Как судили те, кто сильнее всех

Жи­ли-бы­ли на бе­лом све­те лев, тигр, мед­ве­дица, волк, ли­са и мул. Под­ру­жились они меж­ду со­бой и ре­шили по­селить­ся не­дале­ко от люд­ско­го жилья в пе­щере, ок­ру­жен­ной ле­сом, и вмес­те хо­дить на охо­ту. Пой­дет, бы­вало, волк и за­режет ба­рана, за ним идет лев и та­щит быч­ка, за ль­вом тигр, за тиг­ром мед­ве­дица, и все воз­вра­ща­ют­ся с до­бычей. А ли­са в это вре­мя про­мыш­ля­ет гу­сей и кур. По­том пог­ру­зят свою до­бычу на му­ла и воз­вра­ща­ют­ся к се­бе в пе­щеру. В та­ких тру­дах про­вели они все ле­то, и жи­лось им очень сыт­но.

Да толь­ко ле­то, как это во­дит­ся, прош­ло быс­тро, и нас­ту­пила осень, а за ней хо­лод­ная зи­ма. По­дул сту­деный ве­тер, а в го­рах вы­пал глу­бокий снег. Зи­мой уж ка­кая охо­та! Кла­ди зу­бы на пол­ку. Си­дит в пе­щере лев, бо­ит­ся нос на мо­роз вы­сунуть, ря­дом ле­жит и мер­знет тигр, воз­ле них дрем­лет мед­ве­дица, сту­чит зу­бами от сту­жи волк, при­кор­ну­ла, сжав­шись в ко­мок, ли­сица, и, по­нуро опус­тив го­лову, сто­ит пе­чаль­ный мул. На­конец все они так про­голо­дались, что ста­ли ду­мать и рас­суждать, чем бы это им по­живить­ся и ко­го бы съ­есть.

Лев, ко­торо­му со­вер­шенно не хо­телось вы­лезать на мо­роз и охо­тить­ся по глу­боко­му сне­гу, ска­зал:

— Я пред­ла­гаю съ­есть ко­го-ни­будь из нас. Да­вай­те съ­едим то­го, кто тут без ро­ду, без пле­мени. Сог­ласны?

Ли­са все смек­ну­ла и ти­хонь­ко шеп­ну­ла му­лу:

— Мы с то­бой са­мые сла­бые, по­это­му они сна­чала за­хотят съ­есть нас. Так что дер­жи ухо вос­тро!

Ль­ва под­держа­ла мед­ве­дица:

— Я то­же счи­таю, что нуж­но съ­есть то­го, кто тут без ро­ду, без пле­мени, — ска­зала она. — Ну, приз­на­вай­тесь, у ко­го от­ца нет, кто здесь не­закон­но­рож­денный?

Ли­са сно­ва шеп­ну­ла му­лу:

— Ес­ли те­бя спро­сят, ка­кого ты ро­да, ска­жи, что твой отец по­кинул вас, ког­да ты был ма­лень­ким, но, ухо­дя, на­писал на тво­ем ко­пыте свое имя. Ес­ли кто-ни­будь уме­ет чи­тать, пусть пос­мотрит да проч­тет вслух.

Зве­ри, из­не­могав­шие от го­лода, бы­ли сог­ласны со ль­вом. Они при­нялись спра­шивать друг дру­га:

— Ты чей сын, волк?

— Я сын вол­ка, — от­ве­тил тот.

— А ты чей сын, лев?

— Я сын ль­ва, — от­ве­тил лев.

— А ты чей сын, тигр?

— Я сын тиг­ра.

— А ты чья дочь, мед­ве­дица?

— Я дочь мед­ве­дя.

— А ты чья дочь, ли­сица?

— Я дочь ста­рого хит­ро­го ли­са.

Дош­ла оче­редь и до му­ла.

— Ты чей сын, мул? — спро­сили его.

— Отец по­кинул нас, ког­да я был ма­лень­ким, и я не пом­ню его, — от­ве­тил мул грус­тно. — Но он на­писал на мо­ем ко­пыте свое имя. Ес­ли кто-ни­будь из вас уме­ет чи­тать, пусть по­дой­дет и проч­тет вслух.

— Кто тут уме­ет чи­тать? — спро­сил лев.

— Я умею, — отоз­ва­лась мед­ве­дица.

— Тог­да по­дой­ди ко мне, — ска­зал мул, — и я по­кажу те­бе эту над­пись.

Мед­ве­дица по­дош­ла к му­лу, он под­нял но­гу и с раз­ма­ху уда­рил ее ко­пытом пря­мо в лоб. Та за­кача­лась, по­вали­лась и ис­пусти­ла дух. Ког­да зве­ри уви­дели, что мед­ве­дица око­лела, они страш­но рас­серди­лись и хо­тели сра­зу же рас­терзать му­ла. Но ли­сица ос­та­нови­ла их:

— Что вы де­ла­ете? — вос­клик­ну­ла она. — За­чем же уби­вать сра­зу дво­их? Съ­едим сна­чала од­но­го, то­го, кто уже из­дох, а по­том, ког­да сно­ва про­голо­да­ем­ся, за­режем му­ла. У нас еще вре­мени дос­та­точ­но, до вес­ны да­леко!

Зве­ри сог­ла­сились с ней и при­нялись об­гла­дывать мед­ве­дицу.

Ког­да все на­елись и улег­лись спать, ли­сица про­шеп­та­ла му­лу:

— Ско­ро они сно­ва про­голо­да­ют­ся и тог­да уж на­вер­ня­ка до­берут­ся до нас. По­это­му нам нуж­но ухо­дить как мож­но ско­рее.

Зве­ри зас­ну­ли, а ли­сица с му­лом ти­хонь­ко под­ня­лись и уш­ли, ос­та­вив ль­ва, тиг­ра и вол­ка в пе­щере. Так ли­сице уда­лось пе­рехит­рить са­мых силь­ных хищ­ни­ков, спас­тись са­мой и спас­ти му­ла.