Плешивая жена

У од­но­го куп­ца бы­ло две же­ны. Млад­шую он лю­бил боль­ше, чем стар­шую. У млад­шей на го­лове бы­ло два пуч­ка во­лос, а у стар­шей — толь­ко один.

По­ехал од­нажды ку­пец тор­го­вать в даль­ние стра­ны, а же­ны ос­та­лись до­ма од­ни. И ста­ла млад­шая же­на по­мыкать стар­шей: сва­лила на нее всю чер­ную ра­боту, день и ночь бра­нилась, а есть до­сыта не да­вала.

Как-то поз­ва­ла млад­шая же­на стар­шую и го­ворит:

— По­ищи у ме­ня в го­лове!

Ста­ла стар­шая же­на рас­че­сывать ей во­лосы и нев­зна­чай выр­ва­ла прядь. Обоз­ли­лась млад­шая и выд­ра­ла в от­мес­тку у стар­шей пос­ледние во­лосы. Ре­шила тог­да стар­шая же­на уй­ти со сты­да в лес. «Пусть пом­ру я там с го­лоду, — ду­мала она, — или пусть рас­терза­ют ме­ня ди­кие зве­ри».

Слу­чилось ей про­ходить ми­мо кус­та хлоп­чатни­ка. Ос­та­нови­лась она, наб­ра­ла пруть­ев, сде­лала из них ве­ник и под­ме­ла вок­руг кус­та. Хлоп­чатни­ку это пон­ра­вилось, и он дал ей свое бла­гос­ло­вение.

Пош­ла она даль­ше и уви­дела ба­нано­вое де­рево. Под ним она то­же хо­рошень­ко под­ме­ла. Ба­нано­вому де­реву это пон­ра­вилось, и оно по­жела­ло ей уда­чи.

По­том она уви­дела за­гон — там сто­ял бык. Она уб­ра­ла на­воз и все вы­чис­ти­ла. Бык ос­тался до­волен и бла­гос­ло­вил ее.

Даль­ше ей встре­тил­ся свя­щен­ный тул­си. Она ему низ­ко пок­ло­нилась и под­ме­ла зем­лю вок­руг. Де­рев­це то­же да­ло ей свое бла­гос­ло­вение.

Шла она, шла и приш­ла к ша­лашу, пос­тро­ен­но­му из ве­ток и листь­ев. Пе­ред ним скрес­тив но­ги си­дел в бла­гочес­ти­вом раз­мышле­нии му­ни — свя­той муд­рец. Стар­шая же­на роб­ко ос­та­нови­лась за его спи­ной. Муд­рец по­чувс­тво­вал, что за его спи­ной кто-то сто­ит.

— Кто бы ты ни был, вый­ди впе­ред и стань пе­редо мною, не то я об­ра­щу те­бя в пе­пел!

Стар­шая же­на зад­ро­жала от стра­ха и выш­ла впе­ред.

— Что те­бе на­доб­но? — спро­сил ста­рец.

— Отец, — от­ве­чала она, — ты все зна­ешь. Зна­ешь и то, как мне пло­хо жи­вет­ся. Муж ме­ня раз­лю­бил, а его вто­рая же­на выр­ва­ла у ме­ня пос­ледние во­лосы, и мне приш­лось уй­ти из до­му. Сжаль­ся на­до мной, му­ни!

Муд­рец не ше­лох­нулся, толь­ко ска­зал:

— Ви­дишь вон тот пруд? Иди к не­му, оку­нись один раз и воз­вра­щай­ся.

Пош­ла стар­шая же­на к пру­ду, омы­ла ру­ки и но­ги и оку­нулась в во­ду — один раз, как ве­лел му­ни. Ког­да она выш­ла из пру­да, ее бы­ло не уз­нать. Го­лова пок­ры­лась гус­ты­ми чер­ны­ми во­лоса­ми, длин­ны­ми, до са­мых пят, те­ло ста­ло гиб­ким и строй­ным, а ко­жа — глад­кой и неж­ной.

Об­ра­дова­лась стар­шая же­на, по­дош­ла к му­ни и низ­ко ему пок­ло­нилась. А он и го­ворит:

— Вой­ди в мой ша­лаш. Там ты уви­дишь пле­теные кор­зи­ны. Возь­ми се­бе ка­кую за­хочешь.

Стар­шая же­на вош­ла в ша­лаш и выб­ра­ла кор­зинку поп­ро­ще.

— А те­перь от­крой ее, — ска­зал му­ни.

От­кры­ла она кор­зинку, а в ней — зо­лотые мо­неты, жем­чу­га и дра­гоцен­ные кам­ни.

— Возь­ми с со­бой эту кор­зинку, — ска­зал му­ни, — и знай, что она не прос­тая. Сколь­ко бы ты ни бра­ла из нее, она всег­да ос­та­нет­ся пол­ной. А те­перь иди с ми­ром.

Пок­ло­нилась стар­шая же­на му­ни до са­мой зем­ли и пош­ла до­мой.

Ког­да она про­ходи­ла ми­мо тул­си, де­рев­це ей ска­зало:

— Иди с ми­ром, доч­ка! Твой муж сно­ва по­любит те­бя.

По­том она по­дош­ла к за­гону с бы­ком. Он нак­ло­нил го­лову и ска­зал:

— Сни­ми гир­лянды из ра­кушек, ко­торы­ми уви­ты мои ро­га, и на­день их се­бе на ру­ки вмес­то брас­ле­тов. Ког­да те­бе за­хочет­ся но­вое ук­ра­шение, ты толь­ко встрях­ни ра­куш­ка­ми — и по­лучишь то, что по­жела­ешь.

Ба­нано­вое де­рево по­дари­ло ей свой ши­рокий лист.

— Возь­ми его с со­бой, доч­ка! — ска­зало де­рево. — Как толь­ко взмах­нешь лис­том, пе­ред то­бой по­явят­ся луч­шие ба­наны и вся­кие дру­гие яс­тва.

На­пос­ле­док она по­дош­ла к хлоп­чатни­ку. Он ска­зал:

— Возь­ми, доч­ка, эту вет­ку. Сто­ит толь­ко пот­рясти ею, и ты по­лучишь ткань ка­кую за­хочешь — и хлоп­ко­вую, и шел­ко­вую, и пар­чо­вую. Хо­чешь, поп­ро­буй сей­час.

Не ус­пе­ла она пот­рясти вет­кой, как в ру­ках у нее ока­зал­ся ку­сок кра­сиво­го, блес­тя­щего шел­ка. Об­мо­тала она этот шелк вок­руг те­ла и со связ­кой ра­кушек на за­пясть­ях, с кор­зинкой, вет­кой хлоп­чатни­ка и ба­нано­вым лис­том в ру­ках пош­ла до­мой.

Млад­шая же­на в это вре­мя сто­яла у две­рей до­ма. Смот­рит она и гла­зам сво­им не ве­рит. Что за ди­во? Уш­ла в лес ста­рая, лы­сая ведь­ма, а вер­ну­лась — кра­сави­ца.

Стар­шая же­на не ста­ла сво­дить сче­ты с млад­шей: она за­боти­лась о ней, на­ряжа­ла, кор­ми­ла чем пов­куснее, да­рила ей до­рогие ук­ра­шения. Да толь­ко все не впрок: млад­шую му­чила за­висть. Вы­веда­ла она у стар­шей, что все да­ры та по­лучи­ла от му­ни, и ре­шила пой­ти в лес.

Идет млад­шая же­на, то­ропит­ся. Уви­дела она на пу­ти куст хлоп­чатни­ка, но и паль­цем для не­го не по­шеве­лила. Не взгля­нула она ни на ба­нано­вое де­рево, ни на бы­ка, ни на де­рев­це-тул­си, буд­то их и не бы­ло.

И вот приш­ла она к му­ни. Тот пос­лал ее к пру­ду и ве­лел оку­нуть­ся в во­ду — толь­ко один раз. Оку­нулась она, и вы­рос­ли у нее кра­сивые, длин­ные во­лосы, а те­ло ста­ло гиб­ким и строй­ным.

«Дай-ка, — ду­ма­ет, — оку­нусь еще раз и ста­ну еще кра­ше». Оку­нулась вто­рой раз и выш­ла из во­ды ста­рой и бе­зоб­разной.

В сле­зах пош­ла она к му­ни, но тот прог­нал ее с глаз до­лой:

— Сту­пай прочь, не­пос­лушная жен­щи­на! Не бу­дет те­бе от ме­ня да­ра.

Так и вер­ну­лась она до­мой ни с чем.

Той по­рой при­ехал до­мой их муж. Уви­дел он вол­нистые чер­ные во­лосы пер­вой же­ны, кра­соту ее нес­ка­зан­ную и по­любил ее боль­ше преж­не­го. А ког­да уз­нал про ее нес­метные бо­гатс­тва, так и сов­сем го­лову по­терял. И жи­ли они дол­гие го­ды в счастье и сог­ла­сии.

А млад­шая же­на ос­та­лась при них слу­жан­кой.