Цена хлеба и золотой кареты

Жил в Мос­кве бо­гатый бо­ярин, жил и не ту­жил. Вдруг при­шел указ от ца­ря Пет­ра Пер­во­го – ехать ему под ту­рец­кую кре­пость Азов, слу­жить го­суда­реву служ­бу. Соб­рался бо­ярин в до­рогу, ве­лел за­ложить шес­те­риком свою зо­лотую ка­рету. В пу­ти ос­та­новил­ся он в од­ном се­ле, а там как раз был сам царь. Он то­же ехал под ту­рец­кую кре­пость Азов. Уви­дал Петр Пер­вый зо­лотую бо­яр­скую ка­рету и ос­та­новил­ся. Вок­руг не­го соб­ра­лись знат­ные дво­ряне.

– Ну, как вы ду­ма­ете, – спро­сил их царь, – что она сто­ит? Ка­кова ей це­на?

Сто­ят дво­ряне, друг на дру­га пог­ля­дыва­ют и ни­как не мо­гут оп­ре­делить це­ну зо­лотой ка­реты. Царь от них так и не дож­дался от­ве­та. Поз­вал тог­да к се­бе му­жич­ков, что гут не­пода­леку сто­яли, и го­ворит им:

– Вот дво­ряне ни­как не мо­гут оп­ре­делить, что сто­ил эта ка­рета. Не зна­ете ли вы ей це­ну? Му­жич­ки по­дош­ли поб­ли­же.

– Зна­ем, – го­ворят они.

– Так ска­жите.

Од­ни из них вы­шел на­перед, пос­мотрел на ца­ря и на дво­рян и так на­чал свою речь:

– В доб­рое и хо­рошее житье этой ка­рете и це­пы нет, а в труд­ное вре­мя она не сто­ит и черс­твой кра­юш­ки хле­ба.

Дво­ряне на­чали тут над му­жиком сме­ять­ся, а царь им го­ворит:

– Он ска­зал ис­тинную прав­ду, зо­лотые ка­реты тре­бу­ют­ся толь­ко бо­ярам да дво­рянам для праз­дных по­тех и глу­пых за­тей, а хлеб и го­сударс­тву, и на­роду ну­жен в лю­бое вре­мя. Он все­му го­лова, за­пом­ни­те это и ни­ког­да не за­бывай­те.