Сказка о коте и решете

В не­из­вес­тной нам де­рев­не жи­ла ста­руш­ка с сы­ном. Не зна­ла ста­руш­ка, по­чему-то сво­его сы­на прок­ля­ла. Сын ее про­валил­ся сквозь зем­лю и на­шел там ко­нопат­ку с ко­шель­ком. Он на­чал рыть вверх и вы­рыл­ся на свет Бо­жий.

Вы­шел из зем­ли он, по­шел к из­бушке. Ког­да он во­шел в из­бушку, то уви­дал на лав­ке свою мать и ска­зал: «Здравс­твуй, ма­монь­ка!» — С это­го вре­мени мать его воз­лю­била и хо­тела же­нить.

Од­нажды она спра­шива­ет сво­его сы­на: «Ко­го ты, сын, возь­мешь за се­бя вза­муж?» — Сын в от­вет на это ска­зал ей: «Мать, пой­ди и зап­ря­ги ко­та в ре­шето». — Мать пос­лу­шала сво­его сы­на и зап­рягла ко­та в ре­шето.

Пос­ле то­го мать про­сила от сы­на бла­гос­ло­вение. Ког­да сын бла­гос­ло­вил ее, тог­да она се­ла в ре­шето и по­еха­ла к ца­рю.
Ког­да она подъ­ез­жа­ла к цар­ско­му двор­цу, то слу­ги не за­мети­ли ста­руш­ку. Ког­да она про­еха­ла в под­во­роти­ну во дво­рец, выш­ла из ре­шета и пош­ла к ца­рю.

Ког­да ста­руха приш­ла к ца­рю и ска­зала: «Царь го­сударь! Не вы­дашь ли свою дочь за мо­его сы­на в за­мужес­тво?» — Царь ска­зал ста­рухе: «Что у те­бя есть?» — На то она ска­зала ца­рю, что «у ме­ня есть дом ты­сяч­ный и де­нег нес­коль­ко мил­ли­онов руб­лей. При­чем: не дашь ли мне еще чет­вертуш­ку день­ги счи­тать?» — Царь дал ста­руш­ке чет­вертуш­ку день­ги пе­ресы­пать да счи­тать и ве­лел ей ехать до­мой.

Тог­да ста­руха вы­вела ко­та из двор­ца, се­ла в ре­шето и по­еха­ла до­мой.

Ког­да она при­еха­ла до­мой, тог­да чет­ве­руш­ку по­ложи­ла в ре­шето и го­ворит сы­ну: «Нет ли у те­бя се­реб­рушка?» Сын не ска­зал ни­чего, дал ей се­реб­рушку, ко­торую ста­руха зат­кну­ла за об­ру­чок чет­ве­рухи; и дер­жа­ла ту чет­ве­руху три ме­сяца.
Ког­да ста­руш­ка по­еха­ла опять к ца­рю, то сын ее по­шеве­лил ко­нопат­ку и ко­шелек, ко­торой он греб зем­лю, и стал та­ким мо­лод­цом, что та­кого нет на бе­лом све­те. При­чем столь­ко же и ста­руш­ка по­моло­дела и ска­зала сы­ну, что «я по­еду за од­ним — сва­тать­ся у ца­ря дочь».

По­еха­ла во дво­рец на ко­те в ре­шете к ца­рю. Ког­да она при­еха­ла к двор­цу и пош­ла к ца­рю, ска­зала: «Царь, ве­ликий го­сударь! Я при­вез­ла те­бе об­ратно чет­ве­руш­ку… Ой, ой! Да еще у ме­ня ос­та­лась за об­ручком ка­душ­ки се­реб­рушка. Царь, возь­ми­те ее за по­дер­жку чет­ве­руш­ки!» — Ус­лы­шал это царь, рас­мехнул­ся и го­ворит, что «раз­ве у ме­ня нет их?» — И от­дал об­ратно ста­рухе.

Пос­ле это­го ста­руха на­чала сва­тать­ся у ца­ря дочь за сво­его сы­на. Царь объ­явил ста­рухе, что «я до­туда не вы­дам за сы­на ее, свою дочь, ког­да у них не бу­дет про­веде­на до­рога от двор­ца ца­ря до до­му ста­рухи, ко­торая бы­ла бы в зо­лоте».

Ста­руха у­еха­ла до­мой и ска­зыва­ет сво­ему сы­ну сло­ва ца­ря. Он, не за­думав­шись, по­шеве­лил свою ко­нопат­ку и ко­шелек, и тот­час же по­яви­лась от до­му до двор­ца ца­ря до­рога нес­пи­сан­ной кра­соты.

Уви­дав до­рогу, царь сог­ла­сил­ся вы­дать за сы­на ста­рухи свою дочь, и еха­ла оы ско­рей свадь­ба.

На дру­гой день пос­ле свадь­бы из­бушка у ста­рухи ста­ла по-преж­не­му на под­по­рах, в ко­торой ос­та­лись жить но­воб­рачные.