Сердитая барыня

В усадь­бе жи­ла ба­рыня — и до то­го сер­ди­тая, ни­кому житья не бы­ло! Ста­рос­та при­дет спро­сить что — она его не от­пустит, по­ка не от­хле­щет. А му­жикам-то житья не бы­ло ни­како­го: дра­ла, как со­бак.
Вот раз при­ходит сол­дат на по­быв­ку до­мой. Рас­ска­зали ему про ба­рыню, а он и го­ворит: «Я ее про­учу».
Нас­та­ла ночь, ба­рыня ус­ну­ла. Ве­лел сол­дат ло­шадей зап­рячь.
Подъ­ехал к усадь­бе, ти­хонь­ко вы­нес ба­рыню и от­вез в из­бу к са­пож­ни­ку. А са­пож­ни­кову же­ну от­вез в усадь­бу.
Про­буди­лась на за­ре же­на са­пож­ни­ка, ви­дит — дом пре­от­личный. Тот­час слу­жан­ки к ней под­бе­жали, по­да­ют умы­вать­ся. По­мылась — по­дали по­лотен­це, вы­тер­лась. По­да­ют са­мовар. Се­ла она чай пить. Ста­рос­та при­ходит к ней на цы­поч­ках. Она взгля­нула на не­го: что за му­жик?
— Те­бе,— го­ворит,— что на­до?
— Я, ба­рыня, при­шел спро­сить, ка­кой на­ряд на се­год­ня да­дите.
А она до­гада­лась, как от­ве­тить:
— Неш­то вы не зна­ете? Что вче­ра де­лали, то и се­год­ня де­лай­те!
Ста­рос­та вы­шел на кух­ню и го­ворит:
— Се­год­ня ба­рыня доб­рая, прос­то от­ро­ду та­кая не бы­вала!
Жи­вет са­пож­ни­кова же­на в усадь­бе ме­сяц и дру­гой, и так ее рас­хва­лили кресть­яне — по всей ок­ру­ге нет луч­ше ба­рыни! А ба­рыня про­буди­лась ут­ром у са­пож­ни­ка и кри­чит:
— Слу­ги! Са­пож­ник си­дит и шь­ет:
— По­дымай­ся, ба­ба, по­ра печь то­пить!
— А ты кто та­кой! По­давай умы­вать­ся!
— Ах ты, ба­рыня! Са­ма по­ди по во­ду: сол­нышко дав­но вста­ло. — Вско­чил со сту­ла, сдер­нул ре­мень и да­вай ее хлес­тать. — Ты неш­то не зна­ешь сво­ей дол­жнос­ти? Ты дол­жна вста­вать и печь за­топ­лять!
И до то­го хлес­тал ее, по­ка не ус­тал. Ба­рыня взмо­лилась. Поб­ре­ла по во­ду, по­том за дро­вами, за­топи­ла печь, кое-че­го сва­рила.
И так жи­ла она ме­сяца два. За что ни возь­мет­ся, ни­чего у нее не вы­ходит, все из рук ва­лит­ся: то щи не­дова­рит, то во­ду ра­золь­ет. Са­пож­ник ее не раз ко­лотил. И сде­лалась ба­рыня доб­рая, ра­ботя­щая.
Как ус­лы­хал об этом сол­дат, пе­реме­нил ночью ба­рыню и са­пож­ни­кову же­ну.
Ут­ром вста­ет ба­рыня ти­хонь­ко, вы­ходит из сво­ей ком­на­ты:
«Что это, я в ста­ром до­ме? От­ку­да я взя­лась?»
Спро­сила слу­жанок:
— Слу­жан­ки! Как же я сю­да по­пала?
— Ты, ба­рыня, ниг­де и не бы­вала!
И с тех пор ба­рыня мяг­кая-мяг­кая сде­лалась. А са­пож­ни­кова же­на ста­ла жить по-ста­рому.