Жених подражает отцу невесты

Дав­ным-дав­но жил один мо­лодой че­ловек не­обы­чай­ной глу­пос­ти, ко­торый не мог ни­чего ура­зуметь до кон­ца. Но вот дос­тиг он воз­раста, ког­да по­лага­ет­ся брать се­бе же­ну. Де­ревен­ская сва­ха, ко­торая бы­ла так ис­кусна в сво­ем ре­мес­ле, что лю­ди го­вори­ли, буд­то она мо­жет сла­дить свадь­бу да­же меж­ду ог­нем и во­дою, по­дыс­ка­ла ему не­вес­ту. Юно­ша с ра­достью встре­тил весть о пред­сто­ящей свадь­бе. Од­на­ко ес­ли обя­зан­ности му­жа он еще как-то пред­став­лял се­бе, то обя­зан­ности зя­тя бы­ли ему со­вер­шенно не­яс­ны.

А так как же­них дол­жен был на­зав­тра по­сетить дом не­вес­ты и поз­на­комить­ся с ее семь­ей, то он ре­шил расс­про­сить сва­ху о том, как ему сле­ду­ет вес­ти се­бя с ро­дите­лями бу­дущей же­ны. Сва­ха, очень лю­бив­шая по­гово­рить и иног­да за не­име­ни­ем со­бесед­ни­ка раз­го­вари­вав­шая да­же с собс­твен­ной тенью, об­ра­дова­лась слу­чаю и при­нялась по­учать его под­робно и ви­ти­ева­то.

— Же­них, так же как и зять, — го­вори­ла она, — дол­жен осо­бен­но по­читать от­ца же­ны. Ес­ли ты уви­дишь, что от­цу же­ны нра­вит­ся что-ни­будь, то и ты дол­жен это хва­лить, и на­обо­рот…

— Что же на­обо­рот? — спро­сил юно­ша, — Я дол­жен бу­ду ру­гать то, что он бу­дет хва­лить?

— Нет, — от­ве­тила сва­ха, — на­обо­рот зна­чит, что ты дол­жен бу­дешь ру­гать то, что он ру­га­ет.

— Но что же я дол­жен бу­ду ру­гать, ес­ли он ни­чего не ру­га­ет? — спро­сил оза­дачен­ный же­них.

— Ведь это же очень прос­то, — от­ве­чала сва­ха, — тог­да ты ни­чего не дол­жен бу­дешь ру­гать…

Юно­ша дол­го смот­рел на нее и в кон­це кон­цов поп­ро­сил пов­то­рить все сна­чала. Ког­да же он ура­зумел сло­ва сва­хи, она про­дол­жа­ла:

— Ес­ли отец же­ны при­мет­ся за ка­кое-ни­будь де­ло, ты дол­жен по­мочь ему в этом де­ле, мо­жет быть те­бе да­же сле­ду­ет сде­лать за не­го это де­ло…

— Но что же он тог­да бу­дет де­лать, — пе­ребил ее же­них, — ес­ли я сде­лаю де­ло, ко­торое он дол­жен де­лать?

— Пра­во же, — от­ве­чала сва­ха, — ты за­да­ешь воп­ро­сы, мо­гущие оза­дачить и са­мого Нга­ук Хо­ан­га, вла­дыку не­бес. Ты дол­жен угож­дать от­цу же­ны, вот и все.

— Лад­но, — ска­зал юно­ша, сла­бый рас­су­док ко­торо­го чрез­вы­чай­но пе­ре­уто­мил­ся, — я все по­нял…

И сва­ха уда­лилась весь­ма до­воль­ная со­бой и сво­ими ре­чами.

На дру­гой день мо­лодой че­ловек от­пра­вил­ся в дом бу­дущей же­ны. Тесть и те­ща бы­ли не­мало изум­ле­ны по­веде­ни­ем же­ниха и его стран­ны­ми раз­го­вора­ми, не зная, при­писать ли их чрез­мерно­му уму, или же край­ней глу­пос­ти.

— Есть все же и в ста­рос­ти своя от­ра­да, — го­ворил тесть, — я все бо­лее в этом убеж­да­юсь…

— По­ис­ти­не так, — от­ве­чал юно­ша, — я в этом дав­но уже убе­дил­ся…

Сто­ило ста­рику пох­ва­лить ка­кое-ни­будь блю­до, как же­них тот­час наб­ра­сывал­ся на не­го и по­едал все без ос­татка. Так он съ­ел все лю­бимые ку­шанья поч­тенно­го стар­ца, а ког­да тот уп­рекнул же­ну в том, что она при­гото­вила не­дос­та­точ­но обиль­ную тра­пезу, юно­ша при­со­еди­нил­ся к не­му и стал ру­гать бу­дущую те­щу пос­ледни­ми сло­вами.

По­кон­чив с едой, ста­рик от­дохнул нем­но­го и, взяв нож, от­пра­вил­ся в сад, что­бы под­ре­зать вет­ки. Же­них то­же на­шел нож и по­шел за ним сле­дом. По­дой­дя к од­но­му де­реву, ста­рик при­мерил­ся, как луч­ше об­ру­бить лиш­ние вет­ви, в это вре­мя юно­ша дог­нал его и го­ворит:

— Поз­воль­те мне по­мочь вам.

Поч­тенный ста­рец, ус­лы­хав его сло­ва, ре­шил, что мо­лодой че­ловек хо­чет сам под­ре­зать это де­рево, и, ус­ту­пив ему мес­то, пе­решел к сле­ду­юще­му. Но ед­ва он под­нял нож, как же­них, все вре­мя шед­ший за ним сле­дом, ос­та­новил его ру­ку и сно­ва ска­зал:

— Я про­шу вас, раз­ре­шите мне по­мочь вам.

Поч­тенный ста­рец изу­мил­ся, но не по­дал ви­да и пе­решел к дру­гому де­реву. Од­на­ко и тут пов­то­рилось то же са­мое. «Дол­жно быть, он ли­шил­ся рас­судка», — ре­шил ста­рик. Его на­чала бить дрожь, и он, с опас­кой по­косив­шись на нож в ру­ке же­ниха, по­вер­нулся и быс­тро за­шагал к до­му. Обер­нувшись, ста­рик уви­дел, что же­них идет сле­дом за ним, сжи­мая нож в ру­ке. Тог­да ста­рец, зад­ро­жав от стра­ха, по­бежал что есть мо­чи к две­рям, а же­них мчал­ся за ним, не от­ста­вая ни на шаг. По­лы одеж­ды ста­рика рас­пахну­лись от быс­тро­го бе­га; пла­ток, ко­торый был по­вязан вок­руг его шеи, раз­вя­зал­ся и, за­цепив­шись за вет­ку, ос­тался ви­сеть на де­реве. Уви­дев это, же­них на мгно­вение ос­та­новил­ся, быс­тро снял с се­бя свой пла­ток, по­весил на ту же са­мую вет­ку и по­бежал даль­ше. Ста­рик ог­ля­нул­ся и, уви­дав это, вос­клик­нул:

— Не­сом­ненно он со­шел с ума!

Сог­нувшись, ста­рец стре­митель­но вбе­жал в дом и, уви­дав, что же­на спо­кой­но раз­ме­шива­ет рис в гор­шке, ви­сящем над оча­гом, зак­ри­чал:

— Прячь­ся ско­рее! Же­них со­шел с ума. Сей­час он бу­дет здесь!

Мать не­вес­ты зат­ре­пета­ла от стра­ха, и оба ста­рика на­чали ме­тать­ся по до­му, ища мес­то, где бы ук­рыть­ся. В су­мато­хе ста­рец нас­ту­пил на платье же­ны и, спот­кнув­шись, до­воль­но силь­но тол­кнул ее но­гою по­ниже спи­ны. В этот са­мый мо­мент в две­рях по­казал­ся же­них. Преж­де все­го он под­бе­жал к бу­дущей те­ще и что бы­ло сил пнул ее но­гою, ибо он ста­рал­ся не упус­кать ни од­но­го слу­чая уго­дить от­цу не­вес­ты, во всем под­ра­жая ему.

Ро­дите­ли не­вес­ты ме­тались по до­му, то­мимые ожи­дани­ем ско­рой смер­ти, а же­них бе­гал за ни­ми по пя­там. Вдруг отец не­вес­ты вспом­нил о ма­лень­кой Две­ри, что ве­ла в по­меще­ние для хра­нения ри­са, и ра­дос­тно хлоп­нул се­бя по лбу. Там он на­де­ял­ся спас­тись от же­ниха. Же­них то­же уда­рил се­бя по лбу с та­кой си­лой, что в гла­зах у не­го по­тем­не­ло и на нес­коль­ко мгно­вений он оце­пенел. Ста­рики вос­поль­зо­вались этим, быс­тро вбе­жали в ма­лень­кую дверь и зах­лопну­ли ее пе­ред са­мым но­сом же­ниха.

Ве­лико бы­ло го­ре же­ниха, ког­да отец не­вес­ты скрыл­ся, ибо он, по­теряв тес­тя из ви­ду, не знал, что ему те­перь де­лать. Ве­лик был и ис­пуг ста­риков, ибо каж­дую ми­нуту жда­ли они при­хода смер­ти. Под­пе­рев чем толь­ко мож­но бы­ло дверь, они во весь го­лос на­чали звать на по­мощь. С ра­достью ус­лы­хал же­них го­лос от­ца и при­нял­ся вто­рить ему из всех сил. Над­са­живая гор­ло, все трое зва­ли на по­мощь, и их кри­ки ог­ла­шали всю ок­ру­гу. На шум сбе­жались лю­ди, дол­го не мог­ли по­нять они, в чем де­ло, и ра­зош­лись, ре­шив, что вся семья рех­ну­лась и не сле­ду­ет вме­шивать­ся в это де­ло пос­то­рон­ним.