Король и плешивый

У од­но­го ко­роля бы­ло со­рок зай­цев. Ко­ролю очень ну­жен был тол­ко­вый пас­тух, ко­торый мог бы пас­ти этих зай­цев, од­на­ко он по сво­ей ко­ролев­ской при­хоти сог­ла­шал­ся на­нять его лишь на та­ких ус­ло­ви­ях: пас­тух дол­жен был ут­ром от­вести зай­цев на лу­жай­ку и там пас­ти весь день, а ве­чером всех до еди­ного при­вес­ти об­ратно во дво­рец, где ко­роль их са­молич­но пе­рес­чи­тывал. Ес­ли все со­рок зай­цев ока­жут­ся на мес­те, тог­да ко­роль от­да­ет пас­ту­ху в же­ны свою дочь, ес­ли же хоть один за­яц про­падет, пас­ту­ху от­ру­ба­ют го­лову.

Мно­гие храб­рые, от­важные и про­вор­ные юно­ши бра­лись за эту ра­боту, но не мог­ли вы­пол­нить ко­ролев­ские ус­ло­вия — все зай­цы у них к ве­черу раз­бе­гались и ни один не воз­вра­щал­ся во дво­рец, сколь­ко они ни го­нялись за ни­ми по ле­су и ни ло­вили их. А вслед за тем ко­роль ве­лел от­ру­бать го­лову оче­ред­но­му храб­ре­цу, по­сяг­нувше­му на ру­ку ко­ролев­ны.

Од­нажды при­шел к ко­ролю пле­шивый. Ко­роль спро­сил его:

— За­чем, ин­те­рес­но знать, ты ко мне по­жало­вал?

Пле­шивый ска­зал:

— При­шел спро­сить, не най­дет­ся ли у те­бя ка­кой-ни­будь ра­ботен­ки для ме­ня, ва­ше ве­личес­тво?

Ко­роль от­ве­тил:

— У ме­ня есть толь­ко од­на ра­бота. Ес­ли ты с ней спра­вишь­ся, то очень раз­бо­гате­ешь, да еще и же­нишь­ся на мо­ей до­чери. Мне ну­жен пас­тух для этих вот со­рока зай­цев, ко­торых ты ви­дишь пе­ред со­бой. Ес­ли ве­чером ты всех их при­ведешь ко мне в це­лос­ти и сох­раннос­ти, я сде­лаю те­бя нас­ледни­ком сво­его прес­то­ла и вы­дам за те­бя за­муж свою дочь. Ес­ли же до ве­чера про­падет хоть один за­яц, то уж не обес­судь, но те­бе от­ру­бят го­лову.

Пле­шивый сог­ла­сил­ся и пос­ту­пил на служ­бу к ко­ролю.

На сле­ду­ющее ут­ро пле­шивый прис­ту­пил к ис­полне­нию обя­зан­ностей: он соб­рал всех зай­цев и по­вел их пас­тись на зе­леную лу­жай­ку не­дале­ко от двор­ца. Од­на­ко зай­цы не­дол­го пас­лись, сбив­шись в куч­ку. То один, то дру­гой убе­гал в лес, и вско­ре на лу­жай­ке не ос­та­лось ни од­но­го ко­сого. Пле­шивый страш­но ис­пу­гал­ся, по­няв, что жить ему ос­та­лось до ве­чера. Он стал гром­ко пла­кать и при­читать, кля­ня свою не­задач­ли­вую судь­бу.

Ког­да пле­шивый си­дел на лу­жай­ке и, за­лива­ясь сле­зами, го­лосил на весь лес, ми­мо не­го по тро­пин­ке про­ходи­ла древ­няя ста­руха. Она ос­та­нови­лась и спро­сила:

— По­чему ты так горь­ко пла­чешь?

— Как же мне не пла­кать, ма­туш­ка?! — вос­клик­нул пле­шивый. — У ме­ня раз­бе­жались со­рок ко­ролев­ских зай­цев, а ве­чером ко­роль ве­лит от­ру­бить мне го­лову за то, что я их не убе­рег!

В от­вет ста­руха не про­из­несла ни сло­ва, толь­ко вы­нула из кар­ма­на и про­тяну­ла ему ма­лень­кую ду­доч­ку, что­бы он не ску­чал, си­дя один на лу­жай­ке, а мог по­раз­влечь­ся иг­рой.

Ста­руха от­пра­вилась по сво­им де­лам, а пле­шивый еще дол­го ры­дал пос­ле ее ухо­да. На­конец, он ус­тал и умолк, взял в ру­ки ду­доч­ку, по­вер­тел ее и стал нас­висты­вать ка­кую-то не­хит­рую пе­сен­ку. Не прош­ло и ми­нуты, как все со­рок зай­цев, зас­лы­шав ду­доч­ку, сно­ва при­бежа­ли на лу­жай­ку, соб­ра­лись вок­руг пле­шиво­го и ста­ли же­вать трав­ку, не от­хо­дя от не­го ни на шаг.

В это вре­мя ко­роль ре­шил не­замет­но проб­рать­ся в лес и пос­мотреть, как об­сто­ят де­ла у пле­шиво­го. Под­гля­дывая за ним че­рез за­рос­ли де­ревь­ев и кус­тарни­ка, ко­роль к сво­ему боль­шо­му не­удо­воль­ствию уви­дел, что все зай­цы в на­личии и па­сут­ся ря­дом с пле­шивым. Он по­думал и ре­шил:

— Схо­жу-ка я на ба­зар, куп­лю ос­ла, пе­ре­оде­нусь в бед­ня­ка и по­еду к пле­шиво­му, а там бу­дет вид­но: или ук­ра­ду у не­го од­но­го зай­ца, или соб­лазню это­го не­веж­ду хо­роши­ми день­га­ми и от­куплю нес­коль­ко штук.

Ко­роль при­об­рел на ба­заре ос­ла, пе­ре­одел­ся в лох­мотья, подъ­ехал к пле­шиво­му и ска­зал:

— Про­шу те­бя, друг, не мо­жешь ли ты по­дарить мне зай­ца? Ес­ли нет, то хо­тя бы про­дай. Я не пос­куплюсь, хо­рошо зап­ла­чу те­бе. Очень уж мне хо­чет­ся по­лучить нес­коль­ко зай­цев этой по­роды, по­тому что они круп­ные и шкур­ки у них уди­витель­но мяг­кие.

Пле­шивый сра­зу уз­нал ко­роля, но не по­дал ви­ду, что уз­нал, и су­хо от­ве­тил:

— Нет, это не­воз­можно.

Ко­роль дол­го его уп­ра­шивал, но пле­шивый, по­иг­ры­вая на ду­доч­ке, не хо­тел и го­ворить о про­даже зай­цев. Од­на­ко ко­роль про­дол­жал нас­та­ивать, и пле­шивый, по­думав нем­но­го, ска­зал:

— Гос­по­дин, я зай­цев не про­даю, об этом не мо­жет быть и ре­чи, но ес­ли уж ты так это­го до­бива­ешь­ся, тог­да лад­но, я сог­ла­сен, от­дам те­бе од­но­го зай­ца да­ром, что­бы ты мог у се­бя до­ма вы­вес­ти та­кую же хо­рошую по­роду, но толь­ко на од­ном ус­ло­вии: дос­тавь уж мне та­кое удо­воль­ствие и по­целуй сво­его ос­ла под хвос­том.

Пос­коль­ку ко­ролю во что бы то ни ста­ло нуж­но бы­ло за­полу­чить у пле­шиво­го хо­тя бы од­но­го зай­ца, он слез с ос­ла и по­цело­вал его, а пле­шивый сгреб в охап­ку пер­во­го по­пав­ше­гося зай­чиш­ку и от­дал ко­ролю. Страш­но до­воль­ный тем, что ему уда­лось так лов­ко про­вес­ти пле­шиво­го, ко­роль схва­тил зай­ца, сел на ос­ла и у­ехал. До­ма он вы­пус­тил зай­ца по­бегать по ого­рожен­но­му дво­ру воз­ле ко­ролев­ско­го двор­ца, а сам пе­ре­одел­ся в ко­ролев­ские одеж­ды и стал до­жидать­ся пле­шиво­го.

Ког­да приш­ло вре­мя воз­вра­щать­ся во дво­рец, пле­шивый сно­ва за­иг­рал на ду­доч­ке, и все зай­цы ста­ли один за дру­гим под­бе­гать к не­му. Зву­ки ду­доч­ки ус­лы­шал и тот за­яц, ко­торый бе­гал по ко­ролев­ско­му дво­ру. Он од­ним ма­хом пе­рес­ко­чил че­рез ог­ра­ду, пом­чался на лу­жай­ку к пле­шиво­му и там при­со­еди­нил­ся к сво­им соб­рать­ям.

Пле­шивый, иг­рая на ду­доч­ке, по­шел во дво­рец, а за ним ша­гали, пос­тро­ив­шись в ряд, со­рок ко­ролев­ских зай­цев. Так он и при­вел их всех во двор, где его уже ожи­дал ко­роль. Пе­рес­чи­тав зай­цев и убе­див­шись, что их все же со­рок, а не трид­цать де­вять, как он пред­по­лагал, ко­роль очень огор­чился и дол­го ду­мал, что ему те­перь пред­при­нять. На­конец, он ска­зал:

— Ну, хо­рошо, уж ко­ли ты спра­вил­ся с этим за­дани­ем, ник­то те­бя каз­нить не ста­нет, но ес­ли ты хо­чешь по­лучить в же­ны мою дочь и стать мо­им нас­ледни­ком, ты дол­жен вы­пол­нить еще од­но за­дание: на­бить сло­вами пус­той ме­шок до са­мых кра­ев и за­вязать его ве­рев­кой.

Пле­шивый то­же нем­но­го по­думал и сог­ла­сил­ся.

Тог­да ко­роль ве­лел поз­вать свою семью, дру­гих ко­ролей, ко­торые гос­ти­ли у не­го во двор­це, и прид­ворных. Он хо­тел всем им по­казать, как пле­шивый бу­дет на­пол­нять ме­шок сло­вами, так как был уве­рен, что ни один че­ловек не смо­жет спра­вить­ся с та­кой за­дачей. Пос­ле то­го, как все соб­ра­лись, пле­шивый ска­зал ко­ролю:

— Те­бе быть глав­ным судь­ей, ва­ше ве­личес­тво, а по­тому пусть ва­ше ве­личес­тво возь­мет в ру­ки этот ме­шок и ве­рев­ку и, как толь­ко ме­шок на­пол­нится мо­ими сло­вами до кра­ев, са­молич­но его за­вяжет.

Хо­чешь не хо­чешь, а приш­лось ко­ролю взять в ру­ки ме­шок и ве­рев­ку. Вста­ли они друг про­тив дру­га, пле­шивый и ко­роль, и стал пле­шивый в при­сутс­твии всех соб­равших­ся рас­ска­зывать, на ка­ких ус­ло­ви­ях он пос­ту­пил к ко­ролю пас­ти зай­цев, как ко­роль под­смат­ри­вал за ним из-за де­ревь­ев, а по­том при­ехал к не­му на ос­ле, пе­ре­одев­шись ни­щим, и про­сил про­дать од­но­го зай­ца, что­бы вы­вес­ти до­ма та­кую же хо­рошую по­роду. Ког­да пле­шивый до­шел до рас­ска­за о том, как мни­мый ни­щий по­тянул к се­бе ос­ла, что­бы по­цело­вать его под…, ко­роль не дал ему до­гово­рить, обор­вал на по­лус­ло­ве и ска­зал:

— Ну, хва­тит, хва­тит, сы­нок, ме­шок и так уже по­лон до кра­ев. — Ко­роль быс­тро за­вязал ме­шок свер­ху ве­рев­кой и до­бавил: — А те­перь бе­ри в же­ны мою доч­ку, жи­вите и будь­те счас­тли­вы.

Так бла­года­ря сво­ей удач­ли­вос­ти и на­ход­чи­вос­ти пле­шивый же­нил­ся на до­чери ко­роля и стал нас­ледни­ком его ко­ролевс­тва.