Са­мый кра­сивый на­ряд на све­те

В ста­рину, да­лёкую ста­рину, бы­ли у во­рона перья бе­лые-бе­лые. За­хоте­лось ему при­наря­дить­ся. Вот и по­летел во­рон к со­ве.
В те вре­мена со­ва бы­ла кра­силь­щи­цей. Она кра­сила всем пти­цам платья, в ка­кой толь­ко цвет они по­жела­ют: крас­ный, си­ний, би­рюзо­вый, жёл­тый… От за­каз­чи­ков от­боя не бы­ло.
— Гос­по­жа со­ва! Гос­по­жа со­ва! Выкр-р-рась мой на­ряд в са­мый кр-р-ра­сивый цвет. Я хо­чу весь свет по­разить сво­ей кр-р-ра­сотой.
— У-гу, у-гу, мо­гу! — сог­ла­силась со­ва. — Хо­чешь го­лубое платье, как у цап­ли? Хо­чешь узор­ча­тый на­ряд, как у со­кола? Хо­чешь пёс­трый, как у дят­ла?
— Нет, вы­бери для ме­ня цвет сов­сем не­видан­ный, что­бы дру­гого та­кого на­ряда ни у од­ной пти­цы не бы­ло.
Стрях­нул с се­бя во­рон своё бе­лое опе­ренье, а сам уле­тел.
Ду­мала-ду­мала со­ва, ка­кой цвет са­мый не­видан­ный, и вык­ра­сила перья во­рона в чёр­ный-чёр­ный цвет, чер­нее ту­ши.
При­летел во­рон и спра­шива­ет:
— Хор-рош ли нар-р-ряд у ме­ня по­лучил­ся?
На­дел он своё но­вое платье и да­вай в зер­ка­ло гля­деть­ся. Пос­мотрел да так и ах­нул! С го­ловы и до са­мого хвос­та стал он чёр­ным-чёр­ным, и не раз­бе­рёшь да­же, где гла­за, где нос.
— В ка­кой это цвет ты мои перья выкр-р-ра­сила, р-раз­бой­ни­ца? — за­вопил во­рон.
Ста­ла со­ва оп­равды­вать­ся:
— Ты же сам хо­тел, что­бы я вык­ра­сила твой на­ряд в не­быва­лый цвет.
— По­годи же, пой­маю те­бя — р-ра­зор­ву в клочья! Те­перь мы вр-ра­ги нав­сегда! — злоб­но за­кар­кал во­рон.
С той по­ры как уви­дит он со­ву, так и бро­са­ет­ся на неё.
Вот по­чему со­ва днём пря­чет­ся в дуп­ле. Не по­казы­ва­ет­ся она на свет, по­ка во­рон ле­та­ет.