Медведко, или постоялый медведь

В даль­них Си­бир­ских кра­ях, в тем­ных ле­сах дре­мучих (бы­ло в ста­рину это) се­ления бы­ли очень ред­ко. В од­ном мес­те стан­ция бы­ла 80 верст. Бы­ло труд­но про­ез­жать ям­щи­кам эту стан­цию.

Один ста­ричок со ста­руш­кой за­дума­ли выс­тро­ить дом на се­реди­не в вось­ми­деся­ти вер­стах. Ста­рик изоб­рал удоб­ное мес­то, на­чал стро­ить дом на реч­ке. Толь­ко ус­пел пос­та­вить не­боль­шую из­бу, ям­щи­ки при­ез­жа­ют. — «Пус­ти, брат, де­душ­ка, нас по­кор­мить». — «Да ведь у нас еще, брат, и при­пасов-то ни­каких не­ту: толь­ко на­чина­ем стро­ить!»
На­чина­ет жить. Год от го­ду на­чина­ет бо­гатеть. Се­мей­ство у не­го бы­ло толь­ко — ста­рик да ста­руха; им уже бы­ло лет 60 от ро­ду. И раз­бо­гател он силь­но от пос­то­яло­ва.

Заз­на­ли об этом раз­бой­ни­ки, шай­ка; за­дума­ли ог­ра­бить ста­рика. — «Как при­лов­чимся к ста­рику? У не­го пос­то­ян­но на­род!» «Да нуж­но так сде­лать нам: ку­пить об­мунди­рованье ста­ново­го прис­та­ва, всей пол­ной стра­жи ге­нера­ла-гу­бер­на­тора, по­доб­рать та­кую шай­ку че­ловек 12; объ­яс­нить ста­рику: изоб­рать лов­кое вре­мя к но­чи».

Вдруг пых ста­новой прис­тав в квар­те­ру ста­рика. Ям­щи­ков бы­ло пол­но. За­ез­жа­ет на двор на трой­ке, за­ходит и в из­бу. «Здравс­твуй­те, ста­рики!» — «Ми­лос­ти про­сим, Ва­ше Бла­горо­дие». — «А кто хо­зя­ин до­му?» — «А я, ба­тюш­ка!» — «Вы гра­мот­ные?» — «Ни­как нет!» — «Дак вот вам я при­вез блан­ку, дай­те про­читать ям­щи­кам!» — «Да пот­ру­дитесь са­ми, Ва­ше Бла­горо­дие! Вы ведь лю­ди-то бла­город­ны и не об­ма­нете!» — «Да, да, де­душ­ка! Я наз­на­чаю вам чис­ло — че­рез трои сут­ки — очис­тить ком­на­ты, что­бы не бы­ло ни­кого. Про­ез­жа­ет гу­бер­на­тор, и бы­ла бы ему квар­те­ра!» — «Ба­тюш­ка, ведь мы и го­товить-то не уме­ем!» — «А ни­чего ему не нуж­но — один са­мовар!»

У­ез­жа­ет прис­тав. Ста­рик де­лать оби­ход. На третьи сут­ки ут­ром при­гоня­ет ста­новой: «В 9 ча­сов ве­чера гу­бер­на­тор, знать, при­едет!» — Ста­рик со ста­рухой про­води­ли прис­та­ва. Ста­руха ве­ником в из­бе, а ста­рик с мет­лой на дво­ре ме­тут и уби­ра­ют; а ям­щи­ки про­сят­ся у ок­на. — «Ба­тюш­ка, нель­зя: толь­ко-толь­ко вот гля­ди, гу­бер­на­тор раз и пых. В двух вер­стах тут вот реч­ка, по­ез­жай­те на нее! Дам вам хле­ба, дам и ва­ри, и но­чуй­те вы там!»

Пос­ле это­го враз ско­ро идет мед­ведчик с мед­ве­дем. Ви­дит, что во­рота по­лы; он под­хо­дит ко дво­ру: «Пус­ти­те но­чевать!» — А хо­зя­ин го­ворит: «Нель­зя, брат, пус­тить ни­кого!» — «А по­чему нель­зя?» — «Да по­тому что гу­бер­на­тор при­едет; ишь вез­де у ме­ня чис­то­та!» — «А мне с мед­ве­дем ком­на­та не нуж­на, и в ко­нюш­не мож­но но­чевать; толь­ко на по­ле нель­зя!» — Ста­рик по­думал. — «Ста­руха! Он го­ворит, что в ко­нюш­не мож­но но­чевать!» — Ста­рик го­ворит: «За­ходи!»

Мед­ведчик мед­ве­дя ве­дет, а мед­ведь в во­роты ней­дет; он по­дер­гал его за цепь, а мед­ведь дур­ным го­лосом ре­вет, а на двор ней­дет. — «Вот что, хо­зя­ин! У те­бя что-ни­будь слу­чит­ся сёд­ни!» — «А что, ба­тюш­ка?» — «Мед­ведь при­чину зна­ет. Та­щи хле­ба ку­сок, хле­ба и со­ли, пок­ло­нись мед­ве­дю в но­ги!» — При­нес ста­рик ку­сок хле­ба и со­ли, ку­выр­кнул­ся, — мед­ведь по­шел, с ре­вом он на двор. За­вел мед­ве­дя в ко­нюш­ню, на­по­ил и на­кор­мил. Мед­ведь —трах­нулся он спать. А мед­ведчик сам лег в яс­ли; мед­ведчик — силь­но он ус­нул, от ус­та­лос­ти сво­ей.

Вдруг что слы­шит: на дво­ре шум. И приг­нал тут гу­бер­на­тор. Ста­рик хо­дит с фо­нарем: на дво­ре встре­ча­ет он гос­тей, а ста­руха с саль­ной свеч­кой встре­ча­ет на крыль­це. Враз за­ходит вся и сви­та; пол­на ком­на­та на­бита. — «Дай-ка, баб­ка, са­мовар!» — По­дала ста­руха са­мовар. Вы­нима­ют боль­шую бу­тыль и с го­рел­кою ви­на. — «Пей­те, брат­цы, ве­селее, да жи­вите пос­ме­лее!» — гу­бер­на­тор го­ворит.

Вы­пили по ста­кану, — речь пош­ла тут гру­бо. — «А где, ста­рик, у те­бя день­ги?» — «Ка­кие, ба­тюш­ка, день­ги? Все в рас­хо­де!» Один из страж­ни­ков, усас­тый, вы­нима­ет боль­шой нож: «Вот, ста­рик, те­бе! день­ги, ска­зывай, где?» — Ста­рик с это­го ис­пу­гу от­вя­зывал с по­яс­ка ключ с се­бя, от­во­ря­ет им сун­дук. — «Вот, ба­тюш­ки, день­ги все!» — Сот пя­ток они дос­та­ли. — «А еще, ста­руха, есть?» — «Не­ту, ба­тюш­ки!» — «Врешь, ста­рая чер­товка!»

Ста­рухе в это вре­мя па­ла мыс­ля про мед­ведчи­ка: «У нас ведь мед­ведчик на дво­ре еще! и по­бегу я пос­ко­рее!..» «Есть, ба­тюш­ка, в меш­ке еще!» — «А где они?» — «А сей­час пой­ду при­несу». — «Ну-ка иди, та­щи!» — Ста­руха выс­ко­чила: «Ба­тюш­ка мед­ведчик, ведь у нас бе­да! Ведь ста­рика-то нав­ряд ли уж не за­реза­ли!» — «Пос­той, ста­руха, не хо­ди! Ма­лень­ко по­годи, и пой­дем вмес­те со мной!..» «Ну-ка, Ми­ха­ил о Ива­ныч, вста­вай! Пой­дем, брат, с на­ми! Я те­бя хле­бом на­кор­млю и ви­ном-то на­пою: по­соби нам со ста­рухой!»

Мед­ведь кру­то он под­нялся, а мед­ведчик за цепь ско­ро взял­ся. — «Ты, хо­зя­юш­ка, впе­ред, а я иду за то­бой!» — Мед­ведчик мед­ве­дя ве­дет, цепь у не­го и бря­ка­ет — как буд­то мед­ны день­ги в меш­ке. От­во­ря­ет ста­руха дверь. Раз­бой­ни­ки пых ко две­ри. — «Что, ста­руха? Не­сешь?» — Мед­ведь жи­во в из­бу за­бега­ет и на­чина­ет раз­бой­ни­ков ло­вить; как ко­торо­го схва­тит в ла­пу, по­валит на пол; шес­те­рых убил до смер­ти, а шес­те­рых заб­рал под се­бя; они из-под не­го хо­чут вы­лезать, а он ла­пой их бь­ет.

Ста­рик пал на па­ру ло­шадей и пог­нал на реч­ку к ям­щи­кам. — «Вот, ба­тюш­ки, гра­беж!» — Ям­щи­ки се­ли к не­му в ка­рету, при­гоня­ют к не­му в дом. Нуж­но следс­тво на­вес­ти. При­гоня­ет ста­новой, де­ла­ет доп­рос. И ста­рик со ста­рухой — на­пились они ви­на и сде­лались со­вер­шенно без ума.