Корыстолюбие после смерти

Один поч­тенный ста­рец был из­вестен сво­им бо­гатс­твом, но еще боль­ше прос­ла­вил­ся он не­обык­но­вен­ной ску­постью. Он от­ка­зывал се­бе во всем, что­бы при­ум­но­жить свои бо­гатс­тва, и час­то вмес­то еды он на­сыщал­ся од­ним зво­ном мо­нет. Но вот он за­болел, и бо­лезнь в ко­рот­кий срок при­вела его на край мо­гилы, тог­да ве­лел он приз­вать трех сы­новей, что­бы пе­редать им свои бо­гатс­тва. Он объ­явил сы­новь­ям, что ос­та­вит боль­шую часть сок­ро­вищ то­му, кто су­ме­ет на­илуч­шим об­ра­зом сбе­речь их и ум­но­жить. Пос­ле это­го ста­рик спро­сил стар­ше­го сы­на:

— Ког­да я ум­ру, как ус­тро­ишь ты мои по­хоро­ны, что­бы из­бе­жать боль­ших рас­хо­дов?

— Я ду­маю, — от­ве­тил стар­ший сын, — ку­пить но­сил­ки из чер­но­го де­рева и пог­ре­баль­ное пок­ры­вало, в ко­торое за­вер­ну твое те­ло…

— О, — пе­ребил его отец, — ведь это же су­щее ра­зоре­ние! Ко­му нуж­ны но­сил­ки и пок­ры­вало? Ка­кой рас­ход! Ка­кой убы­ток!

И он об­ра­тил­ся к сред­не­му сы­ну:

— А как ду­ма­ешь ты по­хоро­нить ме­ня, что­бы не сде­лать круп­ных зат­рат?

— Я одол­жу лод­ку, по­ложу твое те­ло в ме­шок и, вы­ехав на се­реди­ну ре­ки, бро­шу его в во­ду, тем са­мым не при­дет­ся пла­тить мо­гиль­щи­кам и жре­цам.

— О, — ска­зал ста­рик сла­бе­ющим го­лосом, — сколь­ко не­нуж­ных дел и рас­хо­дов! — И он с на­деж­дой пос­мотрел на млад­ше­го сы­на.

— Я дав­но уже все об­ду­мал, — от­ве­чал тот. — Зав­тра, ког­да ты ум­решь, я сож­гу твой труп и пеп­лом его удоб­рю зем­лю в са­ду, что­бы там уро­дились бо­лее соч­ные пло­ды, за ко­торые мож­но бу­дет вы­ручить боль­шие день­ги.

Ста­рый ску­пец вздох­нул об­легчен­но и пох­ва­лил его:

— Вот прек­расная и дос­той­ная мысль! Те­перь я мо­гу уме­реть спо­кой­но, мои день­ги по­падут в на­деж­ные ру­ки…