Он­го­ро, Нэн­го­ро и Но­ро

Жи­ли в ста­рину ста­рик и ста­руха. Они дер­жа­ли ла­воч­ку и за­нима­лись при­готов­ле­ни­ем и про­дажей то­фу. Де­тей у них не бы­ло; оди­ночес­тво ста­риков скра­шива­ли пес Он­го­ро и кот Нэн­го­ро. Хо­зя­ева лю­били их, как сво­их де­тей. Од­нажды ста­рик по­шел на по­ле, где рос­ли бо­бы, и уви­дел там еле жи­вого ужа. Вид у ужа был та­кой жал­кий, что ста­рик по­доб­рал его и от­нес до­мой. Он дал ему клич­ку Но­ро.
— Ну вот, на­ша семья и уве­личи­лась,- ска­зал ста­рик.- А вы, Он­го­ро и Нэн­го­ро, смот­ри­те дру­жите с Но­ро! Хо­зя­ева за­бот­ли­во уха­жива­ли за сво­ими пи­том­ца­ми, вдо­воль кор­ми­ли их. Но­ро быс­тро вы­рос и стал на ди­во боль­шим ужом. Он от­ли­чал­ся мир­ным нра­вом и ни­кому не при­чинял зла, но со­седи пу­гались ог­ромной змеи и пе­рес­та­ли хо­дить в ла­воч­ку. Де­ла у ста­рика со ста­рухой пош­ли из рук вон пло­хо. По­сове­товав­шись, они по­реши­ли, как ни жаль бы­ло, от­нести Но­ро на преж­нее мес­то. На сле­ду­ющий день ста­рик взял ужа и от­пра­вил­ся на бо­бовое по­ле.
— Но­ро, Но­ро, очень пе­чаль­но, что так по­луча­ет­ся, но ни­чего не по­дела­ешь. Пол­зи ку­да хо­чешь и не по­минай нас ли­хом! Ста­рик раз­го­вари­вал с Но­ро, как с че­лове­ком. А уж пос­мотрел на не­го, юр­кнул в яму и вы­тащил от­ту­да не­боль­шую шка­тул­ку.
— Де­душ­ка, де­душ­ка, в бла­годар­ность за хло­поты, ко­торые я вам дос­та­вил, при­мите от ме­ня эту шка­тулоч­ку. Она даст вам все, что по­жела­ете,-ска­зал Но­ро и ис­чез под зем­лей. Об­ра­дован­ный ста­рик вер­нулся до­мой. — Ста­руха, ста­руха, пог­ля­ди, ка­кую за­меча­тель­ную ве­щицу по­дарил нам Но­ро. Че­го те­бе сей­час хо­чет­ся?
— Я хо­чу ры­бы с ри­сом. Не ус­пе­ла ста­руха до­гово­рить, как на сто­ле по­яви­лись го­рячий, пря­мо с па­ру, рис и вкус­ная ва­реная ры­ба. С тех пор сто­ило ста­рикам че­го-ли­бо по­желать — ни в чем им не бы­ло от­ка­за, и за­жили они в свое удо­воль­ствие. Од­нажды ста­руха ска­зала ста­рику:
— Шка­тул­ка, ко­торую мы по­лучи­ли от Но­ро, при­нес­ла в наш дом дос­та­ток, но все рав­но нам тос­кли­во и оди­ноко, по­тому что у нас нет де­тей. Поп­ро­си, пусть шка­тул­ка по­дарит нам сы­ноч­ка и пусть ему бу­дет сра­зу лет во­сем­надцать. — Что? Ты хо­чешь сы­на? — ста­рик по­качал го­ловой.
— Не на­до же­лать слиш­ком мно­гого. И так у нас к обе­ду всег­да вся­кие яс­тва, да­же еще теп­лые. Не до­воль­но ли нам и это­го? Но ста­руха слы­шать ни­чего не хо­тела и твер­ди­ла свое: — Что бы ты ни го­ворил, все рав­но я не ус­по­ко­юсь. Нак­ры­ла она шка­тул­ку кус­ком тка­ни и ста­ла при­гова­ривать: — Да­руй нам сы­на-нас­ледни­ка! И что бы вы ду­мали? Ткань за­колы­халась, и в тот же миг пе­ред ни­ми явил­ся во­сем­надца­тилет­ний юно­ша. Ста­руха зап­ла­кала от ра­дос­ти:
— О, спа­сибо, спа­сибо! Те­перь я до­живу жизнь спо­кой­но. Но сын-то ока­зал­ся сов­сем не та­ким, ка­ким по­доба­ет быть хо­роше­му сы­ну: ни ра­зу не наз­вал ста­риков от­цом и ма­терью, знай се­бе на­едал­ся до от­ва­ла вкус­ны­ми ку­шань­ями, ко­торые дос­тавля­ла шка­тул­ка, без­дель­ни­чал и ни­кому не да­вал по­коя. И все ста­рики ду­ши в нем не ча­яли. — Мы не мо­жем зас­тавлять его на­зывать нас от­цом и ма­терью — го­вори­ли они,- а ос­таль­ное все ула­дит­ся пос­те­пен­но. Слу­чилось так, что од­нажды ста­рик со ста­рухой ос­та­вили сы­на смот­реть за до­мом, а са­ми от­пра­вились в го­род. Вер­нувшись до­мой, они не наш­ли ни сы­на, ни бес­ценной шка­тул­ки. Но­ги у обо­их под­ко­сились, они по­вали­лись на пол и да­же пла­кать бы­ли не в си­лах. Он­го­ро и Нэн­го­ро не мог­ли рав­но­душ­но смот­реть на ста­риков, ко­торые как-то сра­зу ос­ла­бели и од­ряхле­ли. «Ко­неч­но, чу­дес­ную шка­тул­ку ута­щил этот не­год­ник! Мы дол­жны отыс­кать ее и этим от­бла­года­рить хо­зя­ев за их за­боты»,- ре­шили они и при­нялись за по­ис­ки. Днем их мог­ли за­метить, по­это­му им при­ходи­лось вы­ходить толь­ко по но­чам. Свер­кая све­тящи­мися в тем­но­те гла­зами, они обыс­ка­ли каж­дый дом в де­рев­не, но ни­чего не наш­ли.
Тог­да Он­го­ро и Нэн­го­ро ста­ли рыс­кать по за­рос­лям ка­мыша, по приб­режным от­ме­лям, но все их ста­рания ос­та­вались бе­зус­пешны­ми. Тем вре­менем на­чал­ся пе­ри­од дож­дей. Он­го­ро и Нэн­го­ро, про­мок­шие нас­квозь, дош­ли, про­дол­жая по­ис­ки, до Но­сиро. Тут они за­мети­ли на дру­гом бе­регу ре­ки сов­сем но­вый дом. «От­ку­да он взял­ся? Стран­но!»-по­дума­ли они и ночью по­тихонь­ку пе­реп­ра­вились че­рез ре­ку. Этот но­вый дом при­над­ле­жал бег­ле­цу. На бож­ни­це сто­яла чу­дес­ная шка­тул­ка, ко­торую сто­рожи­ла бе­лая мышь. Нэн­го­ро наб­ро­сил­ся на мышь, а Он­го­ро схва­тил шка­тул­ку и пус­тился на­утек. При­бежав к бе­регу, они уви­дели, что дам­бы прор­ва­ны и во­да в ре­ке с каж­дой ми­нутой при­быва­ет.
— Он­го­ро, что нам де­лать? — Ес­ли бу­дем меш­кать, ос­та­нем­ся без шка­тул­ки. Сме­лее, впе­ред! И они, рис­куя жизнью, ки­нулись в мут­ный по­ток и поп­лы­ли. Силь­ное те­чение сно­сило их, и бы­ла ми­нута, ког­да им по­каза­лось, что при­шел ко­нец, но тут от­ку­да ни возь­мись по­яви­лась плы­вущая по ре­ке кры­ша са­рая. Они вска­раб­ка­лись на нее, но в этот миг шка­тул­ку, их сок­ро­вище, смы­ло вол­ной. Нес­коль­ко дней но­сились по вол­нам упав­шие ду­хом Он­го­ро и Нэн­го­ро. С ог­ромным тру­дом наш­ли они по­том до­рогу до­мой. Тот день, ког­да они выб­ра­лись на су­шу, был ба­зар­ный. В сто­яв­ших ря­дами лав­ках шла бой­кая тор­говля. — Он­го­ро, смот­ри-ка, ка­кой боль­шой ка­рась ле­жит! Да­вай при­несем его ста­рикам в по­дарок! С эти­ми сло­вами Нэн­го­ро схва­тил ры­бу и во весь дух пус­тился бе­жать. По­ражен­ный его пос­тупком, Он­го­ро пом­чался сле­дом. Они доб­ра­лись до до­ма, но там ни­кого не бы­ло: ста­рик со ста­рухой ку­да-то выш­ли. Друзья под­ве­сили ры­бу на крюк око­ло оча­га и, ис­томлен­ные дол­гим странс­тви­ем, зас­ну­ли глу­боким сном. Они не прос­ну­лись: ког­да воз­вра­тились ста­рик со ста­рухой, Он­го­ро и Нэн­го­ро бы­ли мер­твы.
— На­конец-то вы вер­ну­лись — и что же? Вер­ну­лись, что­бы уме­реть… С пла­чем по­хоро­нили ста­рики Он­го­ро и Нэн­го­ро. А что бы­ло де­лать с при­несен­ной в по­дарок ры­бой? Ста­рики ре­шили ее съ­есть. Они сня­ли ка­рася с крю­ка, вспо­роли ему брю­хо — и от­ту­да вдруг вы­пала их дра­гоцен­ная шка­тул­ка! И за­жили ста­рики ти­хо и скром­но. Шка­тул­ка да­вала им каж­дый день столь­ко ри­са, ры­бы и прип­ра­вы, сколь­ко они хо­тели, а боль­ше­го они и не про­сили.