Кот — серый лоб, козел да баран

Жи­ли-бы­ли на од­ном дво­ре ко­зел да ба­ран; жи­ли про­меж се­бя друж­но: се­на клок и тот по­полам. А ко­ли ви­лы в бок — так од­но­му ко­ту Вась­ке! Он та­кой вор и раз­бой­ник, каж­дый час на про­мыс­ле, и где что пло­хо ле­жит, так у не­го брю­хо бо­лит.
Вот ле­жат се­бе ко­зел да ба­ран и раз­го­вари­ва­ют. От­ку­да ни возь­мись — ко­тиш­ко-мур­лышко, се­рый лбиш­ко, идет да та­ково жа­лос­тно пла­чет.
Ко­зел да ба­ран его спра­шива­ют:
— Кот-ко­ток, се­рень­кий ло­бок, о чем ты пла­чешь, на трех но­гах ска­чешь?
— Как мне не пла­кать? Би­ла ме­ня хо­зяй­ка, уши вы­дира­ла, но­ги при­лома­ла да еще и уда­вить обе­щала.
— А за ка­кую ви­ну та­кая те­бе по­гибель?
— А за то мне по­гибель, что сме­тан­ку сли­зал!
И опять зап­ла­кал кот-мур­лы­ка.
— Кот-ко­ток, се­рый ло­бок, о чем же ты еще-то пла­чешь?
— Как мне не пла­кать? Ба­ба ме­ня би­ла да при­гова­рива­ла: «К нам-де при­дет зять, где бу­дет сме­таны взять? По­нево­ле при­дет­ся ко­лоть коз­ла да ба­рана!»
За­реве­ли ко­зел да ба­ран:
Ах ты, се­рый кот, бес­толко­вый лоб! За что ты нас-то за­губил? Вот мы те­бя за­бода­ем!
Тут кот-мур­лы­ка ви­ну свою при­носил и про­щенья про­сил. Ко­зел да ба­ран его прос­ти­ли и ста­ли втро­ем ду­мать: как быть и что де­лать?
— А ну, се­ред­ний брат,— спро­сил кот ба­рана,— кре­пок ли у те­бя лоб? Поп­ро­буй-ка о во­рота.
Под­нялся ба­ран, с раз­бе­гу стук­нулся о во­рота лбом — по­кач­ну­лись во­рота, да не от­во­рились.
— А ну, стар­ший брат,— спро­сил кот коз­ла, — кре­пок ли у те­бя лоб? Поп­ро­буй-ка о во­рота.
Под­нялся ко­зел-коз­ли­ще, раз­бе­жал­ся, уда­рил­ся — во­рота от­во­рились.
Пыль стол­бом по­дыма­ет­ся, тра­ва к зем­ле прик­ло­ня­ет­ся, бе­гут ко­зел да ба­ран, а за ни­ми ска­чет на трех но­гах кот — се­рый лоб.
Ус­тал кот, взмо­лил­ся наз­ва­ным брать­ям:
— Ко­зел да ба­ран, не ос­тавь­те мень­шо­го бра­та…
Взял ко­зел ко­та, по­садил его на се­бя, и пос­ка­кали они опять по го­рам, по до­лам, по сы­пучим пес­кам.
Дол­го бе­жали, и день и ночь, по­ка в но­гах си­лы хва­тило.
Вот приш­ло кру­тое кру­тище, ста­ново ста­нови­ще. Под тем кру­тищем — ско­шен­ное по­ле, на том по­ле сто­га, что го­рода, сто­ят.
Ос­та­нови­лись ко­зел, ба­ран и кот от­ды­хать.
А ночь бы­ла осен­няя, хо­лод­ная. Где ог­ня до­быть?
Ду­ма­ют ко­зел да ба­ран, а кот — се­рый лоб уже до­был бе­рес­ты, обер­нул коз­лу ро­га и ве­лел ему с ба­раном стук­нуть­ся лба­ми.
Стук­ну­лись ко­зел с ба­раном, да так креп­ко — ис­кры из глаз по­сыпа­лись,— бе­рес­та и за­пыла­ла.
Раз­ве­ли они огонь, се­ли и гре­ют­ся.
Не ус­пе­ли пу­тем обог­реть­ся — глядь, жа­лу­ет нез­ва­ный гость — мед­ведь:
— Пус­ти­те обог­реть­ся, от­дохнуть, что-то мо­чи мо­ей нет…
— Са­дись с на­ми, Ми­хай­ло Ива­нович! От­ку­да идешь?
— Хо­дил на па­секу да под­рался с му­жика­ми.
Ста­ли они вчет­ве­ром де­лить тем­ную ночь: мед­ведь под сто­гом, кот — се­рый лоб на сто­гу, а ко­зел с ба­раном — у кос­тра.
Вдруг идут семь се­рых вол­ков, вось­мой — бе­лый, и — пря­мо к сто­гу.
Заб­ле­яли ко­зел да ба­ран со стра­ху, а кот — се­рый лоб та­кую речь по­вел:
— Ах­ти, бе­лый волк, над вол­ка­ми князь! Не сер­ди на­шего стар­шо­го бра­та: он сер­дит, как рас­хо­дит­ся — ни­кому нес­добро­вать. Али не ви­дите у не­го бо­роды: в ней-то и си­ла, бо­родою он зве­рей по­бива­ет, а ро­гами толь­ко ко­жу сни­ма­ет. Луч­ше с честью по­дой­ди­те да поп­ро­сите: хо­тим, дес­кать, по­иг­рать, си­лу по­пытать с мень­шим бра­тиш­кой, вон с тем, что под сто­гом ле­жит.
Вол­ки на том ко­ту пок­ло­нились, об­сту­пили мед­ве­дя и ста­ли его за­дирать. Вот мед­ведь кре­пил­ся, кре­пил­ся — да как хва­тит на каж­дую ла­пу по вол­ку! Пе­репу­гались они, выд­ра­лись кое-как — да, под­жав хвос­ты, да­вай на­утек.
А ко­зел да ба­ран тем вре­менем под­хва­тили ко­та, по­бежа­ли в лес и опять нат­кну­лись на се­рых вол­ков.
Кот жи­во вска­раб­кался на ма­куш­ку ели, а ко­зел с ба­раном схва­тились пе­ред­ни­ми но­гами за ело­вый сук и по­вис­ли.
Вол­ки сто­ят под елью, зу­бами ляз­га­ют.
Ви­дит кот — се­рый лоб, что де­ло пло­хо, стал ки­дать в вол­ков ело­вые шиш­ки да при­гова­ривать:
— Раз волк! Два волк! Три волк! Все­го-то по вол­ку на бра­та. Я, кот, да­веча двух вол­ков съ­ел с кос­точка­ми, так еще сы­тёхо­нек, а ты, боль­шой брат, за мед­ве­дями хо­дил, да не из­ло­вил, бе­ри се­бе и мою до­лю!
Толь­ко ска­зал он эти ре­чи, ко­зел сор­вался и упал пря­мо ро­гами на вол­ка. А кот знай свое кри­чит:
— Дер­жи их, ло­ви их!
Тут на вол­ков на­пал та­кой страх — пус­ти­лись бе­жать без ог­лядки. Так и убе­жали.
А кот — се­рый лоб, ко­зел да ба­ран пош­ли сво­ей до­рогой.