Прекрасная Ни Кхань

Ты Дат был ро­дом из про­вин­ции Кхо­ай-Тяу и за­нимал пост на­чаль­ни­ка хю­ена Донг-Ку­ан. Со­сед­ним хю­еном уп­равлял его друг Фунг. Оба ман­да­рина час­то про­води­ли вре­мя друг у дру­га в гос­тях в дол­гих сер­дечных бе­седах, Фунг имел единс­твен­но­го сы­на, ко­торо­го зва­ли Чонг Куи, а на­чаль­ник хю­ена дочь по име­ни Ни Кхань. Чонг Куи и Ни Кхань бы­ли кра­сивы и на­деле­ны та­лан­та­ми. Ро­дите­ли ре­шили по­женить сво­их де­тей. Чонг Куи и Ни Кхань с ра­достью уз­на­ли об этом, и ско­ро сос­то­ялась их свадь­ба.

Вой­дя в семью Фун­гов, Ии Кхань изо всех сил ста­ралась уго­дить сво­им но­вым родс­твен­ни­кам, она бы­ла при­мер­ной же­ной и хо­рошей ра­бот­ни­цей в до­ме. Все в де­рев­не за­мети­ли тру­долю­бивую де­вуш­ку. Ее хва­лили за скром­ность и ста­ратель­ность.

А мо­лодой суп­руг, на­обо­рот, де­лами за­нимал­ся ма­ло и но­ровил все вре­мя от­да­вать раз­вле­чени­ям. Он очень огор­чал мо­лодую же­ну сво­им по­веде­ни­ем. Мно­го раз Ни Кхань со­вето­вала ему за­нять­ся де­лом, как по­доба­ет нас­то­яще­му муж­чи­не, но он не слу­шал ее.

Про­шел год. В про­вин­ции Нге-Ан вспых­ну­ло вос­ста­ние. Ко­роль не знал, ко­го из гу­бер­на­торов пос­лать на ус­ми­рение пов­стан­цев. Вы­бор его пал на Фун­га. Ко­ролев­ские ми­нис­тры дав­но уже нев­злю­били это­го че­лове­ка за не­зави­симый ха­рак­тер. Они и наз­ва­ли ко­ролю имя Фун­га, на­де­ясь, что это наз­на­чение бу­дет для не­го пос­ледним.

Гу­бер­на­тору Фун­гу приш­лось под­чи­нить­ся во­ле ко­роля, и он стал со­бирать­ся в путь. На про­щанье он ска­зал сво­ей не­вес­тке:

— Путь нам пред­сто­ит неб­лизкий. И я не хо­чу, что­бы ты про­вожа­ла нас. Ос­та­вай­ся до­ма и жди, ког­да вос­ста­ние бу­дет по­дав­ле­но. Ду­маю, ско­ро ты сно­ва сви­дишь­ся со сво­им му­жем.

И он лас­ко­во пос­мотрел на Ни Кхань и Чонг Куи. Мо­лодой суп­руг, ви­дя, что ему при­дет­ся рас­стать­ся с же­ной, за­коле­бал­ся. Тог­да Ни Кхань ска­зала ему:

— На­шего от­ца по­сыла­ют на ус­ми­рение вос­ста­ния, по­тому что его нев­злю­били ко­ролев­ские ми­нис­тры. Всем яс­но, что это наз­на­чение рав­но­силь­но смер­ти. Путь до Нге-Ана очень да­лекий, мно­жес­тво труд­ностей и опас­ностей ждет вас. По­это­му ты дол­жен быть ря­дом с от­цом. Ведь боль­ше не­кому его за­щитить. А обо мне не бес­по­кой­ся, я бу­ду ждать те­бя!

И Чонг Куи, хо­тя ему и не хо­телось, от­пра­вил­ся с от­цом в мя­теж­ную про­вин­цию. Ни Кхань ос­та­лась в Донг-Ку­ане. Че­рез не­кото­рое вре­мя умер­ли ее ро­дите­ли. Ни Кхань по­хоро­нила их, а за­тем у­еха­ла к сво­ей тет­ке.

В то вре­мя у те­туш­ки Лыу Тхи гос­тил пле­мян­ник офи­цер. Кра­сивая мо­лодая жен­щи­на очень пон­ра­вилась ему, и од­нажды, улу­чив удоб­ный мо­мент, офи­цер объ­явил Ни Кхань о сво­ем на­мере­нии же­нить­ся на ней.

Ни Кхань ис­пу­гали сло­ва офи­цера. Она по­бежа­ла к ня­не, что жи­ла в до­ме те­туш­ки, и поп­ро­сила у нее по­мощи.

— Я при­еха­ла сю­да на то вре­мя, по­ка мой муж сра­жа­ет­ся с мя­теж­ни­ками, — го­вори­ла она. — Ес­ли он по­гиб­нет, я не пе­режи­ву его смер­ти и ни­ког­да не смо­гу при­над­ле­жать дру­гому! Ес­ли ты лю­бишь ме­ня, ня­ня, и хо­чешь мне по­мочь, то по­ез­жай ско­рее в Нге-Ан, оты­щи Куи и ска­жи ему, что­бы он ско­рее воз­вра­щал­ся.

Ня­ня тут же соб­ра­лась и у­еха­ла. С боль­шим тру­дом доб­ра­лась она до Нге-Ана. Путь ее был не­легок, так как в де­рев­нях бы­ло нес­по­кой­но. При­быв в го­род, она ста­ла расс­пра­шивать о Чонг Куи и от од­но­го ста­рика уз­на­ла, что гу­бер­на­тор Фунг умер. Пос­ле смер­ти сво­его от­ца Чонг Куи про­мотал все иму­щес­тво и сов­сем опус­тился. Где он сей­час — ник­то ска­зать не мог.

Поб­ла­года­рив ста­рика, ня­ня от­пра­вилась на ро­зыс­ки Чонг Куи. Дол­го она бро­дила по го­роду, на­конец очу­тилась на ба­заре. Здесь ей ука­зали на Чонг Куи. Он очень уди­вил­ся, ког­да уви­дел пос­ланни­цу от сво­ей же­ны. Он приг­ла­сил ее в свое жи­лище, на­ходив­ше­еся поб­ли­зос­ти. По­меще­ние, где он жил, нель­зя бы­ло наз­вать до­мом, это бы­ла вет­хая ла­чуга, ко­торую про­дува­ло со всех сто­рон. Пос­ре­дине сто­ял стол, ус­тавлен­ный пус­ты­ми бу­тыл­ка­ми из-под ви­на. В уг­лу ле­жала охот­ничья со­бака, а ря­дом кле­вал зер­но пе­тух-бо­ец.

— Я хоть и да­леко от до­ма, но все вре­мя ду­маю о семье и о Ни Кхань, — ска­зал Чонг Куи ня­не.

Выс­лу­шав рас­сказ ста­рухи и прось­бу Ни Кхань, Чонг Куи за­торо­пил­ся и на сле­ду­ющее ут­ро был уже в пу­ти.

Еще из­да­ли уви­дела Ни Кхань сво­его му­жа и бро­силась к не­му, они креп­ко об­ня­лись. Оба бы­ли счас­тли­вы, что встре­тились пос­ле дол­гой раз­лу­ки. Но ра­дость Ни Кхань бы­ла не­дол­гой.

Чонг Куи ус­пел за это вре­мя так втя­нуть­ся в кар­тежную иг­ру, что не мог ос­та­вить это за­нятие. Ско­ро он на­шел но­вых при­яте­лей и сно­ва по­вел раз­гуль­ную жизнь. Осо­бен­но Чонг Куи сдру­жил­ся с од­ним куп­цом по име­ни До Там. Чонг Куи за­думал зах­ва­тить се­бе все бо­гатс­тво До Та­ма, а ку­пец имел тай­ную мысль отоб­рать у Чон­га Куи его кра­сави­цу же­ну. Так они про­сижи­вали за кар­та­ми це­лые дни, не зная о тай­ных за­мыс­лах друг дру­га.

Ни Кхань мно­го раз про­сила му­жа бро­сить иг­ру.

— Этот ку­пец на­бил ру­ку на об­ма­нах, — го­вори­ла она. — По­ос­те­регись его. Ес­ли ты бу­дешь вы­иг­ры­вать вна­чале, то по­том все рав­но ос­та­нешь­ся ни с чем.

Чонг Куи толь­ко от­ма­хивал­ся:

— Не ме­шай и не лезь не в свои де­ла. Я сам знаю!

Од­нажды у До Та­ма соб­ра­лась боль­шая ком­па­ния, дол­жны бы­ли круп­но иг­рать. До Там вы­нул ты­сячу мо­нет и по­ложил ря­дом с ко­лодой карт. Уви­дя день­ги, Чонг Куи поп­ро­сил взай­мы. Но До Там сог­ла­сил­ся одол­жить день­ги толь­ко при том ус­ло­вии, что ес­ли он про­иг­ра­ет, то от­даст свою Ни Кхань ему в же­ны.

Чонг Куи был уве­рен в сво­ем ус­пе­хе и сра­зу же сог­ла­сил­ся.

Вы­пив це­лую круж­ку ви­на, он сел иг­рать. Но ему сра­зу же не по­вез­ло. Он про­иг­рал три ко­на кря­ду. Де­лать бы­ло не­чего, и Чонг Куи пос­лал за же­ной. Ког­да Ни Кхань приш­ла, муж ска­зал ей:

— Из-за сво­ей глу­пос­ти я дос­тавляю те­бе го­ре. Я про­иг­рал те­бя, и ты дол­жна вый­ти за­муж за это­го че­лове­ка… Но не от­ча­ивай­ся! Ско­ро я раз­до­буду де­нег и вы­куп­лю те­бя.

Ни Кхань по­нима­ла, что де­лать не­чего — та­ков страш­ный за­кон кар­тежни­ков. Она по­вер­ну­лась к До Та­му и ве­село про­гово­рила:

— Что ж, бро­сить бед­ную семью и вой­ти в бо­гатую— это нас­то­ящее счастье. Ес­ли я нрав­люсь вам, то я охот­но вый­ду за вас за­муж… Толь­ко раз­ре­шите мне прос­тить­ся с мо­ими деть­ми, я их ос­тавлю мо­ему быв­ше­му му­жу.

До Там за­хохо­тал:

— Ко­неч­но, ми­лая, иди поп­ро­щай­ся!

Ни Кхань приш­ла до­мой, об­ня­ла двух сы­новей сво­их и, ры­дая, ска­зала им:

— Ваш отец раз­лю­бил ме­ня. Я боль­ше не мо­гу с ним жить. Вы же ос­та­нетесь с ним. Но знай­те, что я не уй­ду и к дру­гому.

С эти­ми сло­вами она вы­бежа­ла из до­ма и вон­зи­ла се­бе в сер­дце нож.

Дол­го ждал До Там воз­вра­щения Ни Кхань, но так и не дож­дался. Слу­га, пос­ланный за ней, вер­нулся и ска­зал, что Ни Кхань по­кон­чи­ла с со­бой.

Ус­лы­шав страш­ную весть, Чонг Куи в от­ча­янии бро­сил­ся до­мой и дол­го пла­кал над те­лом прек­расной Ни Кхань, про­ся у нее про­щения. Ни Кхань бы­ла без­мол­вна.

С тех пор Чонг Куи бро­сил кар­ты и ни­ког­да боль­ше не брал в рот ви­на. Ему при­ходи­лось те­перь вес­ти все хо­зяй­ство, кор­мить и оде­вать сво­их двух сы­новей. По­это­му жи­лось ему очень труд­но, а де­ти тер­пе­ли ли­шения.

Од­нажды он вспом­нил, что со­сед­ним хю­еном Куи-Хоа уп­равля­ет его ста­рый друг. И он ре­шил про­сить у не­го по­мощи. Вмес­те с сы­новь­ями от­пра­вил­ся он в путь. На по­лови­не до­роги он при­сел от­дохнуть в те­ни боль­шо­го ба­нано­вого де­рева и зад­ре­мал. Вдруг до его слу­ха до­нес­ся сла­бый жен­ский го­лос. Он встре­пенул­ся.

— Мой Чонг Куи, — ус­лы­шал он. — Ес­ли ты еще пом­нишь на­шу лю­бовь, ес­ли ты еще пом­нишь ме­ня, то при­ходи в па­году Чы­онг Вы­онг…

Чонг Куи не ве­рил сво­им ушам: не­уже­ли он слы­шал го­лос нес­час­тной Ни Кхань. Ее ми­лый го­лос! Он взгля­нул на не­бо, но уви­дел толь­ко об­лачко, ле­тев­шее на се­вер. Взгля­нул по сто­ронам, но уви­дел лишь зе­леные кус­ты да убе­га­ющие вдаль по­ля… Дол­го си­дел Чонг Куи, пог­ру­жен­ный в свои не­весё­лые ду­мы. За­тем встал и по­шел в па­году.

Уже нас­ту­пил ве­чер, ког­да Чонг Куи по­дошел к ее не­высо­кой ог­ра­де. Кру­гом сто­яла ка­кая-то осо­бая ти­шина, Чонг Куи ста­ло еще грус­тнее. Нах­лы­нув­шая тос­ка ох­ва­тила все его су­щес­тво, и он хо­тел уже по­вер­нуть на­зад. Но час был поз­дний, и Чонг Куи ре­шил ос­тать­ся. Он во­шел в па­году. В пол­ночь он вдруг ус­лы­шал чьи-то ти­хие всхли­пыва­ния, а за­тем раз­ли­чил фи­гуру и сра­зу же уз­нал Ни Кхань.

— Мы дав­но уже не встре­чались с то­бой, Чонг Куи, — ти­хо ска­зала она. Се­год­ня я слу­чай­но уви­дела те­бя и поп­ро­сила прий­ти ко мне.

— Но что мы бу­дем де­лать? — пе­ребил ее Чонг Куи.

— Мы не мо­жем быть вмес­те, — от­ве­тила Ни Кхань. — Но знай, что я по-преж­не­му люб­лю те­бя. И ес­ли ты дей­стви­тель­но лю­бишь ме­ня, то от­дай свою лю­бовь на­шим де­тям. Сде­лай все, что­бы они ста­ли нас­то­ящи­ми людь­ми… Я пред­ви­жу, что ско­ро у нас бу­дет но­вый ко­роль. Пусть на­ши де­ти слу­жат ему ве­рой и прав­дой…

Их раз­го­вор прер­вал крик пе­туха. И Чонг Куи с Ни Кхань рас­ста­лись.

С тех пор Чонг Куи всю жизнь пос­вя­тил вос­пи­танию де­тей. Вско­ре Ле Тхай То под­нял в Лам-Шо­не вос­ста­ние и объ­еди­нил всю стра­ну. Сы­новья Ни Кхань и Чонг Куи при­со­еди­нились к пов­стан­цам и про­яви­ли се­бя та­лан­тли­выми во­ена­чаль­ни­ками. Их счи­тали луч­ши­ми ге­нера­лами Ле Тхай То.