Гера хочет погубить Геракла

Ам­фитри­он, царь Фив, вер­нулся из по­хода и от­ды­хал от во­ен­ных тру­дов. Ос­трый меч его по­кой­но ви­сел на сте­не над пос­телью. А в глу­боком щи­те его, как в ко­лыбе­ли, спа­ли Ификл и Ге­ракл, два ма­лень­ких сы­на Ал­кмё­ны. Она ус­тла­ла щит куд­ря­вой шел­ко­вис­той шку­рой бе­лого ба­рана, что­бы де­тям бы­ло мяг­ко спать.

Бы­ла тёп­лая ти­хая ночь, и лу­на све­тила в по­лу­от­кры­тую дверь. Все спа­ли во двор­це – и царь, и ца­рица, и слу­жан­ки, и во­ины ца­ря.

В пол­ночь пос­лы­шал­ся шо­рох на ка­мен­ных пли­тах тер­ра­сы, и в спаль­ню из са­да ти­хо впол­зли две змеи – злые пос­ланни­цы бо­гини Ге­ры. Они про­пол­зли ми­мо ло­жа ца­рицы и кач­ну­ли щит, в ко­тором спа­ли де­ти. Круг­лые зме­иные го­ловы под­ня­лись над кра­ем щи­та, зме­иные гла­за зас­ве­тились, вся ком­на­та на­пол­ни­лась зе­лено­ватым си­яни­ем. С лёг­ким свис­том ка­чались змеи над спя­щими деть­ми, вы­сунув длин­ные чёр­ные язы­ки.

Маль­чи­ки вдруг прос­ну­лись. Ификл ис­пу­гал­ся, зак­ри­чал, пе­реки­нул­ся че­рез край щи­та и по­полз прочь, пла­ча и зо­вя мать. Змеи не тро­нули его; они впол­зли в ко­лыбель и об­ви­ли ма­лень­ко­го Ге­рак­ла хо­лод­ны­ми, сколь­зки­ми коль­ца­ми. Ге­ракл зас­ме­ял­ся, про­тянул ру­ки, слов­но иг­рая, и схва­тил змей за шеи. Злые га­дины из­ви­вались в ру­ках ре­бён­ка, ста­ра­ясь ужа­лить его, а он всё креп­че сжи­мал их, по­ка не за­душил сов­сем. Смол­кло ши­пение, и свет в зме­иных гла­зах по­мерк.

Плач Ифик­ла раз­бу­дил Ал­кме­ну. Она в стра­хе вско­чила с пос­те­ли и поз­ва­ла на по­мощь. Ам­фитри­он схва­тил свой меч и при­бежал в ком­на­ту ца­рицы. Сбе­жались слу­жан­ки и во­ины, при­нес­ли све­тиль­ни­ки и при све­те их уви­дели: ма­лень­кий Ге­ракл ле­жал нев­ре­димый в сво­ей ко­лыбе­ли, дер­жа в ру­ках за­душен­ных змей, и сме­ял­ся.

Ге­рак­лу бы­ло в то вре­мя не боль­ше го­да.