Королевская дочь и мертвая голова

Что бы­ло, то бы­ло, а бы­ло вот что. У од­но­го ко­роля рос­ли три кра­сави­цы до­чери. Од­нажды от­пра­вил­ся ко­роль вер­хом на про­гул­ку. Дол­го он ехал и вдруг ви­дит: сто­ит воз­ле до­роги дво­рец, да та­кой кра­сивый — заг­ля­денье. Ко­роль смот­рит, лю­бу­ет­ся, но ед­ва лишь он по­рав­нялся с двор­цом, как ло­шадь под ним не­ожи­дан­но ос­ту­пилась и по­пала но­гой в не­боль­шую рас­ще­лину на до­роге. Ста­ла ло­шадь но­гу вы­тас­ки­вать, бь­ет­ся, а вы­тащить ни­как не мо­жет. Ко­роль слез с ло­шади и взял­ся ей по­могать, но все нап­расно. Спе­шились и прид­ворные, соп­ро­вож­давшие ко­роля, соб­ра­лись про­хожие, все вы­тас­ки­ва­ют но­гу ло­шади ко­роля из рас­ще­лины, а вы­тащить не мо­гут.

Де­ло идет уже к но­чи, ко­ролю по­ра ехать до­мой и ло­жить­ся спать. По­няв, что но­гу ло­шади выс­во­бодить не удас­тся, ко­роль в сер­дцах вос­клик­нул:

— Кто вы­тащит но­гу мо­ей ло­шади из ямы, то­му я от­дам в же­ны стар­шую дочь!

Ед­ва ус­пел он про­из­нести эти сло­ва, как из пред­ве­чер­них су­мерек вы­шел нез­на­комец, в мгно­венье ока ос­во­бодил но­гу ло­шади из рас­ще­лины и тот­час ис­чез, буд­то рас­тво­рил­ся в ту­мане.

Ко­роль вер­нулся до­мой и со­об­щил стар­шей до­чери, что она прос­ва­тана. А пос­коль­ку ям­ка, в ко­торую по­пала но­га ло­шади, на­ходи­лась воз­ле то­го кра­сиво­го двор­ца, сто­яв­ше­го у до­роги, ко­роль ре­шил, что ло­шадь выз­во­лил из бе­ды кто-то из его оби­тате­лей. По­это­му на сле­ду­ющее ут­ро он ве­лел от­везти стар­шую дочь ту­да.

Де­вуш­ка подъ­еха­ла ко двор­цу на ка­рете с ко­ролев­ски­ми слу­гами. За­тем слу­ги у­еха­ли, и она од­на вош­ла во двор­цо­вые по­кои. Дол­го си­дела стар­шая дочь ко­роля в бо­гато уб­ранной ком­на­те и жда­ла, что­бы к ней кто-ни­будь вы­шел. На­конец от­во­рилась дверь, и в ком­на­ту во­шел боль­шой и очень страш­ный на вид арап. Он пок­ло­нил­ся ей и от­крыл вы­сокие две­ри, ко­торые ве­ли в со­сед­нюю ком­на­ту. И что же уви­дела нес­час­тная ко­ролев­на в той ком­на­те?! В уг­лу на под­став­ке сто­яла мер­твая го­лова. Вслед за ко­ролев­ской до­черью, ко­торая сод­рогну­лась при ви­де та­кого страш­но­го зре­лища, во­шел в ком­на­ту арап и, с пок­ло­ном об­ра­тясь к ней, ска­зал:

— Это и есть твой муж, с ко­торым ты дол­жна про­жить до кон­ца сво­их дней.

Бед­ная де­вуш­ка раз­ры­далась. Она и по­мыс­лить не мог­ла, как ей про­жить до кон­ца сво­их дней с го­ловой мер­тве­ца. Весь день хо­дила она по двор­цу, при­читая и пла­ча. А по­том всю ночь про­сиде­ла в тем­но­те без сна, дро­жа от стра­ха.

На сле­ду­ющее ут­ро ко­роль прис­лал кор­ми­лицу уз­нать, как жи­вет­ся его до­чери в прек­расном двор­це. Де­вуш­ка, уви­дев ста­рую кор­ми­лицу, со сле­зами бро­силась к ней на шею и ста­ла умо­лять от­вести ее об­ратно до­мой, так как она боль­ше ни ми­нуты не же­ла­ет здесь ос­та­вать­ся. Ста­руха сжа­лилась над ней и, не го­воря ни сло­ва, от­ве­ла к от­цу.

Но обе­щание есть обе­щание. И на сле­ду­ющий день ко­роль от­пра­вил во дво­рец вто­рую дочь. Че­рез сут­ки и она вер­ну­лась об­ратно, ска­зав, что не мо­жет жить с этой кош­марной го­ловой.

Тог­да приш­ла к ко­ролю млад­шая и са­мая лю­бимая его дочь и ска­зала:

— Отец, от­правь ме­ня во дво­рец к мер­твой го­лове, и будь что бу­дет.

— Дочь моя, — от­ве­тил ко­роль, — что ты за­дума­ла? Я те­бя боль­ше дру­гих до­черей ле­лею и ба­лую, как же я мо­гу до­пус­тить, что­бы ты выш­ла за­муж за мер­твую го­лову? За­чем те­бе гу­бить свою жизнь?

— Отец, я то­же хо­чу ис­пы­тать свою судь­бу, — от­ве­тила ему ко­ролев­на.

— Что же, сту­пай, ес­ли та­кова твоя во­ля, — ска­зал ко­роль, очень огор­ченный ее ре­шени­ем.

Де­вуш­ка при­еха­ла во дво­рец и вош­ла в бо­гато уб­ранные по­кои. К ней, как и к ее стар­шим сес­трам, вы­шел арап и про­водил в ком­на­ту, где в уг­лу на под­став­ке сто­яла мер­твая го­лова. И хо­тя де­вуш­ка очень ис­пу­галась, она все же взя­ла го­лову мер­тве­ца в ру­ки, нем­ножко пог­ла­дила ее по во­лосам и про­гово­рила:

— Вот хо­рошо, те­перь и я за­мужем!

И ос­то­рож­но пос­та­вила го­лову на мес­то.

На сле­ду­ющее ут­ро ко­роль прис­лал ста­рую кор­ми­лицу спро­сить, как чувс­тву­ет се­бя его лю­бимая дочь. Та приш­ла во дво­рец и, уви­дев ко­ролев­ну, спро­сила:

— Ну как те­бе здесь жи­вет­ся, доч­ка? Нра­вит­ся ли те­бе твой муж?

— Жи­вет­ся как нель­зя луч­ше, до­рогая кор­ми­лица! — от­ве­тила ко­ролев­на. — А муж у ме­ня та­кой, ка­кого нет ни у ко­го на све­те!

«Что прав­да, то прав­да», — по­дума­ла кор­ми­лица. Она пос­пе­шила до­мой и со­об­щи­ла ко­ролю ра­дос­тную весть: его млад­шая дочь жи­вет ку­да как слав­но и очень счас­тли­ва со сво­им му­жем. Ко­роль об­ра­довал­ся, а его стар­шие до­чери, ус­лы­шав это, при­заду­мались.

— Как она мо­жет быть счас­тли­ва, ес­ли ее муж все­го-нав­се­го го­лова мер­тве­ца? — не­до­уме­вали они. И, же­лая ис­пы­тать сес­тру, пос­ла­ли ей с кор­ми­лицей чу­дес­ную брошь с дра­гоцен­ны­ми ка­мень­ями.

— Спро­си сес­тру, не хо­чет ли она ку­пить эту брошь? Ска­жи, что мы се­бе та­кие уже ку­пили, — на­каза­ли они ста­рухе.

Кор­ми­лица приш­ла во дво­рец и спро­сила ко­ролев­ну:

— Доч­ка, сес­тры спра­шива­ют, не хо­чешь ли ты ку­пить се­бе эту брошь?

Ко­ролев­на взя­ла брошь и ста­ла ее рас­смат­ри­вать. У нее ни­ког­да еще не бы­ло та­кого прек­расно­го ук­ра­шения. Брошь ей очень пон­ра­вилась.

— Мне хо­телось бы ее ку­пить, до­рогая кор­ми­лица. Но сна­чала мне нуж­но по­сове­товать­ся с му­жем. Ес­ли он сог­ла­сен, я ее при­об­ре­ту, — от­ве­тила ум­ная де­вуш­ка.

С эти­ми сло­вами она про­води­ла ста­руху до­мой, а са­ма пош­ла в од­ну из ком­нат, се­ла и рас­пла­калась, по­тому что не зна­ла, где взять де­нег, что­бы ку­пить эту прек­расную брошь. Как толь­ко она зап­ла­кала, дверь в ком­на­ту рас­тво­рилась, во­шел арап и спро­сил ее, по­чему она пла­чет. Де­вуш­ка рас­ска­зала ему о сво­ем огор­че­нии. Арап не­мед­ленно от­пра­вил­ся к мер­твой го­лове и все ей пе­рес­ка­зал. Мер­твая го­лова рас­кры­ла свои ус­та и про­из­несла:

— Пе­редай гос­по­же, что­бы она взя­ла клю­чи, ко­торые ле­жат на оча­ге в той ком­на­те, где она си­дит, пош­ла в дру­гую ком­на­ту — ты ее зна­ешь, — от­кры­ла клю­чом дверь и взя­ла там столь­ко де­нег, сколь­ко ей на­до.

На сле­ду­ющий день кор­ми­лица сно­ва приш­ла во дво­рец и спро­сила:

— Так что же пе­редать тво­им сес­трам? Они спра­шива­ют, сог­ла­сен ли муж ку­пить те­бе брошь?

— О чем тут го­ворить, до­рогая кор­ми­лица? — от­ве­тила де­вуш­ка. — Ес­ли я хо­чу ее ку­пить, не­уже­ли он ста­нет мне пе­речить и пор­тить нас­тро­ение? Он и де­нег мне дал на по­куп­ку.

Ста­руха страш­но уди­вилась. Так и не по­няв, как де­вуш­ке уда­лось до­гово­рить­ся с мер­твой го­ловой, она от­да­ла ей брошь, взя­ла день­ги и уш­ла до­мой.

Уз­нав, что млад­шая сес­тра ку­пила брошь, стар­шие сес­тры чуть не лоп­ну­ли от за­вис­ти и тут же при­дума­ли ей но­вое ис­пы­тание. На сле­ду­ющий день они сно­ва прис­ла­ли кор­ми­лицу во дво­рец. Та ска­зала ко­ролев­не:

— Твои сес­тры приг­ла­ша­ют те­бя по­ехать се­год­ня вмес­те с ни­ми в ку­паль­ню!

Де­вуш­ка по­дума­ла и от­ве­тила:

— По­дож­ди здесь нем­но­го, я пой­ду и спро­шу му­жа, от­пустит ли он ме­ня.

Она сно­ва уш­ла в дру­гую ком­на­ту, се­ла и зап­ла­кала, по­тому что не зна­ла, на чем ехать — не бы­ло у нее ни по­воз­ки, ни ло­шад­ки. Толь­ко она зап­ла­кала, во­шел в ком­на­ту арап и спро­сил, как и в прош­лый раз, по­чему она пла­чет. Де­вуш­ка рас­ска­зала ему о приг­ла­шении сес­тер. Арап тот­час от­пра­вил­ся к мер­твой го­лове и пе­редал ей все сло­во в сло­во. Мер­твая го­лова от­ве­тила так:

— Ска­жи гос­по­же: пусть она при­мет это приг­ла­шение. А ты про­води ее до во­рот двор­ца.

Де­вуш­ка выш­ла с ара­пом и сво­ей кор­ми­лицей к во­ротам — и что же она уви­дела! Вся до­рога пе­ред двор­цом бы­ла зап­ру­жена бо­гаты­ми по­воз­ка­ми. Сре­ди них воз­вы­шалась зо­лоче­ная ка­рета. Слу­жан­ки с бан­ны­ми при­над­лежнос­тя­ми в ру­ках ок­ру­жили ка­рету и жда­ли дочь ко­роля.

Де­вуш­ка се­ла в зо­лоче­ную ка­рету, кор­ми­лица и слу­жан­ки рас­се­лись по по­воз­кам, и все по­еха­ли в ку­паль­ню. А там сес­тры сно­ва му­чились за­вистью при ви­де рос­ко­ши, в ко­торой жи­вет те­перь их млад­шая сес­тра.

На сле­ду­ющий день они пос­ла­ли кор­ми­лицу во дво­рец к млад­шей сес­тре и про­сили ей пе­редать, что хо­тели бы у нее ото­бедать. Де­вуш­ка объ­яс­ни­ла кор­ми­лице, что она смо­жет дать от­вет толь­ко пос­ле то­го, как об­су­дит этот воп­рос с му­жем.

Ед­ва она вош­ла в дру­гую ком­на­ту и рас­пла­калась, по­тому что не зна­ла, как и где при­нять сес­тер и чем их на­кор­мить, дверь мгно­вен­но от­во­рилась, на по­роге по­явил­ся арап и спро­сил ее, по­чему она пла­чет. Уз­нав о при­чине слез, он тот­час нап­ра­вил­ся к мер­твой го­лове, ко­торая выс­лу­шала его, от­кры­ла свои мер­твые ус­та и про­из­несла сле­ду­ющее:

— Пе­редай гос­по­же: пусть она ска­жет кор­ми­лице, что приг­ла­ша­ет зав­тра сес­тер на обед. А ког­да кор­ми­лица уй­дет до­мой, от­ве­ди гос­по­жу в сто­ловую, и пусть она пре­дуп­ре­дит слуг, что­бы кто-ли­бо из них, как толь­ко сес­тры при­дут и ся­дут за стол обе­дать, во­шел в сто­ловую и гром­ко ска­зал: «Гос­по­жа, будь доб­ра, схо­ди на ми­нут­ку в дру­гую ком­на­ту, по­тому что твой муж хо­чет те­бе что-то со­об­щить».

Де­вуш­ка все сде­лала так, как ей пе­редал арап.

На сле­ду­ющий день зло­получ­ные сес­тры при­еха­ли в гос­ти к сво­ей млад­шей сес­тре. Вой­дя в сто­ловую, они бы­ли по­раже­ны. В бо­гато уб­ранной и ук­ра­шен­ной ком­на­те стол ло­мил­ся от яств. Вок­руг не­го сто­яли кра­сиво оде­тые слу­ги. Та­кой рос­ко­ши и та­кого обе­да сес­тры ни­как не ожи­дали! А слу­ги вно­сили все но­вые и но­вые блю­да. На­конец, во­шел слу­га и гром­ко про­из­нес:

— Гос­по­жа, сде­лай ми­лость, вый­ди в дру­гую ком­на­ту, по­тому что твой муж хо­чет те­бе что-то ска­зать.

Ко­ролев­на тот­час вста­ла из-за сто­ла, выш­ла в дру­гую ком­на­ту и ста­ла там раз­го­вари­вать са­ма с со­бой, но до­воль­но гром­ко, что­бы сес­тры мог­ли ее ус­лы­шать. Пос­ле это­го она вер­ну­лась и сно­ва се­ла за стол.

А сес­тер пу­ще преж­не­го ра­зоб­ра­ли лю­бопытс­тво и за­висть. В ду­ше они кля­ли се­бя за то, что упус­ти­ли та­кое бо­гатс­тво, а млад­шей сес­тре ска­зали:

— Те­перь мы во что бы то ни ста­ло хо­тим поз­на­комить­ся с тво­им му­жем! По­ди и при­веди его сю­да.

Де­лать не­чего, пош­ла бед­ная де­вуш­ка в со­сед­нюю ком­на­ту, се­ла там и при­нялась пла­кать. Толь­ко она зап­ла­кала, как от­кры­лась дверь и в ком­на­ту ти­хонь­ко вош­ла чер­ная ко­шеч­ка, ко­торая по­тер­лась у ее ног, а по­том от­пра­вилась ку­да-то, все вре­мя обо­рачи­ва­ясь, слов­но приг­ла­шая пой­ти за со­бой. Ко­ролев­ская дочь по­няла ко­шеч­ку, вста­ла и пос­ле­дова­ла за ней. Так они ми­нова­ли нес­коль­ко бо­гато об­став­ленных ком­нат и выш­ли в чу­дес­ный сад. Там под пыш­ным кус­том ро­зы уви­дела ко­ролев­на прек­расную зо­лото­воло­сую де­вуш­ку, прек­расно­го юно­шу и ма­лень­ко­го маль­чи­ка. Все трое ле­жали на тра­ве и спа­ли глу­боким сном. Лу­чи сол­нца па­дали на ре­бен­ка и силь­но на­пек­ли ему го­лову. Де­вуш­ке ста­ло жал­ко ма­лень­ко­го маль­чи­ка, и она прик­ры­ла ему го­лову сво­им плат­ком. По­том она за­мети­ла, что во­лосы прек­расной де­вуш­ки пе­реви­ты ко­лючи­ми стеб­ля­ми ро­зы. Скло­нив­шись над кра­сави­цей, ко­ролев­на ос­то­рож­но и мед­ленно ста­ла ос­во­бож­дать ей ло­кон за ло­коном, ста­ра­ясь не по­цара­пать ли­цо и не на­рушить ее сон. Ког­да зо­лотые во­лосы кра­сави­цы бы­ли ос­во­бож­де­ны от ши­пов, та глу­боко вздох­ну­ла и ве­ки ее зат­ре­пета­ли. А ко­ролев­на, ис­пу­гав­шись, спря­талась за ро­зовый куст.

Зо­лото­воло­сая де­вуш­ка прос­ну­лась и очень уди­вилась, за­метив, что ее во­лосы сво­бод­ны от ши­пов. Она сра­зу же раз­бу­дила юно­шу и спро­сила его:

— Пос­мотри, кто-то вы­нул из мо­их во­лос ши­пы и этим ос­во­бодил ме­ня от злых чар! Кто-то ук­рыл го­лову ре­бен­ка плат­ком и за­щитил его от го­ряче­го сол­нца! Ты не зна­ешь, кто это сде­лал?

Но юно­ша от­ве­тил:

— Нет, я то­же спал глу­боким сном и ни­чего не ви­дел.

Тог­да зо­лото­воло­сая кра­сави­ца ска­зала:

— Пусть тот, кто сде­лал нам это доб­рое де­ло, по­дой­дет ко мне, и я вы­пол­ню лю­бое его же­лание!

Ко­ролев­на, пря­тав­ша­яся за кус­том ро­зы, выш­ла к ней и ска­зала:

— Ах, сес­тра, по­моги мне в мо­их зат­рудне­ни­ях, и я са­ма сде­лаю для те­бя все, что ты за­хочешь! Отец вы­дал ме­ня за­муж за мер­твую го­лову, а те­перь мо­его му­жа хо­тят уви­деть мои за­вис­тни­цы сес­тры. Про­шу те­бя, по­кажи, ку­да мне пой­ти, что­бы встре­тить­ся с этим че­лове­ком, и я то­же ни­ког­да не за­буду твою доб­ро­ту.

Сло­ва бед­ной де­вуш­ки глу­боко взвол­но­вали зо­лото­воло­сую кра­сави­цу.

— Вот че­ловек, ко­торо­го ты ищешь, — ска­зала она, по­казы­вая на прек­расно­го юно­шу. — Это и есть твой муж.

По­том зо­лото­воло­сая де­вуш­ка — она ока­залась Кра­сой зем­ли — рас­ска­зала о се­бе.

Она жи­ла в под­земном царс­тве, по­хити­ла юно­шу, прель­стив­шись его кра­сотой, и не от­пуска­ла его на­верх, в царс­тво жи­вых лю­дей, а вмес­то не­го по­мес­ти­ла в его двор­це го­воря­щую мер­твую го­лову. Но од­нажды во вре­мя сна ее окол­до­вали, пе­ревив ей во­лосы стеб­ля­ми ро­зы с ос­тры­ми ко­люч­ка­ми, и с тех пор она не мог­ла прос­нуть­ся.

— Воз­вра­щай­ся с ним до­мой, — ска­зала Кра­са зем­ли. — За твою доб­ро­ту и за то, что ты ос­во­боди­ла ме­ня от злых чар, я от­пускаю его.

Счас­тли­вая вер­ну­лась ко­ролев­на во дво­рец со сво­им му­жем. Они прош­ли пря­мо в ту ком­на­ту, где си­дели и жда­ли их ее стар­шие сес­тры. Те, уви­дев кра­сав­ца-зя­тя, сна­чала обом­ле­ли, а по­том чуть не рас­пла­кались от за­вис­ти.

А ко­ролев­на и ее муж до са­мых ны­неш­них дней жи­вут и здравс­тву­ют в до­воль­стве и счастье.