Что дальше слышно

Жил вдо­вый кресть­янин, бы­ло у не­го три сы­на, и все бы­ли же­наты. Все бы­ло хо­рошо, да од­но не­лад­но: не­вес­тки меж­ду со­бой жи­ли нед­ружно, пос­то­ян­но ру­гались, а все из-за то­го, что каж­дая из них хо­тела боль­шу­хой быть. Все бы­ли ис­прав­ны, и каж­дая из них мог­ла быть боль­шу­хой.
Нас­ку­чили ста­рику пе­реко­ры не­вес­ток; од­нажды он приз­вал сы­новей и го­ворит им:
— У не­вес­ток каж­дый день спо­ры, дым ко­ромыс­лом. На­до это при­кон­чить. Я на­думал за­дать им за­гад­ку; ко­торая от­га­да­ет, та пусть и боль­шу­хой бу­дет. Толь­ко что­бы пос­ле это­го уж спо­ру не бы­ло; ес­ли они бу­дут сог­ласны, то и де­лу ко­нец.
Приз­ва­ли не­вес­ток, и те на это сог­ла­сились.
Поз­дно ве­чером ста­рик и го­ворит не­вес­ткам:
— Вы сог­ла­сились от­га­дать за­гад­ку, так вот на це­лую ночь вам за­гад­ка, от­га­дай­те: «Что даль­ше слыш­но?» Зав­тра ра­но спро­шу у вас, и ко­торая от­га­да­ет, та и бу­дет боль­шу­хой.
Ут­ром ста­рик поз­вал сы­новей с не­вес­тка­ми и спра­шива­ет у стар­шей:
— Что, от­га­дала ли?
— Пе­туха го­лос, ког­да он вес­ной по­ет на за­ре, даль­ше все­го слыш­но.
— Да, пе­туха да­леко слыш­но, — го­ворит ста­рик. — Ну, а ты? — спра­шива­ет он у сред­ней.
— Ког­да вес­ной со­бака ла­ет на за­ре, то го­раз­до даль­ше пе­туха слыш­но.
— Да,— го­ворит ста­рик,— по­жалуй, со­баку и даль­ше слыш­но. Ну, а ты что ска­жешь, мень­шая не­вес­тка?
— Хлеб да соль даль­ше все­го слыш­но.
— Да,— го­ворит ста­рик,— хлеб да соль за ты­сячи верст слыш­но! Будь же ты боль­шу­хой.