Богатырь байкал

В ста­рые вре­мена мо­гучий Бай­кал был ве­сёлым и доб­рым. Креп­ко лю­бил он свою единс­твен­ную дочь Ан­га­ру.

Кра­сивее её не бы­ло на зем­ле.

Днём она свет­ла — свет­лее не­ба, ночью тем­на — тем­нее ту­чи. И кто бы ни ехал ми­мо Ан­га­ры, все лю­бова­лись ею, все сла­вили её. Да­же пе­релёт­ные пти­цы гу­си, ле­беди, жу­рав­ли спус­ка­лись низ­ко, но на во­ду са­дились ред­ко. Они го­вори­ли:

— Раз­ве мож­но свет­лое чер­нить?

Ста­рик Бай­кал бе­рёг дочь пу­ще сво­его сер­дца.

Од­нажды, ког­да Бай­кал зас­нул, бро­силась Ан­га­ра бе­жать к юно­ше Ени­сею.

Прос­нулся отец гнев­но всплес­нул вол­на­ми. Под­ня­лась сви­репая бу­ря, за­рыда­ли го­ры, по­пада­ли ле­са, по­чер­не­ло от го­ря не­бо, зве­ри в стра­хе раз­бе­жались по всей зем­ле, ры­бы ныр­ну­ли на са­мое дно, пти­цы унес­лись к сол­нцу. Толь­ко ве­тер выл да бес­но­валось мо­ре-бо­гатырь.

Мо­гучий Бай­кал уда­рил по се­дой го­ре, от­ло­мил от неё ска­лу и бро­сил вслед убе­га­ющей до­чери.

Ска­ла упа­ла на са­мое гор­ло кра­сави­це. Взмо­лилась си­нег­ла­зая Ан­га­ра, за­дыха­ясь и ры­дая, ста­ла про­сить:

— Отец, я уми­раю от жаж­ды, прос­ти ме­ня и дай мне хоть од­ну ка­пель­ку во­ды…

Бай­кал гнев­но крик­нул:

— Я мо­гу дать толь­ко свои слё­зы!..

Сот­ни лет те­чёт Ан­га­ра в Ени­сей во­дой-сле­зой, а се­дой и оди­нокий Бай­кал стал хму­рым и страш­ным. Ска­лу, ко­торую он бро­сил вслед до­чери, наз­ва­ли лю­ди Ша­ман­ским кам­нем. Там при­носи­лись Бай­ка­лу бо­гатые жер­твы. Лю­ди го­вори­ли: «Бай­кал раз­гне­ва­ет­ся сор­вёт Ша­ман­ский ка­мень, во­да хлы­нет и заль­ёт всю зем­лю»

Толь­ко дав­но это бы­ло, те­перь лю­ди сме­лые и Бай­ка­ла не бо­ят­ся…