Младший брат – самый слабый и болезный

Жи­ли три бра­та, и бы­ла у них сес­тра. Под­росла сес­тра, соб­ра­лись братья и ста­ли ре­шать, ку­да им луч­ше вы­дать сес­тру за­муж. Стар­ший брат ска­зал:

— Вы­дадим ее в де­рев­ню, до ко­торой от нас один день пу­ти. Так мы бу­дем час­то ее ви­деть.

Сред­ний брат ска­зал:

— Ес­ли мы от­да­дим ее в де­рев­ню, до ко­торой два дня пу­ти, то­же ни­чего страш­но­го не про­изой­дет. Мы смо­жем ез­дить за ней и при­возить ее к нам в гос­ти.

Млад­ший брат, ко­торый был пле­шивым, ска­зал:

— Нет, да­вай­те от­да­дим ее в де­рев­ню, до ко­торой три дня пу­ти, по­тому что же­них из той де­рев­ни са­мый бо­гатый.

Братья сог­ла­сились и от­да­ли ее за­муж в де­рев­ню, до ко­торой бы­ло три дня пу­ти.

Прош­ло нес­коль­ко лет. Братья сос­ку­чились по сес­тре и ре­шили при­вез­ти ее до­мой по­гос­тить.

От­пра­вил­ся за сес­трой стар­ший брат. Ког­да муж сес­тры уви­дел на по­роге сво­его де­веря, он очень об­ра­довал­ся, вы­шел навс­тре­чу, креп­ко об­нял его и рас­це­ловал. По­том при­вел в ком­на­ту и поз­вал же­ну:

— Смот­ри, же­на, кто при­шел к нам в гос­ти! Твой стар­ший брат, а стар­ший брат, са­ма зна­ешь, са­мый до­рогой и лю­бимый!

За­тем он поп­ро­сил же­ну при­гото­вить хо­роший ужин и ис­печь пи­рог.

Нас­та­ло вре­мя ужи­на. Сес­тра нак­ры­ла стол и пос­та­вила на не­го мно­го вкус­ных блюд. Хо­зя­ин взял ку­сочек пи­рога, от­ку­сил два-три ра­за, за­тем вы­тер гу­бы, встал из-за сто­ла и ска­зал:

— Сла­ва бо­гу, сыт ли я, не сыт, не важ­но, за­то гость сыт!

С эти­ми сло­вами он вы­шел из ком­на­ты и от­пра­вил­ся спать. Приш­лось и гос­тю встать из-за сто­ла, не ус­пев прог­ло­тить ни ку­соч­ка, и лечь спать го­лод­ным.

В час но­чи хо­зя­ин встал, поз­вал же­ну и ска­зал:

— При­неси-ка пи­рогов и ле­пешек, ко­торые там на сто­ле ос­та­лись. Ужас­но есть хо­чет­ся!

Же­на при­нес­ла все, что бы­ло при­готов­ле­но, и ску­пой хо­зя­ин съ­ел ужин до пос­ледней крош­ки.

На рас­све­те встал стар­ший брат, всю ночь про­воро­чав­ший­ся от го­лода. Вы­пили они по чаш­ке ко­фе с хо­зя­ином, по­бесе­дова­ли о том о сем, и гость как бы меж­ду про­чим спро­сил:

— Не от­пустишь ли ты сес­тру со мной на нес­коль­ко дней? Очень уж мы по ней сос­ку­чились.

Но муж при­думал ты­сячу при­чин, по ко­торым он не мо­жет от­пустить же­ну да­же на один день. Так стар­ший брат вер­нулся до­мой не со­лоно хле­бав­ши и без сес­тры.

Ус­лы­шав, как обер­ну­лось де­ло, сред­ний брат за­явил:

— Те­перь я по­еду за сес­трой и не ус­по­ко­юсь, по­ка не при­веду ее!

От­пра­вил­ся он в путь, при­шел в дом сес­тры, и там пов­то­рилось то же са­мое, что бы­ло и со стар­шим бра­том. Че­рез не­делю сред­ний брат вер­нулся до­мой из­го­лодав­ший­ся и ни с чем.

— У вас ни­чего не по­лучи­лось, за­то у ме­ня все по­лучит­ся! — за­явил стар­шим млад­ший брат, тот, что был пле­шивым. — Уж я-то неп­ре­мен­но при­веду сес­тру до­мой!

При­шел млад­ший брат в дом сес­тры. Зять, уви­дев его на по­роге, очень об­ра­довал­ся, вы­шел навс­тре­чу, об­нял, рас­це­ловал и ска­зал же­не:

— Смот­ри, же­на, кто при­шел к нам в гос­ти! Твой млад­ший брат! А млад­ший брат, са­ма зна­ешь, са­мый сла­бый и бо­лез­ный! При­готовь нам хо­роший ужин да ис­пе­ки пи­рог!

Нас­та­ло вре­мя ужи­на, хо­зя­ин и гость усе­лись за стол, ус­тавлен­ный вкус­ны­ми блю­дами. Хо­зя­ин пер­вым взял ку­сок пи­рога, от­ку­сил два-три ра­за, вы­тер гу­бы, встал из-за сто­ла и ска­зал:

— Ну, сла­ва бо­гу, сыт ли я, не сыт, не важ­но, за­то гость сыт!

С эти­ми сло­вами он нап­ра­вил­ся в дру­гую ком­на­ту.

— Сда­ет­ся мне, — от­ве­тил ему пле­шивый, — что ты се­год­ня поз­дно обе­дал. А я страш­но про­голо­дал­ся, по­тому что три дня ша­гал по го­рам, а се­год­ня так у ме­ня во­об­ще крош­ки хле­ба с ут­ра во рту не бы­ло.

Си­дя один за сто­лом, он не то­ропясь при­нял­ся за еду и с ап­пе­титом по­ужи­нал. На­ев­шись до от­ва­ла, он уви­дел, что на про­тив­не ос­тался еще один боль­шой ку­сок пи­рога.

— По­ди сю­да, сес­тра, — поз­вал он. — Поп­ро­буй и ты ку­сочек пи­рога!

Но сес­тра от­ве­тила:

— Нет, не хо­чу я, не бу­ду. Я сы­та.

Тог­да пле­шивый поз­вал со­баку, ко­торая си­дела в уг­лу ком­на­ты, до­жида­ясь объ­ед­ков пос­ле ужи­на, и бро­сил ей все, что на сто­ле ос­та­валось.

Хо­зя­ин до­ма в ду­ше раз­гне­вал­ся не на шут­ку, но вслух ни­чего ска­зать не ре­шил­ся. Пос­ле ужи­на пле­шивый сде­лал вид, что его смо­рил сон, и, рас­тя­нув­шись на тю­фяке в той же ком­на­те, где на­ходил­ся очаг, тот­час зах­ра­пел. А хо­зя­ин до­ма от­пра­вил­ся спать на го­лод­ный же­лудок и до по­луно­чи вер­телся на сво­ей пос­те­ли, как на рас­ка­лен­ной ско­воро­де. На­конец он не вы­дер­жал, поз­вал же­ну и ска­зал:

— Же­на, при­готовь мне че­го-ни­будь по­есть, а то я прос­то уми­раю с го­лоду!

— А что при­гото­вить? Ис­печь крен­дель на уг­лях или сва­рить муч­ную пох­лебку? — ше­потом спро­сила же­на.

— Что ско­рее, то и сде­лай, — от­ве­тил муж. — Толь­ко не меш­кай, сил нет тер­петь.

Же­на взя­ла кваш­ню, быс­тро за­меси­ла сдоб­ный крен­дель, пош­ла к оча­гу и за­рыла крен­дель в го­рячие уг­ли.

Пле­шивый, ко­торый и не ду­мал спать, а кра­ем гла­за наб­лю­дал за сес­трой, прек­расно по­нял, что она де­ла­ет. Он быс­тро вско­чил со сво­его тю­фяка и по­дошел к ней.

— Что ты так поз­дно здесь де­ла­ешь, сес­тра? — спро­сил он.

— Ни­чего, приш­ла по­гасить огонь в оча­ге.

— Тог­да пос­лу­шай, что я хо­чу те­бе рас­ска­зать, — на­чал он, по­низив го­лос. — Как хо­рошо, что мы мо­жем по­гово­рить на­еди­не. Пос­мотри, как мы, братья, ре­шили раз­де­лить меж­ду со­бой на­шу зем­лю, паш­ни, лу­га и пас­тби­ща.

Он взял в ру­ки щип­цы для уг­лей и про­дол­жал:

— Стар­ше­му бра­ту мы от­да­дим учас­ток, ко­торый на­чина­ет­ся вот здесь, око­ло до­ма, и за­кан­чи­ва­ет­ся там, где рас­тут ря­дом два ду­ба, — при этом он про­вел глу­бокую ли­нию вдоль сдоб­но­го ка­лача, вда­вив в сы­рое тес­то го­рячие уг­ли. — Сред­не­му от­да­дим вот эту зем­лю, ко­торая на­чина­ет­ся око­ло двух ду­бов и за­кан­чи­ва­ет­ся здесь, око­ло ары­ка, — млад­ший брат про­вел щип­ца­ми еще од­ну ли­нию по­перек ка­лача, — а мне, са­ма по­нима­ешь, что дос­та­нет­ся — вот этот учас­ток зем­ли, от сих до сих пор.

Тут пле­шивый хо­рошо по­мял щип­ца­ми крен­дель, окон­ча­тель­но пе­реме­шав тес­то с зо­лой и уг­ля­ми и сде­лав его со­вер­шенно неп­ри­год­ным для еды.

Сес­тра, за­кусив в сму­щении гу­бу, слу­шала рас­сказ бра­та, а ког­да уви­дела, что сдоб­ный крен­дель сго­рел и ис­порчен, вос­клик­ну­ла:

— Что ты на­делал, брат! Ведь там, на уг­лях, я пек­ла крен­дель для му­жа!

— Раз­ве? — уди­вил­ся тот. — Вот уж не ду­мал!

И он сно­ва улег­ся на тю­фяк и сде­лал вид, что спит.

Сес­тра пош­ла к му­жу и рас­ска­зала ему, что про­изош­ло.

— Но я же уми­раю с го­лоду! — взмо­лил­ся муж. — Ра­ди бо­га, сва­ри мне ско­рее муч­ную пох­лебку!

Же­на по­ложи­ла в ко­телок все, что нуж­но для пох­лебки, за­лила во­дой и пос­та­вила ко­телок на очаг. Пле­шивый ти­хонь­ко наб­лю­дал за сес­трой. За­метив, что во­да в ко­тел­ке за­кипа­ет, он не­ожи­дан­но вско­чил на но­ги и по­дошел к оча­гу.

— Что ты опять здесь го­товишь, сес­тра? — спро­сил он с де­лан­ным изум­ле­ни­ем.

— Я вче­ра не ус­пе­ла белье про­кипя­тить, — от­ве­тила та. — Не хо­чу ос­тавлять эту ра­боту на зав­тра.

— Вот и хо­рошо, — отоз­вался пле­шивый. — Пос­ти­рай уж тог­да за­од­но и мою фес­ку!

И он швыр­нул свою фес­ку в ко­телок с пох­лебкой.

— Что ты сде­лал, брат! — крик­ну­ла сес­тра. — За­чем ты бро­сил ее, ведь это же муч­ная пох­лебка!

Но бы­ло поз­дно: пох­лебка вып­лесну­лась из ко­тел­ка, а на дне его пла­вала гряз­ная фес­ка пле­шиво­го.

Сес­тра пош­ла и сно­ва рас­ска­зала все му­жу.

— Тог­да на­дои мне хоть мо­лока, — поп­ро­сил тот.

От­пра­вилась она до­ить ко­рову, а пле­шивый ти­хонь­ко вы­шел из ком­на­ты, прок­рался за ней и спря­тал­ся под лес­тни­цей. Ког­да сес­тра по­до­ила ко­рову, он шаг­нул ей навс­тре­чу и, из­ме­нив го­лос, про­шеп­тал:

— Же­на, да­вай я здесь мо­лока выпью, а то как бы этот пле­шивый опять че­го-ни­будь не нат­во­рил.

Сес­тра, не уз­нав его, от­да­ла ему крин­ку, и он вы­пил все мо­локо до пос­ледней кап­ли.

Вер­нувшись в ком­на­ту, сес­тра уви­дела сво­его му­жа, ко­торый с не­тер­пе­ни­ем ждал ее.

— Что же те­перь де­лать, при­дет­ся мне, вид­но, пой­ти на ого­род и по­есть хо­тя бы сы­рой ка­пус­ты, — ска­зал муж, выс­лу­шав рас­сказ же­ны.

Вы­шел хо­зя­ин до­ма на ого­род и стал там об­ди­рать и же­вать ка­пус­тные листья, а пле­шивый выс­коль­знул из две­ри за ним, схва­тил пер­вое по­пав­ше­еся под ру­ку по­лено и да­вай что есть си­лы ко­лотить зя­тя по спи­не. Ко­лотит да еще кри­чит во все гор­ло:

— Сес­тра, сес­тра! Ско­рее сю­да! На ваш ого­род заб­рался осел и ест ка­пус­ту!

Хо­зя­ин убе­жал до­мой, со сты­да так и не по­дав го­лоса. У се­бя в ком­на­те он улег­ся спать с си­няка­ми и за­ноза­ми на спи­не и до са­мого рас­све­та тер­пел му­ки го­лода.

Ут­ром пле­шивый ве­село при­ветс­тво­вал хо­зя­ина, буд­то меж­ду ни­ми ни­чего пло­хого не про­изош­ло. Хо­зя­ин то­же да­же на­меком не вы­дал, как нас­тра­дал­ся от неп­ро­шено­го гос­тя. Ста­ли они пить ко­фе, и пле­шивый спро­сил:

— Ну как, от­пустишь к нам сес­тру по­гос­тить на нес­коль­ко дней? Или у те­бя сно­ва най­дет­ся ты­сяча при­чин ее не от­пустить?

Хо­зя­ин по­бо­ял­ся, что пле­шивый рас­ска­жет всем род­ным и со­седям, как он про­учил его за ску­пость, и ре­шил от­пустить с ним же­ну к брать­ям.

Пле­шивый вер­нулся в род­ную де­рев­ню в доб­ром здра­вии и хо­рошем нас­тро­ении вмес­те с сес­трой. До­ма он рас­ска­зал брать­ям, как ему уда­лось пе­рехит­рить и про­учить ску­пого зя­тя, ведь не­даром же он был млад­шим бра­том, а млад­ший брат, как вы зна­ете, са­мый сла­бый и бо­лез­ный.