Угольно железо

За­пона­доби­лось мо­ей ба­бе уголье, и что­бы не по­куп­но, а сво­еж­жё­но. Я бы­ло по­пытал сло­вом от­тол­кнуть­ся.
— Не ро­бята у нас, хва­тит с нас, ро­бята бу­дут — са­ми до­будут.
Ба­ба взъ­еро­шилась. На вся­ки ла­ды, на вся­ки ма­неры ме­ня из­ру­гала.
— Се­меро на лав­ке, пять на пе­чи, ему все еще ма­ло!
Я от шу­ма, от жо­ниной ру­гани по­даль­ше. Из из­бы выб­рался, сел, по­думал о ра­боте и ра­зом ус­тал. От­дохнул, про ра­боту вспом­нил — опять ус­тал. Так до пол­дён от нес­де­лан­ной ра­боты от­ды­хал.
Вре­мя обе­ден­но, жо­на ме­ня кли­чет:
— Ста­рик, уголье на­жёг?
— Наж­гу ужо!
За под­хо­дящим ма­тери­алом на­до в лес ид­ти, а мне не­охо­та. Я осин­ни­ку на­ломал — тут под ру­кой рос, ку­чу нак­лал, за­жег. Го­рит, чер­нет, а не крас­нет. Ка­ко та­ко де­ло? Во­дой плес­нул — соз­ве­нело, в ру­ки взял — же­лезо. Я из осин­ни­ка вся­ких штук хо­зяй­ствен­ных нас­тру­гал: са­мовар­ну тру­бу, и ко­чер­гу, и вь­юш­ки, зас­лонки, и чу­гун­ки, и вед­ра, ло­пату, ух­ва­ты. Ну вся­ку по­лез­ность об­жег, жо­не при­нес, ду­мал — бу­дет сы­та. А жо­на об­новки уголь­но-же­лез­ны за­пере­бира­ла, язы­ком за­лопо­тала:
— По­ди ско­ре, ста­рик, наж­ги, при­неси щип­цы, граб­ли да ви­лы, же­лез­ной под­нос, на кры­шу узор­ный об­нос, ско­вород­ки, лис­ты да гвоз­дей не за­будь, но­вы ско­бы к из­бя­ным и к бан­ным две­рям, да флю­гар­ку с тре­щот­кой, об­ру­чи на ушат, ру­комой­ник, ло­хан­ку, пу­гови­цы к са­рафа­ну, пряж­ки к каф­та­ну. Я от­дохну, сно­ва при­думы­вать нач­ну. Иди, жги, по­вора­чивай­ся!
Я свер­нулся пос­ко­ре, по­ка ба­ба не на­дума­ла че­го не­сураз­но­го. Все по-бабь­ему го­воренью на­жег, к из­бе при­волок. Все очень же­лез­но и очень уголь­но.
Ка­бы те­щина де­рев­ня бы­ла на этом бе­регу, ушел бы, там чаю на­пил­ся бы, бли­нов, пи­рогов, ко­лобов на­ел­ся бы. И так все­го, о чем по­думал, за­хотел, что при­думал мост че­рез ре­ку пос­тро­ить и к те­ще в гос­ти ид­ти.
Об­жег боль­шу­щу оси­ну со столб рос­том. Столб этот в бе­рег вбил, на­чало мос­ту сде­лал. Сел око­ло, со­об­ра­жаю: ка­кой ме­ры, ка­кого ви­ду шту­ки для мос­та об­жи­гать?
Ан­жи­нер цар­ской на­летел на ме­ня, кри­ком пыль под­нял:
— По ка­кому пол­но­му пра­ву за­чал мост стро­ить, ков­ды я, ан­жи­нер ка­зен­ный цар­ской, пла­на еще не сос­та­вил и де­нег на пос­трой­ку не про­пил? Стро­ить пе­рес­тать, столб уб­рать!
Я ему в от­вет:
— Не ту­го зап­ря­жено, мож­но и воб­ратно по­вер­нуть, а столб дер­гать мне не­охо­та.
Столб-то хошь и из оси­ны, да же­лез­ной, его не сру­бишь, ниж­ний ко­нец в зем­ле кор­ни пус­тил, его не вы дер­нешь. Би­лись-би­лись, от­сту­пились.
Вес­ной столб Уй­му спас.
Вот как де­ло бы­ло. Во­да за­поды­малась, бе­рег за­под­мы­вало. Гля­жу — де­ло опас­но. Уй­му смо­ет и на дру­го мес­то уне­сет. На но­вом не­об­си­жен­ном мес­те лов­ко ли си­деть бу­дет? Я Уй­му ве­рев­кой об­хва­тил, к стол­бу прих­ва­тил нак­репко.
На­ша Уй­ма вся бы­ла в од­ном мес­те, до­ма кру­гом сто­яли. Из око­шек в окош­ки все бы­ло ви­дать, у ко­го что де­ла­ют, кто что стря­пат, ва­рит. Бы­вало, кри­чат че­рез ули­цу: «Марья, щи ки­пят, от­та­щи от ог­ня». Дру­га кри­чит: «Дарья, та­щи пи­роги, смот­ри — при­горят!» Сог­ласно жи­ли. Все у всех на ви­ду.
Во­дой Уй­му под­мы­ло и с мес­та сдер­ну­ло!
Ве­рев­ка де­рев­ню удер­жа­ла, по бе­регу вы­тяну­ла. Так и те­перь сто­ит. Не ве­ришь — схо­ди про­верь. По­ка с од­но­го кон­ца до дру­гого дой­дешь, не раз ись за­хошь.