Про сына купца и дочь сапожника

Жил один ку­пец с же­ной, ро­дил­ся у них сын. Вре­мя идет, сын рас­тет. Приш­ли го­ды, сын ку­печес­кий – Ни­кита – за­бур­ла­чил. Мать-отец приз­ва­ли его к се­бе:

– По­ра те­бе оп­ре­делять­ся, Ни­кита.

– Не­вес­ту не най­ду по нра­ву. Тог­да мать гу­тарит:

– Сы­нок, слы­хала я, что в та­кой-то ста­нице у че­бота­ря есть дочь-кра­сави­ца. Ты бы по­ехал да пог­ля­дел.

Соб­рался Ни­кита в до­рогу. При­ез­жа­ет он в ту ста­ницу, при­ходит к че­бота­рю и го­ворит:

– Мне на­до сто пар са­пог сшить, – сам го­ворит, а сам на дев­ку гля­дит. – Сшить на­до к Пок­ро­ву.

Че­ботарь от­ве­ча­ет:

– Са­поги не­муд­ре­но сшить. За­даток ну­жен.

Дал Ни­кита за­даток, поп­ро­щал­ся, пог­ля­дел еще раз на доч­ку че­бота­ря и по­шел из ха­ты. При­ез­жа­ет до­мой. Отец-мать спра­шива­ют:

– Ну что, сы­нок?

– Кра­сивая, по нра­ву мне, ез­жай­те сва­тать. Отец-мать соб­ра­лись, по­еха­ли. Приш­ли, сту­чат в во­рота:

– Раз­ре­шите в ха­ту вой­ти. Из ха­ты от­ве­ча­ют:

– Ми­лос­ти про­сим.

Вош­ли они в ха­ту, пог­ля­дели – нет ли чу­жих лю­дей, се­ли на лав­ку. Мать Ни­киты гу­тарит:

– Слы­хали мы от доб­рых лю­дей, что тор­гу­ете вы ку­ница­ми.

Че­ботарь от­ве­ча­ет:

– Есть у нас ку­ница – крас­ная де­вица, да она еще на воз­расте.

Мать Ни­киты го­ворит:

– А у нас для ва­шей крас­ной-де­вицы-кня­гинюш­ки есть князь.

– А где же ваш князь? Мы его не ви­дали и слы­хом не слы­хали. На­до пог­ля­деть, по­думать, с род­ны­ми по­сове­товать­ся. Ми­лос­ти про­сим, при­ходи­те в дру­гой раз, да и же­ниха при­води­те.

Мать от­ве­ча­ет:

– Он са­поги вам за­казы­вал. И вы его зна­ете, и он вас зна­ет, и дев­ку гля­дел, она ему по нра­ву приш­лась.

– Дев­ку на­до спро­сить, – гу­тарит че­ботарь, – как она.

– Я сог­ласна, – от­ве­ча­ет дочь че­бота­ря Тать­яна, – толь­ко пусть он зав­тра при­едет.

По­моли­лись род­ные Бо­гу, се­ли за стол и про­пили дев­ку за Ни­киту. По­том до­гово­рились, ког­да бу­дут свадь­бу иг­рать.

На­ут­ро Ни­кита при­ехал к че­бота­рю, поз­до­ровал­ся. А Тать­яна спра­шива­ет его:

– Ни­кита, ка­кое в ру­ках у те­бя есть ре­мес­ло?

– У ме­ня бо­гатс­тво есть.

– Бо­гатс­тво прой­дет, а ре­мес­ло ос­та­нет­ся, – от­ве­ча­ет ему Та­ня. – Ты хоть на­учись ко­шел­ки плесть, и то ку­сок хле­ба на чер­ный день. На­учишь­ся, тог­да и свадь­бу сыг­ра­ем.

Про­ходит ка­кое-то вре­мя, на­учил­ся Ни­кита плес­ти ко­шел­ки. При­ходит он к Та­не и го­ворит:

– На­учил­ся.

Сыг­ра­ли свадь­бу. Жи­вут Ни­кита с Та­ней хо­рошо. Отец Ни­киты тор­гу­ет раз­ны­ми то­вара­ми. И с за­мор­ски­ми куп­ца­ми зна­ет­ся. Ко­раб­ли при­ходят отов­сю­ду. Ко­рабель­щи­ки как уви­дят Та­ню – не на­любу­ют­ся:

– Та­кая кра­сави­ца впо­ру и ца­рю.

В од­ном го­сударс­тве у ца­ря не бы­ло же­ны. Соб­рал он как-то ко­рабель­щи­ков и гу­тарит:

– Вы, ко­рабель­щи­ки, в раз­ных стра­нах бы­ва­ете, мно­го лю­дей ви­дите. Мо­жет, наш­ли бы мне же­ну-кра­сави­цу.

Глав­ный ко­рабель­щик го­ворит:

– Вот, царь-ба­тюш­ка, то­вары у од­но­го куп­ца брал, а у не­го есть сын, а у не­го же­на. Та­кой кра­сивой от­ро­дясь не ви­дал.

– При­вези мне ее, де­нег дам те­бе мно­го. Ка­питан сог­ла­сил­ся.

При­ехал он сно­ва на Дон, при­вез то­вары, про­дал, дру­гие ку­пил, а сам не от­плы­ва­ет.

При­шел вос­крес­ный день, выш­ли все на ку­рагод. Приш­ла и Та­ня, а Ни­киты в это вре­мя до­ма не бы­ло. Ка­питан за­манил Та­ню на ко­рабль. По­казы­ва­ет ей то­вары, а в это вре­мя мат­ро­сы под­ня­ли яко­ря, па­руса, и ко­рабль по­бежал по мо­рю.

При­ез­жа­ет до­мой Ни­кита и спра­шива­ет от­ца-мать:

– Где же­на?

– Ко­рабель­щи­ки увез­ли.

Наг­ру­зил Ни­кита ко­рабль доб­ра, по­ехал в то царс­тво, где же­на бы­ла. По до­роге шторм на­летел, ко­рабль раз­би­ло, и все бо­гатс­тво про­пало – на­силу сам спас­ся.

Доб­рался Ни­кита до чу­жой зем­ли в чем мать ро­дила. Де­лать не­чего, на­чал плес­ти ко­шел­ки. Пле­тет и про­да­ет. По­лучит день­ги – на них и жи­вет. В том го­сударс­тве до Ни­киты ник­то ко­шелок не плел.

Идет он раз ми­мо цар­ско­го до­ма и кри­чит:

– Ко­му ко­шел­ки? Ко­му ко­шел­ки?

Та­ня уз­на­ла го­лос му­жа, гля­нула в окош­ко – да это Ни­кита! Пос­ла­ла она слу­жан­ку, да­ла ей зо­лота и ска­зала:

– От­дай все зо­лото, а ко­шел­ку возь­ми. Ска­жи мас­те­ру, чтоб зав­тра в это вре­мя еще при­нес.

Так слу­жан­ка все и ис­полни­ла.

На дру­гой день Та­ня са­ма выш­ла. Ни­кита уз­нал ее. Она да­ла де­нег и ска­зала:

– Най­ми дом, со­зови мир и ца­ря со мною приг­ла­си. Ког­да хо­рошо всех угос­тишь, кри­чи: «У ме­ня про­пажа!» Спро­сят: «Что ук­ра­дено?» Ты ска­жи: «Царь же­ну ук­рал» – и по­кажи на ме­ня.

Соб­рал Ни­кита гос­тей. При­шел царь с Та­ней. Гос­ти пь­ют. Царь вы­пил три ста­кана ви­на и го­ворит:

– У ме­ня в го­сударс­тве нет во­ров. Ес­ли бо­ярин или князь что чу­жое возь­мет – смерть ему.

Ни­кита спра­шива­ет:

– А ес­ли царь что возь­мет, от­даст он или нет? Царь от­ве­ча­ет:

– А как же! Ну, си­дят, гу­ля­ют. Ни­кита стал кри­чать:

– Лю­ди доб­рые, у ме­ня про­пажа!

– Что про­пало?

– Же­на про­пала!

– Кто ук­рал?

– Ваш царь!

Мир взвол­но­вал­ся. Все, кто бы­ли на пи­ру, ста­ли кри­чать:

– Бе­ри же­ну! Бе­ри же­ну!

Ни­кита взял Та­ню. Се­ли они на ко­рабль и по­еха­ли до­мой.

Хо­рошо Ни­кита с Та­ней жи­вут. Те­перь Та­ня на ку­рагод од­на не хо­дит, а к ко­рабель­щи­кам на ко­рабль и с му­жем не за­манишь.