Ко­локол из двор­ца Дра­кона

Слу­чилось это очень-очень дав­но. Ви­сел на звон­ни­це в хра­ме Сэн­нэн­дзи, что в Си­моно­сэки, ог­ромный ко­локол. Звон его раз­но­сил­ся да­леко по ок­ру­ге и всег­да ра­довал лю­дей. Каж­дое ут­ро в один и тот же час уда­рял зво­нарь по ко­локо­лу.

— Ну вот, — го­вори­ли кресть­яне, — это зво­нит ко­локол хра­ма Сэн­нэн­дзи. Зна­чит, по­ра Нам в по­ле от­прав­лять­ся.

И каж­дый ве­чер уз­на­вали лю­ди вре­мя по уда­ру боль­шо­го ко­локо­ла.

— Слы­шите? — спра­шива­ли они друг дру­га. — Уже проз­ве­нел ко­локол. На­до бы до­мой воз­вра­щать­ся. Так и жи­ли лю­ди в тех мес­тах: по уда­ру ко­локо­ла. Но од­нажды слу­чилось вот что. Выш­ли кресть­яне на по­ля, ра­бота­ют, рук не пок­ла­дая, вдруг слы­шат — зво­нит боль­шой ко­локол хра­ма Сэн­нэн­дзи. Уди­вились кресть­яне:

— Не вре­мя еще на­шему ко­локо­лу зво­нить. Мо­жет, бе­да ка­кая стряс­лась? Ус­лы­хал звон ко­локо­ла и сам нас­то­ятель хра­ма. Очень его это рас­серди­ло: «Что за не­поря­док та­кой! — по­думал он. — Кто пос­мел в та­кой час в ко­локол уда­рить?!».

Вы­шел нас­то­ятель из хра­ма, на звон­ни­цу гля­нул, да так и ос­толбе­нел: ко­локол зве­нит, а зво­наря-то и ря­дом нет!

— Вот не­видаль! — всплес­нул ру­ками нас­то­ятель. — Где ж это ви­дано, чтоб ко­локо­ла са­ми по се­бе зво­нили?

На­чались с то­го дня в хра­ме Сэн­нэн­дзи нас­то­ящие чу­деса. Чуть ве­чер нас­та­нет, под­ни­мет­ся на звон­ни­це ве­терок, а как пол­ночь нас­ту­пит, за­гудит ко­локол, да на всю ок­ру­гу как забь­ет: гон!гон!гон! Ста­ли лю­ди за­мечать, что осо­бен­но гром­ко зву­чит он во вре­мя дож­дя или штор­ма. «Нес­прос­та все это», — ду­мали они. Но что де­лать — не зна­ли.

А тем вре­менем от ко­локо­ла в той де­рев­не сов­сем житья не ста­ло. Бь­ет всю ночь нап­ро­лет, хоть уши за­тыкай. На­тянут се­бе кресть­яне оде­яла на го­лову, а ус­нуть все рав­но не мо­гут. И чем бы все это кон­чи­лось — не­из­вес­тно, ес­ли б не яви­лась од­нажды ночью к нас­то­яте­лю кра­сивая де­вуш­ка. Вош­ла она нес­лышно в храм, у из­го­ловья вста­ла и го­ворит:

— Прис­лал ме­ня к те­бе По­вели­тель мор­ской из са­мого Двор­ца дра­кона. Очень ему хо­чет­ся ко­локол с тво­ей звон­ни­цы иметь. При­кажи его к нам во дво­рец от­пра­вить, а не то боль­шая бе­да при­дет — раз­ле­тит­ся твой храм, да и ко­локол в придачу, вдре­без­ги! Ска­зала так, и в тот же миг в струй­ку ды­ма прев­ра­тилась. Поп­лыл тот ды­мок над мо­рем и ис­чез. На сле­ду­ющее ут­ро поз­вал нас­то­ятель кресть­ян, ста­ли они со­вет дер­жать.

— Раз По­вели­тель мор­ской из Двор­ца дра­кона тре­бу­ет ко­локол ему от­дать, так и сде­ла­ем, — ре­шили кресть­яне. — А не то он нас со све­ту сжи­вет. Толь­ко как мы ко­локол со звон­ни­цы сни­мем и на бе­рег мор­ской от­не­сем?

Ду­мали они, ду­мали, и ре­шили сет­ку сплес­ти са­мую проч­ную, из жен­ских во­лос. Соб­ра­ли по де­рев­не во­лосы — кто прядь от­дал, кто две, и спле­ли за две но­чи боль­шую сеть. И на­до же: ни в пер­вую ночь, ни во вто­рую не бил боль­ше ко­локол.

На тре­тий день по­ут­ру соб­ра­лись кресть­яне пе­ред хра­мом. Са­мых силь­ных поз­ва­ли, чтоб ко­локол вниз спус­тить мог­ли. Вы­шел из хра­ма и нас­то­ятель. Толь­ко соб­ра­лись лю­ди за де­ло при­нимать­ся, слы­шат — зас­кри­пело что-то на звон­ни­це. Го­ловы под­ня­ли, да так и обом­ле­ли: по­шат­нулся ко­локол, вздох­нул вро­де, да сам вниз спус­кать­ся стал. Идет — с бо­ка на бок пе­рева­лива­ет­ся. На ка­мен­ные сту­пени ос­то­рож­но так сту­па­ет! А их-то без ма­лого сот­ня бу­дет! Спус­тился ко­локол, сет­ку с се­бя стрях­нул, да по де­рев­не за­шагал. А как к хол­му по­дошел, пос­то­ял, от­ды­шал­ся, да по кру­той тро­пин­ке вверх за­бирать­ся стал. Так до бе­рега мо­ря и до­шел. Ос­та­новил­ся у са­мой во­ды, как вко­пан­ный, а даль­ше — ни с мес­та.

Под­бе­жали кресть­яне, ду­мать ста­ли, как же те­перь ко­локол в во­ду опус­тить.

— По­зови­те ско­рее Ма­таго­ро, — кри­чат. — Он в на­шей де­рев­не са­мый силь­ный!

При­бежал Ма­таго­ро, а с ним и все си­лачи де­ревен­ские. Под­хва­тили они ко­локол и ста­ли его в во­ду тол­кать. Дол­го они ко­локол в мо­ре тя­нули, по­ка, на­конец, он на дно мор­ское не ушел. Пос­мотрел Ма­таго­ро: а у не­го в ру­ках ко­локо­лово ухо ос­та­лось — так тя­нули, что отор­ва­ли.

Ска­зыва­ют, что с тех пор по­тек­ла в де­рев­не спо­кой­ная жизнь, а нас­то­яте­лю хра­ма тай­ны ве­ликие от­кры­лись. На­учил­ся он уга­дывать вре­мя штор­мов и тай­фу­нов, при­ливов и от­ли­вов, не­ред­ко ры­бакам по­могал и уро­жай от не­пого­ды спа­сал. А для хра­ма но­вый ко­локол от­ли­ли — ни­чуть не ху­же преж­не­го. А на­верх ему ухо от ста­рого при­дела­ли, чтоб не за­быва­ли лю­ди о ко­локо­ле из Двор­ца дра­кона.