Как медвежонок поумнел

Быстрые-быстрые лучи солнца выскочили из-за горизонта и пристроились на самой макушке седых Уральских гор. Оттуда они перескочили на верхушки вечнозеленых сосен и, прыгая с ветки на ветку, стали спускаться вниз, на землю. А несколько лучей-шалунишек стали щекотать кончик носа Мишутки. В это время он крепко спал у медвежьей берлоги. Мишутка сладко чихнул раз, чихнул другой — и проснулся. Но вставать с теплой постели он и не думал.

— Мама, хочу меда, — крикнул он, лениво потягиваясь. — Меда хочу!

— Скоро, сынок, у нас будет много меда, — сказала Медведица. — Только ты потерпи немножко.
— Не хочу терпеть, дай мне меда сейчас же, — захныкал Мишутка.
— Вон иди, посмотри в бочке, — сказала мать сердито. — Глупый мальчишка, ты же знаешь: прошлогодний мед мы съели еще вчера.

Мишутка начал плакать:

— Дай мне меда, дай, да-ай!..
— Эх, сынок, сынок, когда же ты возьмешься за ум? — сказала Медведица с досадой и почесала себе затылок.
— Не нужен мне ум, мне нужен мед, — продолжал Мишутка плакать. — Меда хочу-у-у!
— Потерпи, сейчас я схожу вниз, в соседний бор, — сказала тогда Медведица. — А ты постереги берлогу, поиграй. Только будь осторожен! Можешь полизать мед на дне бочки, — добавила она, взяла бадью на плечо и стала спускаться с горы.

Оставшись один, Мишутка тут же перестал плакать.

А хитрая Лиса еще до рассвета спряталась в кустах и наблюдала за медвежьей берлогой. Она все видела, даже слышала, как Медведица-мать обругала Мишутку глупым мальчишкой. Она потихонечку подползла к берлоге и юркнула в бочку.

— Настала пора полакомиться медом, — сказала она сама себе и стала слизывать сладкие остатки меда со дна бочки.

Мишутка почувствовал недоброе, сел и стал оглядываться по сторонам.

Сорока-белобока сидела на ветке прямо над его головой. Вдруг она застрекотала:
— Скр-реби, скр-реби, кр-репче скр-реби!..

Мишутка подошел к бочке. В ней кто-то был. Недолго думая, он захлопнул откидную крышку бочки и сел на нее.

— Эй, кто там? — спросил Мишутка.
— Это— я. Лиса, ваша самая близкая родственница,— ответила Лиса.
— Не ври, остроносая! — сказал Мишутка. — Какая ты нам родственница?
— А знаешь ли, дуб у вашей берлоги и дуб у моей норки в давние времена были желудями одного дуба. Вот с тех пор мы и родственники…
— Неужели, хи-хи-хи! — рассмеялся Мишутка и захлопал передними лапами. — Вот вернется моя мама, она тебе покажет, какая ты нам родня! Скажи, зачем забралась в нашу бочку, а?< — Я слышала: кто полижет мед со дна бочки, сразу станет умным, — ответила Лиса. — И точно, я только раз лизнула меда и тут же стала очень умной... — Правда? — спросил Мишутка удивленно. — Значит, мама не зря велела мне полизать меду со дна бочки. — Истинная правда, — запищала Лиса и стала клясться: — Если я вру, пусть не будет у этой бочки ни дна, ни крышки! — Значит, и я могу стать еще умнее, — сказал Мишутка задумчиво, почесывая лапой у себя за ухом. — Конечно, можешь, — уверяла Лиса. — Только меда здесь осталось совсем мало. — Тогда вылезай оттуда поскорее, остроносая! — сказал Мишутка и открыл крышку. — Сейчас я сам туда полезу! Лиса мигом выскочила из бочки. А когда Мишутка забрался туда, закрыла крышку. — Эй, что ты там делаешь? — закричал Мишутка. — Не шуми, косолапый, — зло рассмеялась Лиса, раздосадованная, что ей не дали вволю полакомиться медом. Сейчас будешь умнее, хи-хи-хи! — Здесь можно задохнуться, открой быстрей! — заплакал Мишутка. Лиса принесла из берлоги бурав и стала сверлить сбоку бочки дыру. — Не бойся, сладкоежка! Вот я тебе окошко просверлю! — продолжала она смеяться. Мишутка понял, что Лиса обманула его. Он стал колотить лапами стенки бочки, но дубовая бочка была прочной. — Лисичка-сестричка! — взмолился тогда Мишутка. — Я уже поумнел, пожалуйста, выпусти меня отсюда! — Нет еще, косолапый, это еще не урок, это всего полурока. А вот сейчас ты сразу поумнеешь, — сказала Лиса и скатила бочку с горы вниз... Бочка катилась все быстрее и быстрее, высоко подпрыгивала на бугорках и кочках. У Мишутки бедного затрещали ребра, шумело в ушах, сыпались искры из глаз, а бочка все катилась и катилась вниз.» Тем временем Медведица-мать набрала полную бадью меда из дупла толстой сосны и по сучьям стала спускаться на землю. «Принесу и накормлю сына свежим медком», — думала она, довольная собой. Но тут случилось неожиданное. Бочка со страшным грохотом скатилась к подножию горы и ударилась именно в ту сосну, с которой слезала Медведица. Медведица от неожиданности свалилась с дерева. Бадья с медом упала рядом. Но Медведица даже не взглянула на нее — не до меда ей было. «Откуда же стреляют?» — думала она и боялась открыть глаза. Тут рядом кто-то зашевелился. Она осторожно открыла глаза: рядом, около разбитой бочки, стоял ее сынишка Мишутка. — Как ты здесь оказался? — заревела Медведица, страшно рассердившись. Вытирая слезы, Мишутка рассказал все, как было. Медведица-мать рассердилась еще больше. Она принялась учить Мишутку уму-разуму. Сначала она оттрепала его за ухо и приговаривала: — Это тебе за то, что плохо стережешь берлогу! Затем она оттрепала его за другое ухо: — Это тебе за то, что разбил бочку! Наконец, всыпала горячих шлепков по мягкому месту: — А это тебе за то, чтобы не слушал хитрую Лису. Говорят, после этого Мишутка сразу поумнел. Теперь он не капризничает, как прежде, и не верит таким обманщикам, как Лиса.