Человек с двумя женами (Эскимосская сказка)

Бы­ли у че­лове­ка две же­ны. Стар­шая ре­бен­ка ему ро­дила, маль­чи­ка. При­нес че­ловек же­нам три оленьи шку­ры. Го­ворит вто­рой же­не:

— Сде­лай из этих двух шкур кух­лянку.

Стар­шей же­не дал од­ну шку­ру, что­бы шта­ны сши­ла. Из ка­мусов ве­лел че­хол для копья сде­лать. Шку­ры бы­ли сов­сем бе­лые. Сши­ли же­ны одеж­ду. Одел­ся че­ловек во все но­вое. Дож­дался но­чи, взял копье и вы­шел из зем­лянки. Го­ворит стар­шая же­на:

— Ку­да это он по­шел, пой­ду пос­мотрю!

Млад­шая, вой­дя в зем­лянку, от­ве­ча­ет:

— Вон ту­да по­шел, на бе­рег.

Тем вре­менем че­ловек этот в при­бой­ную вол­ну во­шел. Впе­реди как буд­то яр­кий свет го­рит. По­шел ту­да, к зем­ле приб­ли­зил­ся. Вдруг го­лос слы­шит:

— Что ты за че­ловек?

— С су­ши я, — от­ве­ча­ет.

— За­чем сю­да при­шел?

— За жен­щи­ной!

Лег ночью спать, ока­зал­ся ря­дом с дву­мя же­нами. Это он к нер­пам при­был. Прос­нулся, даль­ше по­шел и вот до зем­ли лах­та­ков доб­рался. Опять его спра­шива­ют:

— За­чем сю­да при­шел?

— За жен­щи­ной, — от­ве­ча­ет.

Лег спать, и опять, как до­ма, две же­ны ря­дом. Прос­нулся, сно­ва по­шел. И вот у мор­жей ока­зал­ся. Опять спро­сили его, что он за че­ловек. От­ве­тил, что с бе­рега, мол, при­шел.

— За­чем при­шел?

— За жен­щи­ной.

Лег спать, опять две же­ны ря­дом. Прос­нулся, даль­ше по­шел, у ки­тов ока­зал­ся. Опять у не­го то же са­мое спро­сили. Он то же са­мое от­ве­тил и спал опять с дву­мя же­нами. Прос­нулся, даль­ше по­шел. Шел он, шел, да так все мо­ре и пе­решел. Вы­шел на су­шу, а уже тем­но ста­ло. Ви­дит: зем­лянка сто­ит. В ней ого­нек мер­ца­ет. По­шел на ого­нек. У вхо­да ос­та­новил­ся, копье вот­кнул. Выш­ла из зем­лянки жен­щи­на, слы­шит: копье звяк­ну­ло. Вер­ну­лась в зем­лянку и го­ворит:

— Ус­лы­шала я, как сна­ружи у вхо­да зво­ночек звяк­нул.

Тог­да ста­рик го­ворит сы­ну:

— Иди ско­рее пос­мотри, кто там. Ни­ког­да ты не то­ропишь­ся, маль­чик.

Вы­шел маль­чик, прис­лу­шал­ся: прав­да, звя­ка­ет что-то. Шаг­нул в ту сто­рону, дот­ро­нул­ся до при­шель­ца ру­кой и го­ворит:

— От­ку­да ты при­шел? У ме­ня ведь нет бра­та. Пой­дем со мной. Те­перь у ме­ня бу­дет брат.

Вош­ли в зем­лянку, маль­чик ска­зал от­цу:

— Вот я бра­та на­шел.

Отец от­ве­ча­ет:.

— Ти­ше, по­мол­чи­те! Зав­тра у нас праз­дник бу­дет!

Ночью ста­рик ска­зал гос­тю:

— Ты как раз на праз­дник уго­дил. Зав­тра, как нач­нем праз­дно­вать, вой­дет жен­щи­на с блю­дом в ру­ках. Блю­до у нее едой из ко­рень­ев на­пол­не­но. Уви­дит те­бя, бу­дет уго­щать. Ты не ешь ее еды: ес­ли толь­ко лиз­нешь, за­берет она те­бя к се­бе. Рев­ну­ет она к нам. Ког­да юно­шу возь­мет в мужья, боль­ше уж от се­бя не от­пустит.

Ус­ну­ли. На­ут­ро праз­дно­вать на­чали. И прав­да, вош­ла де­вуш­ка с блю­дом. Уви­дела че­лове­ка, по­дош­ла к не­му и ска­зала:

— На, от­ве­дай это ку­шанье.

От­ве­тил че­ловек:

— Не бу­ду я твое ку­шанье есть.

А блю­до как буд­то са­мо к его гру­ди тя­нет­ся. Съ­ел все-та­ки од­ну лож­ку.

Жен­щи­на и го­ворит:

— Вот ты и взял ме­ня в же­ны, идем!

Взя­ла его за ру­ку и по­вела. Приш­ли они в боль­шую зем­лянку. По­дош­ла жен­щи­на к вхо­ду и ска­зала:

— Иди ту­да.

Че­ловек от­ве­тил:

— Я пер­вый раз к те­бе в зем­лянку иду. Так что сна­чала ты вхо­ди!

А у вхо­да по сто­ронам два мед­ве­дя ле­жат. Пе­решаг­ну­ла жен­щи­на че­рез мед­вежьи го­ловы и вош­ла в зем­лянку. Он сле­дом во­шел. Жен­щи­на ска­зала:

— Ну, этот че­ловек уме­ет в дом вхо­дить!

Вош­ли они внутрь, а пос­ре­ди се­ней боль­шое озе­ро. Пос­ре­ди озе­ра боль­шое брев­но пла­ва­ет. Че­ловек ска­зал:

— Иди ты сна­чала! Я ведь здесь впер­вые.

Сту­пила жен­щи­на на брев­но и пе­реш­ла на ту сто­рону, че­ловек сле­дом за ней пе­решел. Жен­щи­на ска­зала:

— Ох, ночь уже, ты ме­ня взял в же­ны, да­вай спать ля­жем!

Лег­ли, каж­дый сво­ей кух­лянкой ук­рылся. Толь­ко стал че­ловек за­сыпать, вдруг ви­дит — вы­суну­лась из сте­ны ста­руха. Нож вы­тащи­ла, ста­ла то­чить. Че­ловек свою кух­лянку на жен­щи­ну наб­ро­сил, сам ее кух­лянкой ук­рылся. По­дош­ла к ним ста­руха. Ви­дит кух­лянку гос­тя. Наг­ну­лась над до­черью и уда­рила ее но­жом в гор­ло. Ду­мала, что гость. Вско­чил че­ловек на но­ги, а ста­руха к сте­не от­бе­жала. Но­жом в че­лове­ка бро­сила. Под­ста­вил че­ловек ми­зинец, нож об не­го плаш­мя уда­рил­ся. Схва­тил че­ловек нож, в ста­руху мет­нул. Пра­вую ру­ку у ста­рухи до пле­ча от­сек. Схва­тила ста­руха нож в ле­вую ру­ку, бро­сила в че­лове­ка. Опять нож плаш­мя уда­рил­ся. Схва­тил че­ловек нож, мет­нул в ста­руху, ле­вую ру­ку от­сек. Тог­да ста­руха нож ртом пой­ма­ла, сно­ва в че­лове­ка бро­сила. И че­ловек ртом пой­мал, мет­нул в ста­руху и гор­ло ей пе­рере­зал. Сел че­ловек, одел­ся, хо­тел в от­ду­шину вый­ти, как вдруг все кру­гом зат­ре­щало, зем­лянка хо­дуном за­ходи­ла. А у от­ду­шины, ока­зыва­ем­ся, тот юно­ша че­лове­ка ожи­дал. По­мог он ему из зем­лянки выб­рать­ся и спра­шива­ет:

— Где они, убил ты их?

— На­вер­ное, убил, — от­ве­ча­ет че­ловек.

Приш­ли в по­селок, маль­чик от­цу и го­ворит:

— Этот че­ловек на­ших му­чите­лей при­кон­чил.

Стал ста­рик оде­вать­ся. Вы­шел, на зем­лянку под­нялся, зак­ри­чал:

— Бу­дет с этих пор юно­ша си­лачом. Гость на­ших му­чите­лей по­губил.

По­шел этот че­ловек до­мой. При­дя до­мой, ста­рика уви­дел. Ока­зыва­ет­ся, это его сын. Вот как мно­го лет он странс­тво­вал, до­ма не был. По­ка при­шелец от­ды­хал, ста­рик вдруг умень­шать­ся на­чал, все мень­ше, мень­ше ста­новил­ся — и вдруг сов­сем ис­чез.