Мед­ведь — ка­мень

Жил ког­да-то в ма­лень­кой гор­ной де­ревуш­ке ста­рик-дро­восек. Род­ных у не­го не бы­ло, вот и хил он вдво­ем со сво­ей со­бакой. Вмес­те они в го­ры хо­дили хво­рост со­бирать, вмес­те по­том его в го­род на про­дажу от­во­зили. Про­дадут — ку­пят ри­са, тем и жи­ли. Вот как-то раз по­ут­ру от­пра­вил­ся дро­восек в лес. Идет, по сто­ронам гля­дит, пти­чек слу­ша­ет, а со­бака впе­реди бе­жит, хвос­ти­ком ви­ля­ет.

Вдруг ви­дит ста­рик: ос­та­нови­лась со­бака, уши под­ня­ла, а по­том стрем­глав в за­рос­ли бро­силась.
— Эй, эй, по­дож­ди! Ку­да ты? — зак­ри­чал дро­восек. И за со­бакой в глубь ле­са по­бежал. Глядь: ле­жит у ста­рого де­рева мед­ведь, сто­нет жа­лоб­но, а дви­нуть­ся не мо­жет. По­дошел ста­рик бли­же — а мед­ведь-то ра­нен­ный: тор­чит из ла­пы ос­трая стре­ла.
— Вот бед­няжка! — вос­клик­нул ста­рик. — На­до бы те­бе по­мочь. Вы­нул он стре­лу из мед­вежь­ей ла­пы, а кровь-то как хлы­нет. Под­бе­жала тут со­бака и да­вай ра­ну за­лизы­вать. Сор­вал дро­восек по­лынь, к ра­не при­ложил — по­лег­ча­ло мед­ве­дю.
— Ну вот и слав­но, — ска­зал ста­рик. — Те­перь ты, мед­ведь, ле­жи ти­хонь­ко и не дви­гай­ся, ско­ро боль твоя прой­дет. На сле­ду­ющий день сно­ва при­шел дро­восек со сво­ей со­бакой мед­ве­дя про­ведать. Ста­ли они за ним уха­живать да под­кар­мли­вать.

Сов­сем ско­ро поп­ра­вил­ся мед­ведь и стал ста­рику во всем по­могать. Пог­ру­зит, бы­вало, дро­восек хво­рост на по­воз­ку, мед­ведь ее по тро­пин­ке ве­зет, а со­бака сза­ди тол­ка­ет. Так они до го­рода и шли. А в го­роде толь­ко, и раз­го­воров, что о мед­ве­де, ко­торый по­воз­ку с хво­рос­том при­возит. Как уви­дят лю­ди, что ста­рик с го­ры спус­ка­ет­ся, ми­гом на ули­цу вы­сыпа­ют, то­вар у не­го ку­пить спе­шат. Хо­рошо за­жил ста­рик со сво­ими зве­рями. Вмес­те ра­бота­ют, вмес­те ве­чера ко­рота­ют. Так нес­коль­ко лет и прош­ло. А тут но­вая бе­да.

Сов­сем стар ста­рик стал, хво­ри его раз­ные одо­лели. Слу­чалось, что не бы­ло у не­го сил ут­ром в го­ры ид­ти. Ре­шили со­седи поз­вать ле­каря из го­рода, да поз­дно — по­мер дро­восек. Ста­ли лю­ди ду­мать, что те­перь со ста­рико­выми зве­рями де­лать. Мно­гие их при­ютить хо­тели. Да толь­ко со­бака с мед­ве­дем по-сво­ему ре­шили. Заб­ра­лись они на вер­ши­ну хол­ма, се­ли у мо­гилы дро­восе­ка и за­выли. Как ни ста­рались их в де­рев­ню заб­рать, ни­чего не по­луча­лось. Ста­ли тог­да им пи­щу на холм но­сить, а они и есть-то ни­чего не едят.

Мно­го прош­ло вре­мени. Сдох­ла ста­рико­ва со­бака. Ос­тался мед­ведь один-оди­неше­нек. Но вот как-то раз приш­ли лю­ди к мо­гиле дро­восе­ка, смот­рят — нет мед­ве­дя. Ста­ли его ис­кать — най­ти не мо­гут. Вдруг ви­дят — ле­жит у са­мой до­роги, что по хол­му вь­ет­ся, боль­шой ка­мень, ну, точь-в-точь-мед­ведь. Ска­зыва­ют, что стал тот мед­ведь-ка­мень де­рев­ню ох­ра­нять да кресть­янам по­могать. Бы­вало, ве­зут они то­вар в го­род на про­дажу, а путь-то не­лег­кий — поп­ро­буй по­воз­ку на холм вта­щить, обя­затель­но к мед­ве­дю-кам­ню по­дой­дут, пок­ло­нят­ся.
— Здравс­твуй, гос­по­дин мед­ведь, — ска­жут. — Как нын­че твое здо­ровье? За­гудит ка­мень, буд­то с людь­ми здо­рова­ет­ся. — По­моги нам, — поп­ро­сят кресть­яне.
— Под­ни­ми по­воз­ку на холм по кру­той до­рож­ке, очень те­бя про­сим. Кач­нется ка­мень впра­во, кач­нется вле­во, глядь — по­воз­ка в го­ру са­ма по­еха­ла. Поб­ла­года­рят кресть­яне мед­ве­дя-ка­мень, пок­ло­нят­ся ему низ­ко и даль­ше пой­дут.

Го­ворят, ка­мень тот по сей день на до­роге ле­жит и в де­рев­ню ту толь­ко доб­рых лю­дей пус­ка­ет.