Тяжба жабы с небом

Дав­ным-дав­но слу­чилось так, что дух Дож­дя за­был по­сылать на зем­лю вла­гу. Лю­ди не­до­уме­вали, чем за­нят Дождь и ку­да он зап­ро­пас­тился: вот уже три го­да, как на зем­лю не упа­ло ни кап­ли во­ды. День за днем, ночь за ночью сол­нце и лу­на на­каля­ли зем­лю: де­ревья, тра­вы, по­беги ри­са — все за­сох­ло, а зем­ля зат­верде­ла и пок­ры­лась тре­щина­ми. Лю­ди и жи­вот­ные уми­рали от жаж­ды и зноя. Над всем жи­вым на­вис­ла страш­ная опас­ность.

Те нем­но­гие жи­вот­ные, ко­торые еще ос­та­лись в жи­вых, со­бира­лись око­ло ма­лень­кой лу­жи, — это бы­ла пос­ледняя сох­ра­нив­ша­яся на зем­ле во­да. Днем и ночью сло­ны и тиг­ры, буй­во­лы и ло­шади, ан­ти­лопы и ди­кие лес­ные свиньи, мед­ве­ди, зай­цы, со­баки, ли­сицы, кош­ки, ля­гуш­ки и дру­гие тва­ри шли к ма­лень­кой мут­ной лу­же, что­бы хоть нес­коль­ки­ми кап­ля­ми во­ды смо­чить пе­ресох­шее гор­ло.

Од­нажды, пос­ле то­го как зве­ри по­лучи­ли свою кап­лю вла­ги, сош­лись они все вмес­те и ста­ли об­суждать, как спас­тись от не­мину­емой смер­ти и вер­нуть на зем­лю жизнь. Спо­рив­шие рас­па­лялись с каж­дой ми­нутой все боль­ше и боль­ше, но ни­чего при­думать не мог­ли. На­конец, пос­ле дол­гих пре­река­ний, бы­ло ре­шено от­пра­вить на не­бо пос­ла, ко­торый дол­жен был рас­ска­зать обо всем вла­дыке не­ба Нга­ук Хо­ан­гу и про­сить, что­бы он зас­та­вил ду­ха Дож­дя за­нять­ся сво­ими де­лами. Пред­ло­жили соб­равши­еся в пос­лы Зай­ца, ибо он был из­вестен сво­ей муд­ростью и хит­ро­уми­ем и, кро­ме то­го, та­рато­рил быс­трее всех зве­рей, по­это­му быс­трее вся­кого дру­гого мог из­ло­жить суть де­ла. За­яц сог­ла­сил­ся со всем, что бы­ло ска­зано о его та­лан­тах, но быть пос­лом все же от­ка­зал­ся.

— Я пред­ла­гаю пос­лать вмес­то се­бя Жа­бу. Она — мас­тер на вся­кие улов­ки и пре­вос­хо­дит ме­ня му­жес­твом и от­ва­гой.

Все соб­равши­еся одоб­ри­ли пред­ло­жение Зай­ца. Жа­ба сра­зу же сог­ла­силась быть пос­лом, она пот­ре­бова­ла толь­ко, что­бы вмес­те с нею от­пра­вились и бы­ли у нее под на­чалом Ли­са, Мед­ведь и Тигр. Борь­ба, по ее сло­вам, пред­сто­ит труд­ная и по­бедить нуж­но во что бы то ни ста­ло.

Сло­ва Жа­бы зве­ри встре­тили шум­ным одоб­ре­ни­ем, ре­шено бы­ло вклю­чить в сос­тав по­соль­ства Ли­су, Мед­ве­дя и Тиг­ра. Мед­ведь и Ли­са тут же да­ли сог­ла­сие, но Тигр, уз­нав, что он бу­дет под­чи­нен Жа­бе, воз­не­годо­вал и за­явил пе­ред все­ми:

— Как это мож­но Жа­бу, жал­кую и неп­ри­мет­ную тварь, по­сылать глав­ным пос­лом к ве­лико­му вла­дыке не­ба Нга­ук Хо­ан­гу. Ес­ли Жа­ба так жаж­дет воз­гла­вить по­соль­ство, то пусть она спер­ва до­кажет свои пра­ва на это. Пусть поп­ро­бу­ет она, по­доб­но мне, дваж­ды пе­реп­рыгнуть на­шу лу­жу. Ес­ли она прыг­нет даль­ше ме­ня, то у ме­ня не бу­дет воз­ра­жений, ибо это са­мое слож­ное ис­пы­тание для пос­ла.

Жа­ба сог­ла­силась. Тог­да Тигр раз­бе­жал­ся и ги­гант­ским скач­ком пе­реп­рыгнул на дру­гую сто­рону лу­жи. Но ког­да он сту­пил на зем­лю и вы­соко­мер­но спра­вил­ся у зри­телей, где его со­пер­ни­ца, то ус­лы­хал го­лос Жа­бы;

— Я уже здесь.

Тог­да Тигр раз­бе­жал­ся и прыг­нул во вто­рой раз еще даль­ше, чем в пер­вый, и опять уви­дел Жа­бу, ко­торая си­дела да­леко впе­реди и са­модо­воль­но улы­балась. А все зве­ри хо­ром при­ветс­тво­вали ее.

Де­ло же бы­ло вот в чем. Каж­дый раз, ког­да Тигр го­товил­ся к прыж­ку, Жа­ба вцеп­ля­лась в его хвост. Тигр, де­лая раз­бег, силь­но раз­ма­хивал хвос­том, и Жа­ба, рас­ка­чав­шись, пе­реле­тала да­леко че­рез лу­жу. Тигр не ожи­дал, что мо­жет про­иг­рать, и по­это­му не сог­ла­шал­ся ус­ту­пить пер­венс­тво Жа­бе.

— Я — вла­дыка всех тва­рей! — ре­вел он в ярос­ти. — Все жи­вот­ные обя­заны при­носить мне дань, ко­торой бы я на­сыщал­ся! Как сме­ешь ты ос­па­ривать мои пра­ва?

Ска­зав это, Тигр взре­вел ре­вом, иду­щим из са­мого нут­ра, и из пас­ти его по­сыпа­лась шерсть ан­ти­лоп, ко­суль, оле­ней и дру­гих жи­вот­ных, съ­еден­ных им за пос­леднее вре­мя. Так Тигр ду­мал ус­тра­шить Жа­бу. Но она, не го­воря ни сло­ва, то­же ста­ла от­пле­вывать­ся, и из ее рта по­лете­ли клочья ры­жей шер­сти, вы­щипан­ные из хвос­та Тиг­ра. Царь зве­рей изу­мил­ся и зад­ро­жал всем те­лом, он не ожи­дал уви­деть ни­чего по­доб­но­го и, прис­ми­рев, не ос­ме­лил­ся бо­лее воз­ра­жать про­тив то­го, что­бы Жа­ба воз­гла­вила по­соль­ство.

Пос­лы тро­нулись в путь и че­рез не­кото­рое вре­мя доб­ра­лись до Не­бес­но­го двор­ца. У вхо­да его ви­сел боль­шой ба­рабан. По из­давна ус­та­нов­ленно­му обы­чаю, каж­дый, кто же­лал пред­стать пе­ред вла­дыкой не­ба Нга­ук Хо­ан­гом, дол­жен был уда­рить в этот ба­рабан и тем опо­вес­тить о сво­ем при­ходе. Жа­ба ве­лела сво­им спут­ни­кам спря­тать­ся в кус­тах, что рос­ли у двор­ца, и ожи­дать ее при­каза­ний. Са­ма же она взоб­ра­лась на ба­рабан и на­чала не­ис­то­во ко­лотить в не­го. Ус­лы­хав страш­ный стук, Нга­ук Хо­анг при­казал од­но­му из млад­ших ду­хов пой­ти и уз­нать в чем де­ло. Дух вы­шел из во­рот и ог­ля­нул­ся кру­гом, но ни­кого не уви­дел, толь­ко по­том за­метил он Жа­бу, си­дев­шую на ба­раба­не. Дух спро­сил, что она здесь де­ла­ет. Жа­ба же, уг­ро­жа­юще вы­пучив гла­за, от­ве­чала крат­ко, что у нее тяж­ба с не­бом. Тог­да Дух пре­неб­ре­житель­но на­дул гу­бы и спро­сил, из-за че­го эта тяж­ба, но Жа­ба с раз­дра­жени­ем от­ве­чала, что бу­дет го­ворить об этом толь­ко с са­мим Нга­ук Хо­ан­гом.

Гру­бость и вы­соко­мерие ма­лень­кой Жа­бы ста­ли из­вес­тны вла­дыке не­бес Нга­ук Хо­ан­гу, он очень рас­сердил­ся и при­казал сво­им лю­бимым не­бес­ным ку­рам зак­ле­вать бес­це­ремон­ную Жа­бу и выг­нать ее прочь. Но ед­ва ку­ры по­каза­лись в во­ротах Не­бес­но­го двор­ца, как Жа­ба по­дала знак Ли­се, и та, выс­ко­чив из-за кус­тов, наб­ро­силась на них и ста­ла ду­шить од­ну за дру­гой. А Жа­ба, под­прыг­нув, с еще боль­шим ос­терве­нени­ем на­чала бить в ба­рабан. Нга­ук Хо­анг, уз­нав, как пос­тра­дали его пти­цы, рас­сердил­ся еще боль­ше и при­казал сво­ему псу пой­ти и убить Ли­су. Но ед­ва пес приб­ли­зил­ся к ба­раба­ну, как Жа­ба выз­ва­ла из кус­тов Мед­ве­дя, и он од­ним взма­хом убил со­баку. Тог­да вла­дыка не­бес Нга­ук Хо­анг пос­лал од­но­го из сво­их страж­ни­ков унич­то­жить Мед­ве­дя. На этот раз Жа­ба выз­ва­ла Тиг­ра, и он ра­зор­вал страж­ни­ка, не ос­та­вив от не­го да­же ног­тя.

Нга­ук Хо­анг, ви­дя, ка­кой не­ожи­дан­ный урон по­нес он от та­кого ма­лень­ко­го и нич­тожно­го су­щес­тва, ре­шил во из­бе­жание но­вых неп­ри­ят­ностей сме­нить свой гнев на ми­лость. Он пос­лал за Жа­бой од­но­го из стар­ших ду­хов, и, ког­да она во гла­ве по­соль­ства вош­ла в трон­ный зал Не­бес­но­го двор­ца, Нга­ук Хо­анг при­вет­ли­во об­ра­тил­ся к ней:

— Те­туш­ка, ска­жите, ка­кое де­ло зас­та­вило вас при­быть сю­да?

Жа­ба под­прыг­ну­ла, усе­лась в пред­ло­жен­ное ей крес­ло и по­вела речь о том, что вла­дыка не­бес Нга­ук Хо­анг не уде­ля­ет дол­жно­го вни­мания де­лам зем­ли. Она рас­ска­зала об ужас­ной за­сухе, ко­торая ис­су­шила зем­лю, о страш­ных бедс­тви­ях, пос­тигших ты­сячи жи­вот­ных, ко­торые дол­жны бо­роть­ся за гло­ток во­ды из мут­ной ма­лень­кой лу­жи, о смер­тель­ной опас­ности, на­вис­шей над всем жи­вым из-за от­сутс­твия вла­ги, и еще о мно­гом дру­гом. Она про­сила Нга­ук Хо­ан­га пос­ко­рее пос­лать дождь на зем­лю.

Вла­дыка не­ба Нга­ук Хо­анг по­думал, расс­про­сил ко­го нуж­но и по­нял, что дух Дож­дя дав­ным-дав­но заб­ро­сил свои де­ла и спит слад­ким сном на мяг­ких бе­лос­нежных об­ла­ках. Тот­час же по­велел он раз­бу­дить ле­ниво­го ду­ха и при­казал ему быс­трее про­лить над зем­лей це­литель­ную вла­гу.

Пе­ред тем как Жа­ба соб­ра­лась в об­ратный путь, вла­дыка не­бес Нга­ук Хо­анг приг­ла­сил ее к се­бе.

— Те­туш­ка, — ска­зал он, — впредь, что­бы вам не при­ходи­лось ут­руждать се­бя, под­ни­ма­ясь на не­бо, вы, ког­да бу­дет нуж­да в во­де, пок­ри­чите мне об этом. И я, как толь­ко ус­лы­шу ваш го­лос, сра­зу же пош­лю на зем­лю дождь.

Ког­да зве­ри уз­на­ли, что Жа­ба вер­ну­лась на зем­лю, до­бив­шись по­беды в столь слож­ном де­ле, и сам вла­дыка не­бес ве­личал ее «те­туш­кой», все пре­ис­полни­лись к ней ува­жения и стра­ха. По это­му по­воду есть та­кой стих:

Жа­ба Нга­ук Хо­ан­гу при­ходит­ся тет­кой,
С ней да­же Тигр об­ра­ща­ет­ся крот­ко, гне­ва не­бес стра­шась.

А лю­ди све­дущие, ус­лы­хав крик Жа­бы, зна­ют, что ско­ро бу­дет дождь.