Лисичка-сестричка и волк

Жи­ли се­бе дед да ба­ба. Дед го­ворит ба­бе:
— Ты, ба­ба, пе­ки пи­роги, а я зап­ря­гу са­ни да по­еду за ры­бой.
На­ловил ры­бы и ве­зет до­мой це­лый воз. Вот едет он и ви­дит: ли­сич­ка свер­ну­лась ка­лачи­ком и ле­жит на до­роге. Дед слез с во­за, по­дошел к ли­сич­ке, а она не во­рох­нется, ле­жит се­бе как мер­твая.
— Вот бу­дет по­дарок же­не! — ска­зал дед, взял ли­сич­ку и по­ложил на воз, а сам по­шел впе­реди.
А ли­сич­ка улу­чила вре­мя и ста­ла выб­ра­сывать по­легонь­ку из во­за все по рыб­ке да по рыб­ке, все по рыб­ке да по рыб­ке. По­выб­ро­сила всю ры­бу и са­ма уш­ла.
— Ну, ста­руха, — го­ворит дед, — ка­кой во­рот­ник при­вез я те­бе на шу­бу!
— Где?
— Там на во­зу — и ры­ба, и во­рот­ник.
По­дош­ла ба­ба к во­зу: ни во­рот­ни­ка, ни ры­бы — и на­чала ру­гать му­жа:
— Ах ты, та­кой-ся­кой! Ты еще взду­мал об­ма­нывать!
Тут дед смек­нул, что ли­сич­ка-то бы­ла не мер­твая. По­горе­вал, по­горе­вал, да де­лать не­чего.
А ли­сич­ка соб­ра­ла всю раз­бро­сан­ную ры­бу в куч­ку, усе­лась на до­рогу и ку­ша­ет се­бе. При­ходит к ней се­рый волк:
— Здравс­твуй, сес­три­ца!
— Здравс­твуй, бра­тец!
— Дай мне рыб­ки!
— На­лови сам да и ку­шай.
— Я не умею.
— Эка, ведь я же на­лови­ла! Ты, бра­тец, сту­пай на ре­ку, опус­ти хвост в про­рубь, си­ди да при­гова­ривай: «Ло­вись, рыб­ка, и ма­ла, и ве­лика! Ло­вись, рыб­ка, и ма­ла, и ве­лика!» Рыб­ка к те­бе са­ма на хвост на­цепит­ся. Да смот­ри си­ди по­доль­ше, а то не на­ловишь.
Волк и по­шел на ре­ку, опус­тил хвост в про­рубь и на­чал при­гова­ривать:
— Ло­вись, рыб­ка, и ма­ла, и ве­лика!
Ло­вись рыб­ка, и ма­ла, и ве­лика!
Вслед за ним и ли­са яви­лась; хо­дит око­ло вол­ка да при­читы­ва­ет:
— Яс­ни, яс­ни на не­бе звез­ды, Мер­зни, мер­зни, вол­чий хвост!
— Что ты, ли­сич­ка-сес­трич­ка, го­воришь?
— То я те­бе по­могаю.
А са­ма, плу­тов­ка, по­минут­но твер­дит:
— Мер­зни, мер­зни, вол­чий хвост!
Дол­го-дол­го си­дел волк у про­руби, це­лую ночь не схо­дил с мес­та, хвост его и при­моро­зило; про­бовал бы­ло при­под­нять­ся: не тут-то бы­ло!
«Эка, сколь­ко ры­бы при­вали­ло — и не вы­тащишь!» — ду­ма­ет он.
Смот­рит, а ба­бы идут за во­дой и кри­чат, за­видя се­рого:
— Волк, волк! Бей­те его, бей­те его!
При­бежа­ли и на­чали ко­лотить вол­ка — кто ко­ромыс­лом, кто вед­ром, кто чем по­пало. Волк пры­гал, пры­гал, отор­вал се­бе хвост и пус­тился без ог­лядки бе­жать.
«Хо­рошо же, — ду­ма­ет, — уж я те­бе от­пла­чу, сес­три­ца!»
Тем вре­менем, по­ка волк от­ду­вал­ся сво­ими бо­ками, ли­сич­ка-сес­трич­ка за­хоте­ла поп­ро­бовать, не удас­тся ли еще что-ни­будь стя­нуть, 3аб­ра­лась в од­ну из­бу, где ба­бы пек­ли бли­ны, да по­пала го­ловой в кад­ку с тес­том, вы­маза­лась и бе­жит. А волк ей навс­тре­чу:
— Так-то учишь ты? Ме­ня все­го ис­ко­лоти­ли!
— Эх, вол­чи­ку-бра­тику! — го­ворит ли­сич­ка-сес­трич­ка. — У те­бя хоть кровь выс­ту­пила, а у ме­ня мозг, ме­ня боль­ней тво­его при­били: я на­силу пле­тусь.
— И то прав­да, — го­ворит волк, — где уж те­бе, сес­три­ца, ид­ти, са­дись на ме­ня, я те­бя до­везу.
Ли­сич­ка се­ла ему на спи­ну, он ее и по­вез.
Вот ли­сич­ка-сес­трич­ка си­дит да по­тихонь­ку на­пева­ет:
— Би­тый не­бито­го ве­зет. Би­тый не­бито­го ве­зет!
— Что ты, сес­три­ца, го­воришь?
— Я, бра­тец, го­ворю: «Би­тый би­того ве­зет».
— Так, сес­три­ца, так!