Похлебка из храмового треножника

В глу­бокой древ­ности жил один че­ловек. Был он как-то приг­ла­шен в гос­ти к сво­ему дру­гу. Друг уго­щал его все­воз­можны­ми вкус­ны­ми блю­дами, но осо­бен­но пон­ра­вилась ему пох­лебка из кь­еу — слад­ко­го лу­ка. Вер­нувшись до­мой, он ска­зал же­не:

— Се­год­ня я был в гос­тях у на­шего поч­тенно­го со­седа, и там ме­ня уго­щали очень вкус­ным су­пом из кь­еу.

Же­на не зна­ла, что та­кое кь­еу, но не хо­тела по­казать сво­его не­вежес­тва и ска­зала:

— Что же тут осо­бен­но­го, ни­чего не мо­жет быть про­ще, чем сва­рить та­кой суп!

Прош­ло не­кото­рое вре­мя, и вот к это­му че­лове­ку при­шел в гос­ти тот его друг, ко­торый уго­щал его су­пом из кь­еу. Хо­зя­ин при­нял его с боль­шой уч­ти­востью и ска­зал же­не, что­бы она при­гото­вила дос­той­ное уго­щение, при­чем про­сил ее сва­рить так­же и суп из кь­еу. Хо­зя­ин с гос­тем ус­лажда­ли се­бя при­ят­ной бе­седой, а же­на от­пра­вилась на кух­ню. Она быс­тро при­гото­вила слад­кий рис и пи­роги, но что та­кое кь­еу, она так и не уз­на­ла, а меж­ду тем вре­мя обе­да приб­ли­жалось.

Как ни нап­ря­гала жен­щи­на свой ум, она ни­чего не мог­ла при­думать. Вдруг ее осе­нила до­гад­ка: «Дол­жно быть, суп кь­еу де­ла­ет­ся из но­силок кь­еу, на ко­торых обыч­но ус­та­нав­ли­ва­ют­ся свя­тыни в на­шем хра­ме…» Она схва­тила нож и по­бежа­ла пря­мо к хра­му, на­мере­ва­ясь от­ре­зать ку­сок от но­силок и сва­рить из не­го пох­лебку. Но, вой­дя в храм, она да­же поб­ледне­ла от ра­зоча­рова­ния, — но­силок ниг­де не бы­ло, дол­жно быть их пе­рес­та­вили в дру­гое мес­то. Тог­да она ска­зала: «Но­силок кь­еу здесь нет, но ведь хра­мовый тре­нож­ник сде­лан из то­го же де­рева. Вряд ли кто-ни­будь смо­жет раз­ли­чить их по вку­су…»

С эти­ми сло­вами она от­ло­мила боль­шой ку­сок от тре­нож­ни­ка, бе­гом воз­вра­тилась до­мой и бро­сила его в ко­тел. Ког­да во­да за­кипе­ла, жен­щи­на до­бави­ла в пох­лебку ово­щей и пря­нос­тей и при­нялась рав­но­мер­но ее по­меши­вать, тон­ко улы­ба­ясь от удо­воль­ствия.

Ког­да пох­лебка, по ее мне­нию, сов­сем сва­рилась, она по­дала ее к сто­лу, ста­ра­ясь не про­лить ни кап­ли. Но ед­ва муж и его гость прис­ту­пили к еде, как ли­ца их пе­реко­сились от от­вра­щения, они вып­лю­нули ужас­ное ва­рево, не в си­лах прог­ло­тить ни глот­ка. Ве­лико бы­ло сму­щение хо­зя­ина, сер­дце его сжа­лось от нес­терпи­мого сты­да. Он дож­дался, по­ка его друг не уда­лил­ся, и тог­да, под­го­ня­емый зло­бой, вор­вался на по­лови­ну же­ны. Он стал доп­ра­шивать ее, из че­го она стря­пала свою омер­зи­тель­ную пох­лебку, по­том схва­тил трость из бам­бу­ка и при­нял­ся ко­лотить же­ну по го­лове и по спи­не.

От бо­ли и оби­ды же­на зап­ла­кала и ста­ла кри­чать:

— На вас нель­зя уго­дить! По­чему ты рас­хва­ливал суп из но­силок, а не же­ла­ешь есть суп из тре­нож­ни­ка?!