Легенда о Бетеле

Во вре­мена прав­ле­ния ко­роля Хунг Вы­он­га Чет­верто­го жил ман­да­рин по фа­милии Као. Имел он двух сы­новей, не­обык­но­вен­но по­хожих друг на дру­га и ли­цом, и фи­гурой, и ха­рак­те­ром. Стар­ше­го сы­на зва­ли Тан, а млад­ше­го— Ланг. Ког­да Та­ну ис­полни­лось во­сем­надцать лет, а Лан­гу сем­надцать, их ро­дите­ли не­ожи­дан­но умер­ли. Ос­та­лись братья си­рота­ми. По­хоро­нив ро­дите­лей, уш­ли они из ро­дитель­ско­го до­ма и повс­тре­чали од­но­го доб­ро­го че­лове­ка — учи­теля нравс­твен­ности по име­ни Лыу. Этот че­ловек жил со сво­ей же­ной и единс­твен­ной до­черью — очень кра­сивой и крот­кой де­вуш­кой.

Дочь учи­теля бы­ла тех же лет, что Тан и Ланг, мо­жет быть, чуть мо­ложе Та­на. Уви­дев строй­ных и кра­сивых юно­шей, она сра­зу же влю­билась в них обо­их. Но де­вуш­ка по­нима­ла, что за дво­их сра­зу она не мо­жет вый­ти за­муж, а ко­го выб­рать — не зна­ла. И вот она ре­шила, что хо­тя оба бра­та оди­нако­во прек­расны и доб­ры сер­дцем, она вый­дет за­муж за стар­ше­го. Но бе­да бы­ла в том, что кто из них стар­ший — ос­та­валось для всех за­гад­кой, в том чис­ле и для до­чери учи­теля, го­рячо по­любив­шей юно­шей.

Од­нажды де­вуш­ка при­гото­вила обед и приг­ла­сила Та­на и Лан­га к сто­лу. При этом она по­ложи­ла толь­ко од­ну па­ру па­лочек для еды. Ког­да юно­ши се­ли, Ланг взял па­лоч­ки и пе­редал их Та­ну. Так де­вуш­ка уз­на­ла, что Тан стар­ший.

Че­рез не­кото­рое вре­мя де­вуш­ка приз­на­лась ро­дите­лям, что лю­бит юно­шей и хо­чет стать же­ной стар­ше­го из них — Та­на. Она так го­рячо уп­ра­шива­ла ро­дите­лей не от­кла­дывать свадь­бу, что те ус­ту­пили ее прось­бам, и вско­ре свадь­ба сос­то­ялась.

Как толь­ко Тан же­нил­ся на до­чери Лыу, он ох­ла­дел к сво­ему бра­ту, с ко­торым всег­да был очень дру­жен и ко­торо­го очень лю­бил.

Ланг сра­зу же за­метил эту пе­реме­ну, и сер­дце его сжа­лось от оби­ды. Дол­го он хо­дил грус­тный, не зная, что де­лать; друж­ба с бра­том бы­ла единс­твен­ным его уте­шени­ем, а те­перь он ли­шил­ся ее. И Ланг ре­шил уй­ти из до­ма доб­ро­го учи­теля Лыу, что­бы не ме­шать счастью сво­его бра­та и не тер­зать собс­твен­но­го сер­дца. Ланг ушел, не поп­ро­щав­шись ни с кем и не ска­зав ни­кому ни сло­ва.

Дол­го бро­дил он по до­рогам, по не­ведо­мым тро­пам, ми­нуя на сво­ем пу­ти ма­лень­кие де­ревень­ки, зе­леные по­ля, жур­ча­щие ручьи с прох­ладной, как ко­косо­вый сок, во­дой. Грусть не по­кида­ла его. Од­нажды, ког­да уже ве­чере­ло, Ланг во­шел в гус­той дре­мучий лес, до­рогу прег­ра­дила ему ши­рокая лес­ная ре­ка. Он хо­тел пе­рей­ти ее, но ре­ка ока­залась глу­бокой. Ог­ля­дел­ся по сто­ронам — ни мос­та, ни па­рома, ни лод­ки. Тог­да он сел у са­мой во­ды и горь­ко зап­ла­кал. Он пла­кал дол­го, и ры­дания, ка­залось, вот-вот за­душат его. Ког­да пос­ледние лу­чи сол­нца скры­лись за вер­хушка­ми вы­соких пальм, ры­да­ющий юно­ша прев­ра­тил­ся в ка­мень.

Меж­ду тем Тан вспом­нил о сво­ем млад­шем бра­те и стал ис­кать его. Он обыс­кал весь дом, спро­сил со­седей, но Лан­га ниг­де не бы­ло, и ник­то не мог ска­зать, ку­да он ушел. Сер­дце под­ска­зало Та­ну, что с бра­том слу­чилось что-то не­лад­ное, и он от­пра­вил­ся на по­ис­ки лю­бимо­го бра­та. Всю ночь и весь день бро­дил Тан по до­рогам и по по­лям, по­ка не по­пал в гус­той дре­мучий лес. Про­дира­ясь сквозь за­рос­ли, он очу­тил­ся вдруг у ши­рокой лес­ной ре­ки, че­рез ко­торую не бы­ло пе­реки­нуто ни де­рева, ни мос­та, а поб­ли­зос­ти не ока­залось ни лод­ки, ни па­рома. Тан за­метил боль­шой чер­ный ка­мень у са­мой во­ды и, ус­та­лый, сел око­ло не­го. Мыс­ли о бра­те не по­кида­ли Та­на. Он сдер­жи­вал­ся, что­бы не раз­ры­дать­ся, но не мог. Сле­зы хлы­нули из его глаз, а сер­дце, ка­залось, вот-вот ра­зор­вется от тос­ки и бо­ли. Ког­да пос­ледние лу­чи сол­нца скры­лись за вер­хушка­ми вы­соких пальм, ры­да­ющий юно­ша прев­ра­тил­ся в де­рево.

Же­на Та­на тем вре­менем не мог­ла най­ти се­бе мес­та, так она бес­по­ко­илась о лю­бимом му­же. Про­шел день, дру­гой, и ре­шила она от­пра­вить­ся на его по­ис­ки. Дол­го бро­дила мо­лодая жен­щи­на по до­рогам и тро­пам, по­ка не приш­ла к то­му мес­ту, где зас­тыл боль­шой ка­мень и сто­яло кра­сивое де­рево аре­ковой паль­мы. Опус­ти­лась она под де­ревом и горь­ко зап­ла­кала, зак­рыв ру­ками свои прек­расные гла­за. Ког­да су­мер­ки оку­тали лес, бед­ная жен­щи­на прев­ра­тилась в ли­ану, ко­торая об­ви­ла де­рево, под ко­торым она бе­зутеш­но ры­дала.

Прош­ло вре­мя, и лю­ди уз­на­ли эту грус­тную ис­то­рию. Жи­тели этих мест пос­тро­или в па­мять о них па­году, наз­вав ее па­годой «Друж­ных брать­ев и лю­бящих, вер­ных суп­ру­гов», по­тому что и вправ­ду брать­ев свя­зыва­ла не­обык­но­вен­ная друж­ба, а суп­ру­гов — го­рячая, без­за­вет­ная лю­бовь.

Вско­ре пос­ле ги­бели мо­лодых лю­дей, при­мер­но в ав­густе ме­сяце, со­вер­шал пу­тешес­твие по стра­не ко­роль Хунг Вы­онг Чет­вёртый, и он ока­зал­ся в тех мес­тах. Про­ез­жая че­рез лес, ко­роль об­ра­тил вни­мание на чу­дес­ную паль­му, уви­тую кра­сивы­ми неж­ны­ми ли­ана­ми, рос­ши­ми око­ло кам­ня. Он при­казал соз­вать жи­телей де­рев­ни и спро­сил у них, что это за де­рево та­кой ди­ковин­ной кра­соты и как оно здесь вы­рос­ло. Тог­да жи­тели рас­ска­зали ему грус­тную ис­то­рию о друж­ных брать­ях и до­чери учи­теля Лыу. Выс­лу­шав ис­то­рию до кон­ца, ко­роль при­казал сор­вать с де­рева один орех, а от ли­ан отор­вать один лис­тик. За­тем он обер­нул орех в лис­тик и, по­ложив в рот, стал же­вать. Ко­роль ощу­тил во рту при­ят­ный аро­мат, а на его гу­бах выс­ту­пил яр­ко-крас­ный сок оре­ха.

С той по­ры ко­роль по­велел всем жи­телям стра­ны са­жать та­кие де­ревья с ли­ана­ми, а оре­хами, за­вер­ну­тыми в листья ли­ан, ода­ривать и уго­щать на праз­дни­ках и свадь­бах.

Так и по­шел с тех пор обы­чай же­вать бе­тель — вкус­ные оре­хи, за­вер­ну­тые в листья ли­ан. Юно­ши и де­вуш­ки час­то да­рят друг дру­гу оре­хи бе­теля, вы­ражая этим свои сим­па­тии. В на­роде да­же есть та­кая по­говор­ка: «Бе­тель — это на­чало вся­кой бе­седы, ко­торая час­то при­водит к нас­то­ящей люб­ви и свадь­бе».