Тхать Сань

Дав­ным-дав­но в од­ной заб­ро­шен­ной глу­хой де­ревуш­ке жи­ли бед­ные суп­ру­ги Тхать Нгхиа. Гла­ва семьи был дро­восе­ком: зи­мой и ле­том сту­чал он то­пором по креп­ким ство­лам де­ревь­ев, ва­лил их на­земь, раз­де­лывал на рав­ной ве­личи­ны брев­на, рас­ка­лывал на рав­ной ве­личи­ны по­лена, вя­зал в рав­ной ве­личи­ны вя­зан­ки и от­но­сил на ба­зар или в до­ма знат­ных гос­под, в оча­гах ко­торых ни на ми­нуту не дол­жно бы­ло за­тухать пла­мя. Дро­восек был че­лове­ком тру­долю­бивым и чес­тным, он ни­ког­да не брал с лю­дей пла­ту боль­ше, чем та, ко­торую по­лага­лось брать за дро­ва, на­руб­ленные в со­сед­нем ле­су. За­раба­тывая су­щие гро­ши, доб­рый дро­восек пос­то­ян­но по­могал тем, кто был бед­нее его. А бед­ня­ков в де­рев­не бы­ло не­мало. Же­на дро­восе­ка ни­ког­да не уп­ре­кала му­жа за это, час­то она са­ма от­да­вала пос­леднюю горсть ри­са боль­ной со­сед­ке, пос­леднюю ле­пеш­ку ни­щему стран­ни­ку. Та­ки жи­ли ста­рик со ста­рухой в сво­ей хи­жине на краю де­рев­ни, тру­дясь и по­могая лю­дям. Все в де­рев­не по­чита­ли суп­ру­гов за доб­рое, от­зывчи­вое сер­дце. И бы­ли бы бед­ные суп­ру­ги сов­сем счас­тли­вы, ес­ли бы их ти­хую жизнь не ом­ра­чало оди­ночес­тво. Шесть­де­сят лет дро­восек и его же­на жда­ли ре­бен­ка, но год сме­нял­ся го­дом, а де­тей у них все не бы­ло. Ста­рики жа­лова­лись на судь­бу, они бо­ялись по­думать, что пос­ле смер­ти не­кому бу­дет по­забо­тить­ся об их мо­гилах и об их ду­шах.

Но вот на­конец бог прос­лы­шал о за­боте бед­ных Тхать Нгхиа и в наг­ра­ду за их чес­тность и ве­лико­душие ре­шил пос­лать им сы­на. И вот, ког­да ста­рик со­шел уже в мо­гилу, же­на дро­восе­ка по­чувс­тво­вала бре­мя. Прош­ло три го­да и де­вять ме­сяцев, и на свет по­явил­ся маль­чик. Мать бы­ла нес­ка­зан­но об­ра­дова­на, она не от­хо­дила от сво­его сы­на ни на шаг, на­певая ему лас­ко­вые пес­ни.

Тхать Сань — так наз­ва­ла же­на дро­восе­ка сво­его сы­на — уро­дил­ся на ред­кость кра­сивым и силь­ным маль­чи­ком, с боль­ши­ми, смыш­ле­ными гла­зами. Он рос не по дням, а по ча­сам, неж­но лю­бил свою ста­руш­ку мать. Час­то маль­чик расс­пра­шивал мать об от­це, и тог­да она рас­ска­зыва­ла ему ис­то­рию их дол­гой жиз­ни.

Ког­да Тхать Са­ню ис­полни­лось семь лет, мать умер­ла. Он дол­го бе­зутеш­но пла­кал. Приш­ли со­седи и по­мог­ли ему по­хоро­нить доб­рую жен­щи­ну.

Тхать Сань ос­тался сов­сем один. Вспом­нил он рас­ска­зы ма­тери, как раз­до­бывал про­пита­ние его отец, взял то­пор и от­пра­вил­ся в лес ру­бить дро­ва. Ночью он про­падал в джун­глях, а днем спал под тенью лю­бимо­го бань­яна, ко­торый рос ря­дом с его хи­жиной. Жи­лось Тхать Са­ню не лег­ко, но он не огор­чался, был всег­да ве­сел и бодр.

Од­нажды Тхать Сань повс­тре­чал в джун­глях доб­ро­го вол­шебни­ка. Тот си­дел на ог­ромном глад­ком пне и что-то бор­мо­тал се­бе под нос. Тхать Сань приб­ли­зил­ся и, скло­нив­шись в пок­ло­не, при­ветс­тво­вал нез­на­ком­ца. Вол­шебник пос­мотрел на юно­шу и, как бы меж­ду про­чим, ска­зал:

— О юно­ша! Я уже стар, и ско­ро си­лы нав­сегда по­кинут ме­ня. Я дав­но наб­лю­даю за то­бой, и ты мне нра­вишь­ся. За свою сто­лет­нюю жизнь я при­думал мно­жес­тво спо­собов бо­роть­ся со злы­ми ду­хами и те­перь хо­чу пе­редать их те­бе. Хо­чешь ли ты, доб­рый юно­ша, на­учить­ся мо­ему вол­шебс­тву и стать не­побе­димым? От­ве­чай мне!

Тхать Сань не за­думы­ва­ясь сог­ла­сил­ся. С той по­ры он каж­дый день при­ходил к ог­ромно­му глад­ко­му пню и вни­матель­но выс­лу­шивал нас­тавле­ния доб­ро­го вол­шебни­ка. Уче­ние про­тека­ло ус­пешно, и вско­ре Тхать Сань ов­ла­дел мно­гими вол­шебны­ми при­ема­ми. Од­на­ко кон­ца за­няти­ям еще не бы­ло вид­но.

Меж­ду тем один че­ловек, лов­кий тор­го­вец вод­кой, по име­ни Ли Тхонг уже нес­коль­ко раз про­ходил ми­мо хи­жины Тхать Са­ня, заг­ля­дывая в нее. По все­му бы­ло вид­но, что ему за­чем-то по­надо­бил­ся скром­ный и тру­долю­бивый юно­ша. И вот од­нажды, ког­да, вер­нувшись из джун­глей, Тхать Сань улег­ся под сво­им бань­яном, по­явил­ся Ли Тхонг и вкрад­чи­вым го­лосом про­из­нес:

— Эй, Тхать Сань! Что те­бе за охо­та ва­лять­ся под этим ду­рац­ким брев­ном! Та­кой здо­ровый ма­лый про­лежи­ва­ет бо­ка! Ну-ка, пе­реби­рай­ся луч­ше ко мне в дом. У ме­ня прос­торно и хо­рошо, бу­дешь мне за бра­та. Как, идет?

Тхать Сань уже зад­ре­мал. Раз­бу­жен­ный Ли Тхон­гом юно­ша под­нял вскло­кочен­ную го­лову и ото­ропе­ло гля­дел на тор­говца, не по­нимая, что тот от не­го хо­чет.

А Ли Тхонг про­дол­жал:

— Да оч­нись ты, брат Тхать Сань! Пой­ми, жи­ву я со ста­рухой ма­терью, оди­ноко и скуч­но. Вот мы и ре­шили приг­ла­сить те­бя к нам — все ве­селее бу­дет!

Тут толь­ко Тхать Сань ура­зумел, о чем тол­ку­ет ему этот жир­ный и на вид доб­ро­душ­ный Ли Тхонг. Он вско­чил на но­ги, и ра­дос­тная улыб­ка оза­рила его ли­цо.

Он ни­чего не от­ве­тил, толь­ко за­кивал в знак сог­ла­сия го­ловой. А про­давец вод­ки пох­ло­пал его по пле­чу:

— Ну, вот и хо­рошо. К ве­черу ждем те­бя у нас. До сви­дания!

Так Тхать Сань сде­лал­ся «млад­шим бра­том» тор­говца ви­ном Ли Тхон­га. До­вер­чи­вый юно­ша и не по­доз­ре­вал, что за доб­ро­душ­ной внеш­ностью тол­стя­ка скры­ва­ет­ся ал­чный и злой че­ловек. Тхать Са­ню и в го­лову не при­ходи­ло, что Ли Тхонг за­думал ис­поль­зо­вать в сво­их ко­рыс­тных це­лях его си­лу, тру­долю­бие и со­об­ра­зитель­ность. Пе­рета­щив свои жал­кие по­жит­ки в дом Ли Тхон­га, Тхать Сань с усер­ди­ем при­нял­ся по­могать ему и его ма­тери по хо­зяй­ству, ста­ра­ясь хоть как-ни­будь от­бла­года­рить их за ве­лико­душие. Об­ра­щал­ся к Ли Тхон­гу он не ина­че, как при­бав­ляя поч­ти­тель­ные сло­ва «стар­ший брат», и ста­рал­ся во всем уго­дить его ма­тери.

Так шли дни за дня­ми, и вско­ре Ли Тхонг с ра­достью за­метил, что его бо­гатс­тво зна­читель­но вы­рос­ло: бес­плат­ный ра­бот­ник — «млад­ший бра­тец» Тхать Сань — не зря гнул спи­ну с ут­ра до ве­чера! Ли Тхонг до­воль­но по­тирал свои пух­лые ру­ки, и его зап­лывшие глаз­ки лас­ко­во пос­матри­вали на мо­гучую спи­ну Тхать Са­ня. «Ско­ро, ско­ро я бу­ду са­мым бо­гатым че­лове­ком в ок­ру­ге», — ду­мал он, без кон­ца пов­то­ряя про се­бя эту фра­зу.

Но де­ло при­няло дру­гой обо­рот.

Уже мно­го де­сят­ков лет (сколь­ко точ­но, ник­то ска­зать не мог) вбли­зи де­рев­ни, где жи­ли Тхать Сань и Ли Тхонг, в дре­мучих за­рос­лях джун­глей оби­тало ог­ромное и страш­ное чу­дови­ще — Удав. Этот Удав ни­ког­да не по­яв­лялся при све­те сол­нца, он ле­жал, свер­нувшись гро­мад­ны­ми коль­ца­ми, под­ле ста­рого де­рева, ра­зинув пасть, из ко­торой ис­хо­дило ужас­ное зло­воние. Еже­год­но каж­дая де­рев­ня в ок­ру­ге обя­зана бы­ла при­сылать Уда­ву од­но­го че­лове­ка на съ­еде­ние. Этот обы­чай ус­та­новил­ся очень дав­но, и ник­то еще не ос­ме­лил­ся его на­рушить. По де­рев­ням ус­та­нови­ли оче­редь, и тот, ко­му вы­пада­ло быть съ­еден­ным, по­кор­но шел в джун­гли и скло­нял­ся пе­ред Уда­вом.

На этот раз оче­редь ид­ти к Уда­ву вы­пала Ли Тхон­гу. Для ма­тери Ли Тхон­га это бы­ло страш­ным го­рем. Ка­ково ей бы­ло от­пускать на смерть сво­его единс­твен­но­го сы­на. Мать об­ня­ла сы­на и дол­го не от­пуска­ла его от се­бя, об­ли­ва­ясь сле­зами. Вдруг Ли Тхон­га осе­нила мысль. Он ска­зал ма­тери:

— Не тер­зай­те свое сер­дце, ма­ма. Я при­думал, как мне мож­но из­бе­жать смер­ти. Пош­лем к Уда­ву Тхать Са­ня.

Об­ра­дован­ная мать за­кива­ла го­ловой и сра­зу же при­нялась го­товить вкус­ный обед.

Ког­да Тхать Сань вер­нулся из ле­са, они приг­ла­сили его к сто­лу и Ли Тхонг ска­зал:

— До­рогой Тхать Сань! Ты, ко­неч­но, зна­ешь про су­щес­тво­вание свя­щен­ной па­годы, ко­торую по оче­реди сто­рожат лю­ди на­шей ок­ру­ги. Се­год­ня моя оче­редь ид­ти ту­да. Но мне не­об­хо­димо про­дать еще пос­леднюю пар­тию ви­на. Не схо­дишь ли ты в па­году вмес­то ме­ня?

Толь­ко он это ска­зал, как в дверь про­суну­лась го­лова по­сыль­но­го от ста­рос­ты, ко­торый на­пом­нил, что Ли Тхонг дол­жен по­торо­пить­ся с вы­пол­не­ни­ем сво­его дол­га. Так как Тхать Сань не знал, что Удав оби­тал око­ло свя­щен­ной па­годы, он сог­ла­сил­ся и, быс­тро за­кон­чив обед, от­пра­вил­ся в джун­гли.

Вой­дя в за­рос­ли, он ра­зыс­кал па­году и при­сел от­дохнуть. В тот же миг ог­ромное чу­дови­ще уг­ро­жа­юще за­шипе­ло и ус­тре­милось к юно­ше. Тхать Сань от­ско­чил в сто­рону и вых­ва­тил из-за по­яса ос­трый то­пор, с ко­торым ни­ког­да не рас­ста­вал­ся. За­метив это, Удав на ми­нуту за­мер. Он при­вык, что­бы его жер­твы с по­кор­ностью скло­нялись пе­ред ним, и был очень удив­лен по­веде­ни­ем юно­ши. Од­на­ко в сле­ду­ющий мо­мент Удав ярос­тно уда­рил хвос­том, так, что зем­ля за­гуде­ла под но­гами Тхать Са­ня, и бро­сил­ся на юно­шу. За­вязал­ся го­рячий бой. Тхать Сань ру­бил Уда­ва то­пором, на­нося ему глу­бокие ра­ны. На­конец, из­ловчив­шись, от­ру­бил ему го­лову и во­шел в свя­щен­ную па­году. Здесь он уви­дел зо­лотой лук с зо­лоты­ми стре­лами. До­мой Тхать Сань воз­вра­щал­ся с го­ловой уда­ва, зо­лотым лу­ком и стре­лами.

Сто­яла поз­дняя ночь, ког­да Тхать Сань пос­ту­чал­ся в дом Ли Тхон­га. Мать и сын пе­репу­гались, ус­лы­шав его го­лос, они по­дума­ли, что к ним явил­ся приз­рак Тхать Са­ня отом­стить за об­ман. Ли Тхонг и его мать бро­сились на ко­лени и ста­ли мо­лить о по­щаде, а Тхать Са­ню на­до­ело сту­чать в дверь, он заг­ля­нул в ок­но. Уви­дев «стар­ше­го бра­та» и его мать на ко­ленях, он прис­лу­шал­ся к их мо­лит­ве, а по­том крик­нул:

— Эй, поч­тенные! Не бой­тесь, я не приз­рак, я жи­вой Тхать Сань. Я убил Уда­ва, вот его го­лова. Ес­ли вы не ве­рите, от­крой­те дверь и убе­дитесь, что я не лгу!

Че­рез не­кото­рое вре­мя дверь, на­конец, ти­хонь­ко от­во­рилась, и на по­роге по­каза­лись дро­жащие от стра­ха Ли Тхонг и его ста­руха мать. Они взгля­нули на го­лову Уда­ва, за­тем на спо­кой­но улы­ба­юще­гося Тхать Са­ня и тут толь­ко по­вери­ли, что пе­ред ни­ми не приз­рак, а жи­вой Тхать Сань. Они за­су­ети­лись вок­руг Тхать Са­ня, вос­хи­ща­ясь его сме­лостью. Од­на­ко тут же у Ли Тхон­га ро­дилась но­вая ко­вар­ная мысль. Он сде­лал вид, что на­пуган пос­тупком Тхать Са­ня, и ска­зал:

— Ты пос­ту­пил не­ос­мотри­тель­но, хо­тя и про­явил боль­шое му­жес­тво. Ведь Удав при­над­ле­жит ко­ролю. Его спе­ци­аль­но дер­жа­ли в этой па­годе. Мне так жаль те­бя, но ко­ролев­ско­го на­каза­ния те­бе не из­бе­жать!

Тхать Сань ис­пу­гал­ся и на­чал про­сить Ли Тхон­га спас­ти его.

— Что ж, хо­рошо! — от­ве­тил «стар­ший брат». — Ра­ди те­бя я возь­му на се­бя ви­ну. Но ты дол­жен уй­ти из де­рев­ни и спря­тать­ся от ко­ролев­ских слуг.

Тхать Сань пок­ло­нил­ся и пос­пешно вы­шел. А Ли Тхонг по­ложил го­лову Уда­ва в ме­шок и по­ехал во дво­рец. Он до­бил­ся, что­бы его про­пус­ти­ли пря­мо к ко­ролю.

— Вот Удав, ко­торо­го я убил! — ска­зал он ко­ролю, про­тяги­вая ме­шок. — Страш­ный зверь на­носил боль­шой вред ва­шему ко­ролевс­тву и всем жи­телям. Те­перь он мертв. Вот его го­лова!

Ко­роль пох­ва­лил Ли Тхон­га за сме­лость и наг­ра­дил ти­тулом кня­зя.

С тех пор быв­ший тор­го­вец ви­ном по­селил­ся в боль­шом но­вом двор­це и стал знат­ным и бо­гатым че­лове­ком. А Тхать Сань сно­ва взял­ся за то­пор и по­шел в лес ру­бить дро­ва, он опять по­селил­ся в сво­ей хи­жине под ста­рым бань­яном.

У ко­роля бы­ла дочь по име­ни Ку­инь Нга, не­обык­но­вен­ная, вос­хи­титель­ная кра­сави­ца. Пред ней мер­кла да­же кра­сота ве­сен­ней ро­зы. Ко­роль и ко­роле­ва меч­та­ли вы­дать дочь за­муж за че­лове­ка вы­да­ющих­ся та­лан­тов: же­них дол­жен быть и уме­лым во­ена­чаль­ни­ком, и ис­кусным по­этом, и ода­рен­ным му­зыкан­том.

По­ка ис­ка­ли та­кого юно­шу, ко­роль при­казал пос­тро­ить рос­кошный дво­рец, ко­торо­му да­ли наз­ва­ние «Дво­рец прин­цессы, вы­бира­ющей му­жа».

Весть о том, что прин­цессе ищут же­ниха и что стро­ит­ся ве­лико­леп­ный дво­рец, мо­мен­таль­но раз­ле­телась по все­му све­ту. Ког­да дво­рец был пос­тро­ен, прин­цы во­сем­надца­ти стран при­были ко дво­ру ко­роля стра­ны Юга. Каж­дый из них го­тов был пос­по­рить с дру­гими в сво­их поз­на­ни­ях, та­лан­тах и доб­ро­дете­ли и за­во­евать сер­дце прек­расной Ку­инь Нга.

В день сос­тя­зания же­нихов пре­лес­тная Ку­инь Нга, ко­роль и ко­роле­ва в соп­ро­вож­де­нии пыш­ной сви­ты нап­ра­вились в но­вый дво­рец. Сос­тя­зание на­чалось. В ог­ромный зал один за дру­гим вхо­дили прин­цы во­сем­надца­ти стран и де­монс­три­рова­ли свои доб­лести и поз­на­ния. Сре­ди них бы­ли рос­лые, мо­гучие кра­сав­цы, прек­расно вла­де­ющие ору­жи­ем, об­ла­да­ющие та­лан­та­ми со­чинять сти­хи и им­про­визи­ровать на му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тах. Но ни один из юно­шей не зат­ро­нул сер­дца оча­рова­тель­ной прин­цессы. Она си­дела, грус­тно скло­нив го­лову, рав­но­душ­но взи­рая на ве­рени­цу мо­лодых лю­дей. Не­выно­симая ску­ка одо­лева­ла ее, и она ти­хо поп­ро­сила от­ца-ко­роля объ­явить прин­цам, что­бы они воз­вра­щались в свои го­сударс­тва.

Ос­тавшись од­на, Ку­инь Нга еще силь­нее заг­русти­ла. Она спра­шива­ла се­бя: «Но где же тот, ко­го я смо­гу по­любить? Не­уже­ли на всем бе­лом све­те нет та­кого че­лове­ка?» — и горь­ко пла­кала, не на­ходя от­ве­та.

Од­нажды прек­расная Ку­инь Нга, что­бы раз­ве­ять неп­ро­ходя­щую тос­ку, выш­ла в бла­го­уха­ющий ко­ролев­ский сад и ти­хонь­ко поб­ре­ла по его ал­ле­ям. Сто­яла прох­ладная ти­хая ночь. Вдруг на­летел силь­ный по­рыв вет­ра, и прин­цесса уви­дела над сво­ей го­ловой ог­ромную чер­ную тень. И в тот же миг чу­довищ­ный трех­гла­вый орел цеп­ко об­хва­тил ее стан сво­ими лох­ма­тыми ла­пами и взмыл вверх. Это про­изош­ло так стре­митель­но, что Ку­инь Нга не ус­пе­ла да­же вскрик­нуть. Орел под­нялся вы­соко в не­бо и по­летел к сво­ей гор­ной пе­щере.

В это вре­мя Тхать Сань ле­жал под ста­рым бань­яном, но сон не при­ходил к не­му. Вы­тянув­шись на спи­не и ус­тре­мив взор к да­леким звез­дам, он раз­мышлял о сво­ей оди­нокой жиз­ни.

Вдруг его зор­кие гла­за раз­ли­чили вы­соко в не­бе ог­ромную пти­цу, а в ког­тях у нее без­жизнен­но по­вис­шее те­ло жен­щи­ны в бе­лом, с раз­ве­ва­ющей­ся по вет­ру длин­ной ко­сой. Тхать Сань вско­чил на но­ги и на­тянул те­тиву зо­лото­го лу­ка. Тща­тель­но при­целив­шись, юно­ша пус­тил стре­лу. В сле­ду­ющий миг он за­метил, что стре­ла уго­дила пря­мо в го­лову ор­ла, но тот про­дол­жал ле­теть и не вы­пус­кал сво­ей жер­твы из лох­ма­тых лап. Тхать Сань с от­ча­яни­ем смот­рел на уда­ляв­шу­юся к югу пти­цу, не имея воз­можнос­ти по­мочь нес­час­тной плен­ни­це,

Ко­роль и ко­роле­ва приш­ли в не­опи­су­емое го­ре, ког­да об­на­ружи­ли, что ис­чезла их лю­бимая дочь. Ко­роль от­дал сво­ей ар­мии при­каз не­мед­ленно на­чать по­ис­ки прин­цессы. Од­новре­мен­но был ог­ла­шен ко­ролев­ский указ, в ко­тором го­вори­лось, что тот, кто пер­вым оты­щет прек­расную Ку­инь Нга, бу­дет удос­то­ен ве­ликих по­чес­тей. Этот че­ловек ста­нет му­жем прин­цессы и нас­ледни­ком ко­ролев­ско­го тро­на.

Са­нов­ни­ки пред­ло­жили ко­ролю пос­та­вить во гла­ве ар­мии Ли Тхон­га, прос­ла­вив­ше­гося от­ва­гой в еди­ноборс­тве с Уда­вом. Ко­роль сог­ла­сил­ся наз­на­чить его. Ли Тхонг был поль­щен ко­ролев­ским вни­мани­ем, но в ду­ше очень пе­репу­гал­ся. Не об­ла­дая сме­лостью, Ли Тхонг был дос­та­точ­но хи­тер и из­во­рот­лив, по­это­му, преж­де чем дви­нуть­ся в путь, он ус­тро­ил боль­шой праз­дник, на ко­торый соб­ра­лось мно­го прос­то­го на­рода, сво­им слу­гам он при­казал ра­зуз­нать у гос­тей, не ви­дел ли кто прин­цессу, не зна­ет ли, где она на­ходит­ся. Ли Тхонг не жа­лел уго­щений и ви­на.

Ког­да праз­днество бы­ло в раз­га­ре, вдруг явил­ся Тхать Сань. Ли Тхонг по­дошел к «млад­ше­му брат­цу» и ра­душ­но за­гово­рил с ним. Он го­ворил Тхать Са­ню о том, как дол­го его ра­зыс­ки­вал, что те­перь они сно­ва бу­дут вмес­те, как преж­де, и как бы меж­ду про­чим со­об­щил юно­ше, что ему по­ручи­ли отыс­кать прин­цессу. И тут Тхать Сань вспом­нил об ор­ле с жен­щи­ной в бе­лом, в ко­торо­го он стре­лял. Он по­обе­щал Ли Тхон­гу по­мочь в ро­зыс­ках прек­расной Ку­инь Нга.

Об­ра­дован­ный Ли Тхонг при­казал ар­мии не­мед­ленно выс­ту­пать, а Тхать Са­ня наз­на­чил глав­ным про­вод­ни­ком. Вско­ре ар­мия дос­тигла юж­ных гор, где как ка­залось Тхать Са­ню, скры­вал­ся орел. И дей­стви­тель­но, вско­ре ар­мия по­дош­ла к глу­бокой чер­ной про­пас­ти, ко­торая мог­ла быть убе­жищем кро­вожад­ной пти­цы. Не те­ряя вре­мени, Тхать Сань спус­тил длин­ную ве­рев­ку и ска­зал, что он один ос­мотрит про­пасть.

В хо­лод­ной тем­но­те про­пас­ти, на дне ее, юно­ша раз­ли­чил что-то бе­лое. Он быс­тро по­бежал и уви­дел спя­щую де­вуш­ку, прек­расную, как лу­на. Это и бы­ла прин­цесса Ку­инь Нга. Тхать Сань ос­то­рож­но кос­нулся ее пле­ча и, ког­да она от­кры­ла свои ог­ромные блес­тя­щие гла­за, ска­зал ей:

— Я при­шел спас­ти вас!

Пре­лес­тная Ку­инь Нга с удив­ле­ни­ем и вос­торгом ог­ля­дыва­ла кра­сиво­го юно­шу, его силь­ное те­ло, пе­реки­нутый че­рез пле­чо зо­лотой лук, спа­да­ющие к пле­чам и на лоб прек­расные гус­тые во­лосы. Она под­ня­лась и, про­тянув к Тхать Са­ню ру­ки, про­шеп­та­ла:

— Мне ка­жет­ся, я дав­но уже знаю и люб­лю вас. И не толь­ко за то, что вы спас­ли ме­ня. Я люб­лю вас…

Она уса­дила его ря­дом с со­бой и ска­зала, что, вер­нувшись во дво­рец, они ни­ког­да боль­ше не рас­ста­нут­ся.

Но Тхать Сань пе­ребил ее:

— Нет, я вы­пол­нил лишь обе­щание, дан­ное мо­ему бра­ту. Ко­роль при­казал ему отыс­кать и спас­ти вас! Ес­ли я сог­ла­шусь стать ва­шим Му­жем, я тем са­мым пос­туплю не­хоро­шо со сво­им бра­том, ибо он, а не я, дол­жен стать ва­шим му­жем.

Ска­зав это, Тхать Сань об­вя­зал прин­цессу ве­рев­кой и дал знак, что­бы их под­ня­ли на­верх. Ед­ва они дос­тигли края про­пас­ти, как по­явил­ся орел. Ли Тхонг от­дал сол­да­там при­каз ско­рее ска­кать с Ку­инь Нга во дво­рец, а сам ос­тался, что­бы сра­зить­ся со страш­ной пти­цей. Орел уже вле­тел в про­пасть, где на­ходил­ся Тхать Сань. Тог­да Ли Тхонг под­ка­тил к краю про­пас­ти боль­шие кам­ни и сбро­сил их вниз, на­мере­ва­ясь убить сра­зу и ор­ла и Тхать Са­ня. Но по­ка он во­зил­ся с кам­ня­ми, Тхать Сань ус­пел сра­зить чу­довищ­ную пти­цу и спря­тал­ся в пе­щере на дне про­пас­ти. Он от­дохнул нем­но­го и стал ис­кать вы­хода из пе­щеры. Пе­щера ока­залась очень длин­ной, Тхать Сань шел нес­коль­ко дней, преж­де чем уви­дел вда­леке свет. Так он вы­шел из пе­щеры и по­пал в не­ведо­мую стра­ну.

Тхать Сань ока­зал­ся в Стра­не Мо­ря. Он уз­нал, что ее жи­телей дав­но тер­за­ет ужас­ное чу­дови­ще. Мно­гие смель­ча­ки по­гиб­ли, сра­жа­ясь с ним, но одо­леть так и не смог­ли.

Тхать Сань ре­шил по­мочь лю­дям. Од­нажды он под­крал­ся сов­сем близ­ко к чу­дови­щу и вы­пус­тил в не­го сра­зу нес­коль­ко стрел из сво­его зо­лото­го лу­ка. Чу­дови­ще тут же па­ло сра­жен­ным. Весть о под­ви­ге не­из­вес­тно­го юно­ши дош­ла до ко­роля Стра­ны Мо­ря, и тот приг­ла­сил Тхать Са­ня к се­бе. Ко­роль Стра­ны Мо­ря по­жало­вал бесс­траш­но­му юно­ше выс­шее са­нов­ное зва­ние, по­дарил чу­дес­ное, ук­ра­шен­ное дра­гоцен­ностя­ми дан бао и ос­та­вил жить у се­бя. Тхань Сань при­нял­ся изу­чать раз­ные на­уки и вско­ре прев­зо­шел в поз­на­ни­ях сво­их учи­телей. Но тос­ка по ро­дине не по­кида­ла юно­шу, и он поп­ро­сил у ко­роля Стра­ны Мо­ря раз­ре­шения вер­нуть­ся до­мой.

И вот Тхать Сань сно­ва очу­тил­ся в род­ной де­рев­не. Ста­рый бань­ян, по­ка хо­зя­ин от­сутс­тво­вал, сов­сем за­чах, но сей­час вновь ожил и рас­пря­мил свои листья.

Прек­расная Ку­инь Нга, вер­нувшись во дво­рец, все жда­ла сво­его юно­го из­ба­вите­ля. Она без кон­ца спра­шива­ла ко­роля и ко­роле­ву о Тхать Са­не. Но ник­то ни­чего не мог ей ска­зать. И тог­да прек­расная прин­цесса пе­рес­та­ла го­ворить сов­сем: ни о чем не спра­шива­ла и ни на что не от­ве­чала — она сде­лалась не­мой. Це­лые дни из ее прек­расных ог­ромных глаз ли­лись сле­зы, и ник­то не в сос­то­янии был ее уте­шить.

Мер­твые те­ни Ор­ла и Уда­ва, ски­та­ясь по све­ту, встре­тились од­нажды и, уз­нав, что оба они жер­твы Тхать Са­ня, пок­ля­лись отом­стить юно­ше. Они проб­ра­лись во дво­рец ко­роля и, ук­рав на гла­зах стра­жи зо­лото, под­ло­жили его под ста­рый бань­ян, где лю­бил от­ды­хать Тхать Сань.

Стра­жа, пус­тивша­яся в по­гоню, быс­тро наш­ла ук­ра­ден­ное зо­лото и арес­то­вала Тхать Са­ня. Прос­лы­шал об этом ко­вар­ный Ли Тхонг и воз­на­мерил­ся по­кон­чить с Тхать Са­нем. Си­дит, спеш­но об­ду­мыва­ет, как луч­ше это сде­лать.

А Тхать Сань, за­пер­тый в же­лез­ной клет­ке, взял в ру­ки дра­гоцен­ное дан бао, ко­торое по­дарил ему ко­роль Стра­ны Мо­ря, и за­иг­рал. Неж­ные, грус­тные зву­ки раз­но­сились пов­сю­ду, и в них слы­шал­ся уп­рёк злым и нес­пра­вед­ли­вым лю­дям. В пес­не Тхать Са­ня прос­лавля­лась кра­сота и доб­рое сер­дце прин­цессы, юно­ша звал ее на по­мощь.

Ус­лы­шав чу­дес­ную пес­ню, прек­расная Ку­инь Нга про­си­яла и вновь за­гово­рила. Она по­бежа­ла к ко­ролю и поп­ро­сила быс­трее най­ти и при­вес­ти то­го че­лове­ка, ко­торый иг­ра­ет на дан бао.

Ко­роль рас­по­рядил­ся дос­та­вить его во дво­рец, и, ког­да Тхать Сань пред­стал пе­ред ко­ролем, Ку­инь Нга объ­яви­ла, что он ее из­бран­ник. Об­ра­дован­ный Тхать Сань рас­ска­зал ко­ролю всю свою ис­то­рию — и как его дваж­ды ко­вар­но об­ма­нул Ли Тхонг и как те­перь на­мере­вал­ся убить, по­садив в же­лез­ную клет­ку.

Ко­роль вни­матель­но выс­лу­шал храб­ро­го юно­шу и сог­ла­сил­ся на его свадь­бу с Ку­инь Нга. А ко­вар­но­го и трус­ли­вого Ли Тхон­га ли­шил всех зва­ний и от­пра­вил об­ратно в де­рев­ню. По пу­ти до­мой Ли Тхон­га и его мать зас­тигла страш­ная гро­за. Свер­кну­ла ос­ле­питель­ная мол­ния и уби­ла их обо­их.

Весть о том, что ко­роль Стра­ны Юга вы­дал прек­расную прин­цессу за прос­то­го дро­восе­ка, раз­неслась по все­му све­ту. Прин­цы во­сем­надца­ти стран, ко­торых от­вер­гла Ку­инь Нга, не на­ходи­ли се­бе мес­та от до­сады и не­годо­вания. Воз­му­щен­ные, они ре­шили отом­стить прин­цессе и дви­нули свои вой­ска на сто­лицу Стра­ны Юга.

Нес­метные пол­чи­ща во­сем­надца­ти ос­кор­блен­ных прин­цев быс­тро прод­ви­гались впе­ред, раз­ру­шая и сме­тая все на сво­ем пу­ти. Они уже под­сту­пили к вы­соким сте­нам сто­лицы и го­тови­лись к пос­ледне­му штур­му. Во­сем­надцать прин­цев выз­ва­ли Тхать Са­ня сра­зить­ся с ни­ми.

— До­рогой Тхать Сань! — ис­пу­ган­но го­вори­ла Ку­инь Нга. — Не сог­ла­шай­ся, они все рав­но убь­ют те­бя. Да­вай луч­ше где-ни­будь спря­чем­ся.

Но Тхать Сань спо­кой­но от­ве­тил:

— Я и не со­бира­юсь сра­жать­ся с ни­ми. Ты за­была, что у ме­ня есть вол­шебное дан бао, ко­торым я за од­ну ночь обе­зору­жу всех сол­дат этих глу­пых прин­цев!

И ска­зав это, он при­нял­ся иг­рать на сво­ем лю­бимом инс­тру­мен­те. Ме­лодия и сло­ва его пес­ни бы­ли так прек­расны, что неп­ри­ятель­ские сол­да­ты не­воль­но зас­лу­шались. А пес­ня Тхать Са­ня при­зыва­ла лю­дей к ра­зуму, в ней го­вори­лось, что в этом бою бес­по­лез­но проль­ет­ся кровь, что луч­ше всем вер­нуть­ся к сво­им мир­ным оча­гам, к сво­им же­нам и не­вес­там, к ма­терям и де­тям и не под­вергать се­бя опас­ности. Ча­ру­ющая ме­лодия го­вори­ла и о том, что не­хоро­шо раз­би­вать чу­жое счастье, что нуж­но бе­речь его и не рис­ко­вать без­рассуд­но са­мым до­рогим на све­те.

Зак­лю­читель­ные сло­ва пес­ни:

Сто­ит толь­ко по­думать нем­но­го,
Сто­ит толь­ко оч­нуть­ся от сна,—
Встре­тят вас у род­но­го по­рога
Счастье веч­ное, де­ти, же­на! —

окон­ча­тель­но по­кори­ли ду­ши ты­сяч сол­дат, и они опус­ти­ли ру­ки с ору­жи­ем, вспо­миная свои род­ные края, семьи, свои меч­ты о счас­тли­вой, мир­ной жиз­ни.

Прин­цы во­сем­надца­ти стран уви­дели, что ар­мия от­ка­залась по­вино­вать­ся их при­казам, и приш­лось прот­ру­бить от­ступ­ле­ние. А ког­да ар­мии по­кида­ли Стра­ну Юга, вы­шел весь про­ви­ант. Они вы­нуж­де­ны бы­ли об­ра­тить­ся к Тхать Са­ню за по­мощью. Тхать Сань пос­лал во­сем­надца­ти прин­цам все­го лишь один гор­шок ва­рено­го ри­са. Прин­цы вна­чале по­дума­ли, что это нас­мешка, и хо­тели раз­бить гор­шок, но по­том по­няли, что этот гор­шок об­ла­да­ет вол­шебным свой­ством: ри­сом из не­го мож­но на­сытить ог­ромную ар­мию, а гор­шок все бу­дет пол­ным. По­диви­лись прин­цы во­сем­надца­ти стран муд­рости Тхать Са­ня и про­ник­лись к не­му ува­жени­ем.

А храб­рый Тхать Сань сде­лал­ся нас­ледни­ком ко­роля. И ког­да он всту­пил на прес­тол, стра­на ста­ла жить в ми­ре и счастье.