Дар Ермака

У Ер­ма­ка Ти­мофе­еви­ча бы­ло два бра­та. Сам он тре­тий, мень­шой. Стар­шие братья ру­били лес, вя­зали его в пло­ты и тем за­раба­тыва­ли се­бе хлеб на­сущ­ный. Ер­мак был еще пар­ни­шеч­кой, братья его жа­лели и не ут­ружда­ли тя­желой ра­ботой. Но Ер­мак не си­дел сло­жа ру­ки, брать­ям по­могал, был он у них ка­шева­ром. Так шли год за го­дом. Вы­рос Ер­мак Ти­мофе­евич, воз­му­жал. В си­лу во­шел и го­ворит брать­ям.»

– Не по мне это де­ло: лес ру­бить и вя­зать его в пло­ты.

А братья ему в от­вет:

– Мы те­бя к не­му и не не­волим. Хо­чешь, иди и ищи та­кое се­бе де­ло, ка­кое бы по сер­дцу и по ду­ше приш­лось.

И Ер­мак по рус­ской зем­ле по­шел гу­лять, ис­кать та­кое се­бе де­ло, ка­кое бы ему приш­лось по сер­дцу и по ду­ше. В пу­ти повс­тре­чал­ся он с Ива­ном Коль­цо, и ста­ли друг дру­гу они вер­ны­ми то­вари­щами. По­быва­ли в го­родах и се­лах, по­вида­ли там, как гос­по­да да бо­яре мно­го зла и неп­равды де­ла­ют. В ос­тро­гах и тем­ни­цах то­мит­ся не­мало на­рода. Ер­мак и Иван Коль­цо на­пали на один ос­трог. Уз­ни­ков и не­воль­ни­ков ос­во­боди­ли, те с ни­ми и пош­ли на ма­туш­ку-Вол­гу. Спра­вили лег­кие ло­доч­ки, ста­ли ра­зуда­лыми доб­ры­ми мо­лод­ца­ми, на­чали зи­пуны да каз­ну се­бе до­бывать. Лиш­не­го ни­чего Ер­мак не брал, все, что у бо­яр да куп­цов за­берет, то тут же бед­но­му лю­ду раз­даст. Гу­лял Ер­мак Ти­мофе­евич по ма­туш­ке-Вол­ге, боль­шая дру­жина у не­го соб­ра­лась, а ког­да по­дош­ла осень, он креп­ко за­думал­ся.

Спра­шива­ют его дру­ги-то­вари­щи:

– О чем ты так, наш слав­ный ата­ман, зак­ру­чинил­ся?

– Как же не зак­ру­чинить­ся мне, – от­ве­ча­ет Ер­мак, – где с ва­ми бу­дем зи­мовать зи­му?

Тут при­заду­малась и вся дру­жина. По­том к куп­цам Стро­гано­вым ид­ти ре­шили, от ли­хих вра­гов ох­ра­нять рус­ские го­рода и се­ла. Пе­рези­мова­ли, и Ер­мак Стро­гано­вым го­ворит:

– Не де­ло это, си­деть и ждать, по­ка на те­бя на­летят вра­ги. Луч­ше на них пой­ду сам со сво­ею дру­жиною.

Стро­гано­вы Ер­ма­ка сна­ряди­ли, и он че­рез Ураль­ские го­ры по­шел на Си­бирь. По­корил та­тар и шлет сво­его дру­га Ива­на Коль­цо к ца­рю Ива­ну Гроз­но­му. Дол­го ли, ко­рот­ко ли, на­конец, при­был Иван Коль­цо в Мос­кву. По­шел к ца­рю, а тот к се­бе его не до­пус­ка­ет, че­рез слу­гу пе­реда­ет:

Я с то­бою, ка­зак, не хо­чу ре­чей те­рять, не же­лаю ви­деть те­бя, а ес­ли мне на гла­за по­падешь­ся, при­кажу каз­нить.

Так ни с чем Ива­ну Коль­цо приш­лось воз­вра­щать­ся. Рас­ска­зал он Ер­ма­ку, как не­милос­ти­во встре­тил его царь. Осер­чал Ер­мак.

– Сам, – го­ворит – по­еду!

Соб­рался и тро­нул­ся тут же в путь. При­ехал в Мос­кву, цар­ских слуг не стал спра­шивать, пря­мо к ца­рю идет и го­ворит:

– Зна­ешь, царь, я – Ер­мак, при­вез дар, но не те­бе, а рус­ско­му на­роду. Этот дар – си­бир­ские зем­ли, при­ми их.

Тут сме­нил Иван Гроз­ный свой гнев на ми­лость и ска­зал:

– Про­си у ме­ня все, что хо­чешь!

А Ер­мак от­ве­ча­ет ему:

– Мне не на­доб­но ни­чего, ни зо­лота, ни се­реб­ра. Бо­гатс­тва я не ищу. Пусть рус­ский на­род вла­де­ет си­бир­ски­ми зем­ля­ми да по­мина­ет ме­ня доб­рым сло­вом.