Состязание в небылицах

Од­нажды чет­ве­ро поч­тенных стар­цев ус­тро­или ве­селый пир. Ви­но раз­ве­сели­ло их кровь, и они ста­ли рас­ска­зывать раз­ные чу­дес­ные ис­то­рии, ста­ра­ясь прев­зой­ти один дру­гого.

Пер­вый ста­рец го­ворил:

— Шел я как-то по бе­регу ре­ки Бо-Де и уви­дел ди­ковин­но­го буй­во­ла, ог­ромно­го, как го­ра. Он вы­тянул шею и объ­едал по­беги ри­са на про­тиво­полож­ном бе­регу. При­чем за то вре­мя, что я смот­рел на не­го, он съ­ел весь рис с по­ля в три мау.

Вто­рой ста­рец, пре­неб­ре­житель­но улы­ба­ясь, ска­зал:

— Ну, я еще не ви­жу здесь ни­чего чу­дес­но­го! Вот я ви­дел од­нажды ли­ану, ко­торая бы­ла длин­нее гор Чы­онг- Шон, про­тянув­шихся вдоль всей стра­ны.

Тог­да пер­вый ста­рец, же­лая ули­чить его во лжи, спро­сил:

— Но ес­ли та­кова дли­на ли­аны, то тол­щи­на ее, дол­жно быть, бы­ла не мень­ше на­шего хра­ма?

— Да, это так, — спо­кой­но от­ве­чал вто­рой ста­рец, — ес­ли бы она не бы­ла тол­щи­ной с наш храм, то она бы­ла бы не­дос­та­точ­но креп­кой и из нее нель­зя бы­ло бы сде­лать при­вязь. Как бы тог­да, спра­шива­ет­ся, мож­но бы­ло удер­жать то­го буй­во­ла, ко­торо­го ты встре­тил? Ведь в его ноз­дри бы­ло, на­вер­ное, про­дето спе­ци­аль­ное коль­цо?

— Ко­неч­но, — ска­зал пер­вый, — я прос­то за­был упо­мянуть об этом коль­це, но…

Здесь их вы­соко­мер­но пе­ребил тре­тий ста­рец:

— Хо­тел бы я знать, что вы во всем этом наш­ли чу­дес­но­го? Вот я сво­ими гла­зами ви­дел де­рево, вер­хушка ко­торо­го упи­ралась в не­бо, а на вет­вях про­гули­вались ду­хи. Ствол это­го де­рева был та­кой тол­щи­ны, Что обой­ти вок­руг не­го мож­но бы­ло толь­ко за пол­ме­сяца…

Оба ста­рика вос­клик­ну­ли:

— Че­пуха! Су­щая че­пуха!..

Тог­да тре­тий ста­рец рас­сердил­ся:

— Ес­ли я го­ворю вздор, то из че­го же, ска­жите, мо­жет быть вы­тесан столб, к ко­торо­му ва­шей ис­по­лин­ской ли­аной при­вяжут ги­гант­ско­го буй­во­ла?

Все три ста­рика до то­го рас­па­лились, что го­товы бы­ли на­чать дра­ку, но вот встал чет­вертый ста­рец, не рас­кры­вав­ший еще рта, и про­из­нес ле­ниво:

— Не пой­му, из-за че­го вы спо­рите… До­пус­тим, что все это прав­да, но ведь здесь нет еще ни­чего не­обык­но­вен­но­го. Один я по­ис­ти­не был сви­дете­лем чу­да, ибо я ви­дел ба­рабан та­ких раз­ме­ров, что звук его, по­доб­но не­бес­но­му гро­му, сот­ря­сал все кру­гом.

Трое стар­цев зак­ри­чали, пе­реби­вая друг дру­га:

— Это ложь, по­тому что для из­го­тов­ле­ния по­доб­но­го ба­раба­на нет под­хо­дящих ма­тери­алов!!

— Не­уже­ли же вы не до­гады­ва­етесь, из че­го был сде­лан этот ба­рабан, — с дос­то­инс­твом от­ве­чал чет­вертый ста­рик. — Он был об­тя­нут ко­жей ги­гант­ско­го буй­во­ла, что сто­ял на бе­регу ре­ки Бо-Де, кор­пус его из­го­тов­лен из ство­ла ог­ромно­го де­рева, упи­рав­ше­гося вер­хушкой в не­бо, а ис­по­лин­ская ли­ана, рав­ная по дли­не го­рам Чы­онг-Шон, пош­ла на об­руч…

Три ста­рика сов­сем рас­сви­репе­ли и, же­лая во что бы то ни ста­ло ули­чить со­бесед­ни­ка, кри­чали с из­девкой:

— Ес­ли да­же до­пус­тить, что все это прав­да, то ска­жи, на чем же ви­сит твой ба­рабан и как в не­го бь­ют?

Ста­рец, со­чинив­ший ис­то­рию о ба­раба­не, нес­коль­ко за­мял­ся, не на­ходя от­ве­та, как вдруг слу­чай­но ока­зав­ший­ся ря­дом маль­чик-слу­га, ко­торый по­давал ви­но, от­ве­тил за не­го:

— О поч­тенней­шие, мне из­вес­тно это, и, ес­ли вы раз­ре­шите, я вам все рас­ска­жу.

Все че­тыре ста­рика обер­ну­лись и пос­мотре­ли на ма­лень­ко­го слу­гу.

— Хо­рошо, мы раз­ре­ша­ем те­бе го­ворить…

Маль­чиш­ка по­чесал за ухом.

— О поч­тенней­шие, — на­чал он, — этот ба­рабан под­ве­шен к мос­ту, по ко­торо­му од­нажды про­ходи­ли я и мой отец. Ка­кова вы­сота это­го мос­та, вы мо­жете су­дить по то­му, что ког­да мы с от­цом ос­та­нови­лись по­сере­дине мос­та и пос­мотре­ли вниз, то ги­гант­ский буй­вол, сто­яв­ший на бе­регу ре­ки Бо-Де, по­казал­ся нам не боль­ше вши, ис­по­лин­ская ли­ана не тол­ще во­лоса, а гро­мад­ное де­рево, упи­рав­ше­еся вер­ши­ной в не­бо, выг­ля­дело как обык­но­вен­ный гриб. Мой отец — о го­ре! — так дол­го смот­рел вниз, что у не­го зак­ру­жилась го­лова, и он упал с мос­та в без­дну. До­ма я дол­го оп­ла­кивал от­ца. По­том со­вер­шил пог­ре­баль­ные об­ря­ды и в те­чение трех лет но­сил по не­му тра­ур. Ког­да же по ис­те­чении это­го сро­ка я сно­ва про­ходил по мос­ту и пос­мотрел вниз, то уви­дел, что мой отец все еще не до­летел до зем­ли и те­ло его ку­выр­ка­лось в воз­ду­хе да­леко по­до мною…