7-й подвиг Геракла. Геракл укрощает Критского быка

Шесть раз уже яв­лялся Ге­ракл в Ми­кены и по при­каза­нию ца­ря Ев­рисфея от­прав­лялся в опас­ный и труд­ный путь. Шесть слав­ных дел со­вер­шил: убил Не­мей­ско­го ль­ва, унич­то­жил Лер­ней­скую гид­ру, пой­мал Ке­риней­скую лань, дос­та­вил в Ми­кены Эри­манф­ско­го веп­ря, выг­нал из Гре­ции Стим­фаль­ских птиц и в один день очис­тил Ав­ги­евы ко­нюш­ни. И вот сно­ва приз­вал ге­роя Ев­рисфей и при­казал ему плыть че­рез мо­ре на ос­тров Крит и ук­ро­тить сви­репо­го бы­ка, с ко­торым ник­то из кри­тян не мог спра­вить­ся.

Этот бык прип­лыл ког­да-то к ос­тро­ву Кри­ту, и крит­ский царь Ми­нос обе­щал бо­гу мо­рей По­сей­до­ну при­нес­ти бы­ка ему в жер­тву. Но бе­лос­нежный бык с зо­лоты­ми ро­гами так пон­ра­вил­ся Ми­носу, что царь ос­та­вил его се­бе, а По­сей­до­ну при­нёс в жер­тву дру­гого бы­ка. Бог мо­ря раз­гне­вал­ся и нас­лал бе­шенс­тво на кра­сав­ца бы­ка. Бык взбе­сил­ся, выр­вался из стой­ла, убе­жал с цар­ско­го дво­ра и стал гро­зой все­го ос­тро­ва.

Ге­ракл от­пра­вил­ся на бе­рег мо­ря, сел на фи­никий­ский ко­рабль и поп­лыл на Крит. На­лете­ла бу­ря, дол­го но­сила ко­рабль по бур­но­му мо­рю, на­конец раз­би­ла его, и вол­ны выб­ро­сили об­ломки на бе­рег чу­жой, нез­на­комой стра­ны.
Здесь рос­ли де­ревья, по­хожие на пуч­ки боль­ших перь­ев: пря­мо из ство­ла вы­ходи­ли тол­стые стеб­ли, на ко­торых ка­чались листья, та­кие боль­шие, что под каж­дым мог ук­рыть­ся че­ловек.
Ге­ракл и его уце­лев­шие спут­ни­ки от­дохну­ли в те­ни этих де­ревь­ев и пош­ли вдоль бе­рега по го­ряче­му жёл­то­му пес­ку. Дол­го шли они и на­конец приш­ли в боль­шой го­род у мо­ря. В га­вани бы­ло мно­го ко­раб­лей, а на бе­регу сто­яли вы­сокие ка­мен­ные двор­цы и хра­мы.

– Вы в Егип­те, – ска­зали им жи­тели, спе­шив­шие в храм на праз­дник,– а пра­вит Егип­том ве­ликий Бу­зирис, мо­гучий и гроз­ный царь.

Ге­ракл поп­ро­сил от­вести их к ца­рю. Но ед­ва чу­жезем­цы вош­ли во дво­рец, как бы­ли схва­чены и за­кова­ны в це­пи.

– Вы приш­ли вов­ре­мя, – ска­зал им жес­то­кий влас­ти­тель Егип­та, – нын­че праз­дник в Егип­те, и я при­несу вас в жер­тву бо­гам.

– Бо­ги не при­нима­ют че­лове­чес­ких жертв, – ска­зал Ге­ракл.

Но Бу­зирис зас­ме­ял­ся и от­ве­тил:

– А вот мы про­верим! Ты пер­вый бу­дешь за­колот жре­цом – пос­мотрим, уго­ден ли ты бо­гам. – И при­казал вес­ти плен­ни­ков в боль­шой храм пос­ре­ди го­рода.

Ге­рак­ла и его спут­ни­ков при­вели в храм, пол­ный на­рода. Но ед­ва толь­ко заж­гли огонь у жер­твен­ни­ка и ста­рый жрец взял свой ос­трый и длин­ный нож, Ге­ракл со всей си­лой нап­ряг свой мыш­цы и ра­зор­вал цепь, ко­торой был свя­зан. Об­рывком це­пи он уда­рил жре­ца и убил его. По­том в гне­ве рас­швы­рял цар­скую стра­жу, от­нял у Бу­зири­са меч и за­колол зло­го ца­ря. По­ражён­ные си­лой ге­роя, егип­тя­не не пос­ме­ли его тро­нуть. Он ос­во­бодил сво­их то­вари­щей и пос­пе­шил с ни­ми на бе­рег мо­ря. Там они наш­ли ко­рабль, ко­торый мог дос­та­вить их на Крит.

Быс­тро дос­тигли они те­перь бе­регов Кри­та. Ге­ракл прос­тился со сво­ими спут­ни­ками и один по­шёл по бе­регу. Ско­ро он уви­дел бе­шено­го бы­ка. Гре­мя обор­ванной цепью и сви­репо ры­ча, с на­литы­ми кровью гла­зами, мчал­ся на не­го бык. Бе­лая пе­на па­дала клочь­ями из рас­кры­той пас­ти. Ге­ракл спря­тал­ся за де­рево и ждал. Бык ос­та­новил­ся, наг­нул го­лову и стал рыть но­гами зем­лю. Тог­да Ге­ракл схва­тил ко­нец це­пи, во­лочив­ший­ся по зем­ле, и вско­чил бы­ку на спи­ну. Бык зад­ро­жал, стал бры­кать­ся, ста­ра­ясь сбро­сить со спи­ны не­ожи­дан­ную но­шу. Но Ге­ракл об­вил его ро­га цепью и креп­ко дер­жал её. Бык жа­лоб­но за­ревел и по­нёс­ся к мо­рю. Он бро­сил­ся в вол­ны и поп­лыл. В мо­ре бе­шенс­тво по­кину­ло его, он стал сми­рен, как ра­бочий вол на по­ле, и пос­лушно прип­лыл с Ге­рак­лом в Ми­кены.

Ге­ракл сам от­вёл его на скот­ный двор ца­ря Ев­рисфея. Но пас­ту­хи бо­ялись сви­репо­го бы­ка и не мог­ли удер­жать его в хле­ву. Он убе­жал от них и стал гу­лять по все­му Пе­лопон­не­су, ни­кому не да­ва­ясь в ру­ки, по­ка его не пой­мал друг Ге­рак­ла, Те­зей, и не при­нёс в жер­тву бо­гам.