское уго­щение, за­пивая его ви­ном. Сби­тый с тол­ку ко­роль вы­нуж­ден был от­пустить бо­гаты­рей до­мой и при­казал от­крыть им го­род­ские во­рота.

Бо­гаты­ри про­дол­жа­ли путь, но ко­роль не ус­по­ко­ил­ся, он выз­вал к се­бе са­мого на­деж­но­го сво­его ге­нера­ла и при­казал ему дог­нать юно­шей и отоб­рать у них ме­шок с зо­лотом. Ге­нерал взял с со­бой це­лый полк сол­дат и пус­тился им вдо­гон­ку.

Но бо­гаты­ри за­мети­ли по­гоню. Сто­ило сол­да­там приб­ли­зить­ся к друзь­ям, как не­имо­вер­ная жа­ра сва­лила их с ног, и они не смог­ли даль­ше дви­гать­ся, — это бо­гатырь Теп­ло-Хо­лод сдви­нул свою вол­шебную шля­пу на ле­вое ухо. Од­на­ко че­рез не­кото­рое вре­мя полк сно­ва стал нас­ти­гать бо­гаты­рей. И сно­ва бо­гатырь Теп­ло-Хо­лод ос­та­новил сол­дат, на­пус­тив нес­терпи­мый хо­лод. С каж­дым днем полк ста­новил­ся все ма­лочис­ленней, но ге­нерал про­дол­жал по­гоню. Ког­да в пол­ку ос­та­лось все­го око­ло сот­ни че­ловек, ге­нерал при­казал вло­жить в лу­ки стре­лы и на­чать стрель­бу. Но из это­го ни­чего не выш­ло: бо­гатырь Ве­тер так по­дул, что все стре­лы по­лете­ли об­ратно в сол­дат.

Ге­нерал сов­сем рас­те­рял­ся. «Вы­хода у ме­ня нет, — ду­мал он. — Все рав­но ко­роль при­кажет от­ру­бить мне го­лову, ес­ли я вер­нусь с пус­ты­ми ру­ками. Бу­ду прес­ле­довать этих не­годя­ев до кон­ца!» И сам бро­сил­ся пер­вым впе­ред. Од­на­ко бо­гатырь Стре­лок ос­та­новил его кри­ком:

— Пос­лу­шай, ге­нерал, не пы­тай­ся от­нять у нас ме­шок. Иди се­бе до­мой по­доб­ру-поз­до­рову. А не пос­лу­ша­ешь нас, я зас­тре­лю те­бя. Я пре­дуп­ре­дил те­бя за­ранее, ник­то не уп­рекнет нас в зло­де­янии, ес­ли ты бу­дешь упорс­тво­вать.

Но ге­нерал про­пус­тил эти сло­ва ми­мо ушей.

Тог­да Стре­лок вста­вил в свой лук ма­лень­кую стре­лу и при­целил­ся в глаз ге­нера­ла. Ге­нерал зак­ри­чал от бо­ли, схва­тил­ся за глаз и по­бежал об­ратно. Сле­дом за ним по­вер­ну­ли и ос­таль­ные сол­да­ты.

Так бо­гаты­ри из­ба­вились от по­гони и ве­село за­шага­ли до­мой. Встре­чая по до­роге бед­ня­ков, они раз­да­вали им кус­ки зо­лота, и те от ду­ши бла­года­рили их.

Жи­тели де­ревень вы­мени­вали зо­лото на рис и одеж­ду и сла­вили бо­гаты­рей как ге­ро­ев. Друж­но за­жили бо­гаты­ри, как од­на семья, они лю­били друг дру­га, вмес­те ра­бота­ли и ни­ког­да не ссо­рились. Ста­ли они род­ны­ми брать­ями.