Кукки и волк (Керекская сказка)

Я про вол­ка сказ­ку рас­ска­жу. Го­ворит Кук­ки же­не:

— Дай-ка, Ми­ти, со­ломен­ную нар­ту.

— Нет со­ломен­ной нар­ты, толь­ко пле­теная ве­рев­ка.

Не ве­рит Кук­ки, сам ищет.

— Что же ты ищешь?

— Да нар­ту.

— Ку­да ты идешь?

— Да вот, пой­ду с гор­ки по­ката­юсь.

По­шел Кук­ки. По­катил­ся с гор­ки.

— Ох! Как при­ят­но, не­бо так пе­ред гла­зами и мель­ка­ет! — кри­чит от ра­дос­ти Кук­ки.

Опять по­катил­ся с гор­ки и кри­чит:

— Ох! Как при­ят­но, не­бо так и мель­ка­ет!

Ус­лы­шал волк, как ра­дос­тно кри­чит ка­та­ющий­ся с гор­ки Кук­ки. «От­ку­да это он кри­чит?» — по­думал волк и по­шел к Кук­ки.

— Эй, де­душ­ка, что ты де­ла­ешь?

— Ох, на­пугал ты ме­ня. От­ку­да при­шел?

— Да вот, ус­лы­шал, как ты кри­чишь, ка­та­ясь, и по­думал: «Пой­ду-ка пос­мотрю, как де­душ­ка ка­та­ет­ся». Дай-ка я про­качусь!

— Нель­зя те­бе, в во­ду ска­тишь­ся.

— Нет, не ска­чусь. Ла­пы у ме­ня длин­ные.

— Ну ка­тись, раз ла­пы длин­ные.

— А что мне кри­чать, ког­да бу­ду ка­тить­ся?

— Кри­чи: «О-о, как при­ят­но, не­бо так и мель­ка­ет!»

— Лад­но, так и бу­ду кри­чать.

По­катил­ся волк с гор­ки. Бульк — и сва­лил­ся в мо­ре.

— Ой-ой, де­душ­ка я в во­ду упал! Вы­тащи! — зак­ри­чал волк.

— Нет не вы­тащу. У те­бя ведь длин­ные ла­пы! А у ме­ня кри­вые ког­ти, по­тому я и не па­даю в во­ду.

— Вы­тащи, де­душ­ка!

— Не вы­тащу!

— Ну вы­тас­ки­вай же, ла­пы ко­чене­ют!

— Нет, не вы­тащу, ты же длин­но­лапый.

— Де­душ­ка, я те­бе ста­до блох дам.

— Не нуж­ны мне бло­хи.

— Эй, де­душ­ка, ла­пы сов­сем ко­чене­ют, — кри­чит из во­ды волк.

— Я же го­ворю те­бе, что не вы­тащу! — упи­ра­ет­ся Кук­ки.

— Ста­до гор­ных ба­ранов дам.

— Мои де­ти са­ми гор­ных ба­ранов до­быва­ют.

— Тог­да ста­до ро­сомах дам!

— Не нуж­ны мне ро­сома­хи. Го­ворю те­бе, мои де­ти раз­ных зве­рей до­быва­ют.

— Что же дать те­бе? — рас­сужда­ет волк. — О-о, длин­но­ухую сес­тру за те­бя за­муж от­дам.

— Вот хо­рошо! — об­ра­довал­ся Кук­ки. — Эй, тесть, по­дож­ди, по­дож­ди, сей­час вы­тащу те­бя.

Вы­тащил Кук­ки вол­ка.

— Бр-р-р! Чуть бы­ло ла­пы не око­чене­ли, — го­ворит волк и вы­жима­ет свою одеж­ду. Кук­ки по­мога­ет ему.

— Ну как? — спра­шива­ет Кук­ки. — От­дашь свою сес­тру за ме­ня?

— Нет у ме­ня ни­какой сес­тры.

— Ка-а-к? Об­ма­нул ме­ня! Лад­но, я боль­ше не бу­ду ка­тать­ся, — оби­дел­ся Кук­ки. — Ты ка­кой до­линой пой­дешь?

— Да по до­лине Ват­выткав­нын. А ты?

— А я к вер­ховь­ям ре­ки Ан­тчи­ны пой­ду.

Ра­зош­лись Кук­ки и волк в раз­ные сто­роны. Пош­ли по до­линам рек, а в вер­ховь­ях эти ре­ки схо­дят­ся. До­шел волк до ис­то­ков Ват­выткав­ны­на. Под­нялся в вер­ховья ре­ки Ан­тчи­ны Кук­ки. И вдруг прев­ра­тил­ся в ку­сок жир­но­го мя­са от зад­ней час­ти оле­ня.

— Ого! — уди­вил­ся волк. — Спа­сибо, друзья мне пи­щу ос­та­вили. — И тут же съ­ел ку­сок мя­са. А это Кук­ки был.

По­шел волк до­мой, а в жи­воте у не­го Кук­ки ше­велит­ся.

— Ох, вот это, на­вер­ное, мой отец при­нес и по­весил здесь, в пи­щевом скла­де, — рас­сужда­ет в жи­воте вол­ка Кук­ки, бе­рет киш­ки и бро­са­ет на­ружу.

— Де­душ­ка, ты как буд­то из ме­ня го­воришь?

— Не у те­бя я, а у се­бя до­ма, в пи­щевом скла­де си­жу.

— Ой, ки­шоч­ки мои выб­ро­сил!

— Да нет, до­ма ведь я. — А сам поч­ки на­ружу выб­ро­сил. — Ть­фу! — го­ворит. — Это, на­вер­ное, Ит­чым свои тор­ба­за во­нючие раз­ве­сил.

— Ой, мои по­чеч­ки!

— Что ты кри­чишь? Я же до­ма, в пи­щевом скла­де. — А сам и лег­кие выб­ро­сил. — Ть­фу! Опять, вер­но, это Ит­чым при­нес.

— Де­душ­ка, это лег­кие мои!

— Не вы­думы­вай, я же до­ма, в пи­щевом скла­де. — А сам сер­дце выб­ро­сил. — Ть­фу! Это, вер­но, ру­ко­ят­ка копья. За­чем она здесь ви­сит?!

— Де­душ­ка! Это моя ду­ша! — Пху! — и умер волк.

— Ой-ой, вол­ка убил! — зак­ри­чал Кук­ки и выс­ко­чил из не­го.

По­шел Кук­ки до­мой. Уви­дел его сын А­уп­па­ли и го­ворит ма­тери:

— Отец с ка­тания идет.

— Что ж, пусть при­ходит, — от­ве­ча­ет мать.

Сер­дится Кук­ки, кри­чит:

— А­уп­па­ли, ска­жи ма­тери, пусть бла­годарс­твен­ный об­ряд со­вер­шит.

— Лад­но, — ска­зал А­уп­па­ли, и по­шел в зем­лянку. — Мать, отец что-то во­лочит, ска­зал, что­бы ты бла­годарс­твен­ный об­ряд со­вер­ши­ла.

— Ну что ж. Од­на­ко пой­ди пос­мотри, что он там во­лочит, — а са­ма ста­ла об­ряд со­вер­шать. За­пела:

— Ку-у-кки во-о-лка без пот-ро-хов уби-и-ил! Кы-а, кы-а, кы-а!

За­шел Кук­ки в зем­лянку.

— Хва­тит петь, при­шел вот я.

— Пусть до­чери до­бычу ос­ве­жу­ют!

— Нет, не на­до све­жевать! Пусть це­ликом бу­дет!

Выш­ла те­ща, встре­тила от­ца.

— Вот что сде­лай: от­не­си вол­ка в пи­щевой склад и сто­рожи там — шить­ем зай­мись.

Зас­ну­ли во­роны. Кук­ки креп­ко зас­нул.

А тем вре­менем братья-вол­ки пош­ли по сле­дам.

На дру­гой день си­дит Кук­ки у две­рей зем­лянки и вя­жет сеть. Вы­шел из зем­лянки его млад­ший сын, А­уп­па­ли.

— Вы­ходи по­чаще, пос­матри­вай кру­гом, — го­ворит ему Кук­ки.

— Отец, смот­ри, вон два вол­ка идут, — ска­зал ему А­уп­па­ли.

— О-о, по­дож­ди, сей­час ша­рики из жи­ра сде­лаю. Пой­дешь к то­му мес­ту, ку­да они пой­дут. Сде­лай вид, что иг­ра­ешь, и ос­тавь эти ша­рики, — го­ворит Кук­ки сы­ну.

По­дош­ли братья-вол­ки, смот­рят:

— О-о, маль­чик А­уп­па­ли здесь иг­рал, на­вер­ное, и уро­нил ша­рики, — ре­шили они и тут же съ­ели их.

По­дош­ли к зем­лянке. Кук­ки око­ло две­рей сеть вя­жет.

— О-о, приш­ли!

— Да, де­душ­ка. Что это с на­ми? Ка­ча­ет нас, в гла­зах тем­не­ет.

— На­вер­ное, съ­ели что-ни­будь?

И тут же сдох­ли вол­ки.

— О-о, опять двух вол­ков убил, — об­ра­довал­ся Кук­ки и от­нес их в пи­щевой склад к до­чери: — Вот еще при­нес, сто­рожи.

Тем вре­менем ма­лень­кий вол­чо­нок спра­шива­ет у сво­их ро­дите­лей-ста­риков:

— Мно­го здесь ле­жек бы­ло, а те­перь я один ос­тался.

Зва­ли вол­чонка Ве­чов­тын. (А Кук­ки был боль­шой ша­ман-кол­дун.)

Зас­ну­ли ро­дите­ли, по­шел Ве­чов­тын по сле­дам брать­ев.

Кук­ки опять у две­рей си­дит, сеть вя­жет. А­уп­па­ли час­то из зем­лянки вы­ходит.

— Вы­ходи по­чаще, пос­матри­вай, — го­ворит ему Кук­ки.

Вы­шел А­уп­па­ли и ви­дит: идет вол­чо­нок.

— Отец, смот­ри, ма­лень­кий вол­чо­нок к нам идет.

— Это, на­вер­ное, Ве­чов­тын, — го­ворит Кук­ки. Он ведь все зна­ет. — От­не­си ша­рики и брось на его пу­ти.

От­нес ша­рики А­уп­па­ли, бро­сил на пу­ти вол­чонка, а сам в зем­лянку вер­нулся.

Бе­жит по сле­ду вол­чо­нок, вдруг ви­дит — ша­рики. «О-о, что это?» — по­думал он и взял их с со­бой.

— О-о, при­шел! — при­ветс­тво­вал его Кук­ки.

— Да! Не при­ходи­ли ли сю­да мои братья? — спро­сил Ве­чов­тын.

— Нет, не при­ходи­ли. Ви­дишь, мы толь­ко од­ни, — от­ве­тил Кук­ки.

Тут Ве­чов­тын по­казы­ва­ет ша­рик, за­жатый в ку­лаке, и спра­шива­ет:

— Де­душ­ка, что это?

— Ох ты! — ис­пу­гал­ся Кук­ки, юр­кнул в по­лог и за­лез под шку­ры.

— Что ты де­ла­ешь?! — зак­ри­чала Ми­ти. — На­пугать ме­ня мо­жешь. Ку­да ты?

— Вол­чо­нок при­шел, ша­рик по­казал и спро­сил: «Что это?»

— Так че­го же ты пря­чешь­ся? Раз нап­ро­казил, так и иди к не­му, — уп­ре­ка­ет его Ми­ти.

Во­шел Ве­чов­тын в зем­лянку.

— О-о, при­шел ты! — при­ветс­тву­ет его же­на Кук­ки.

— Да, при­шел. Ба­буш­ка, что это? — по­казы­ва­ет Ве­чов­тын ша­рик.

— Не знаю, нез­на­комо мне это. Ть­фу! — плю­нула Ми­ти, а са­ма ду­ма­ет: «Не про­ведешь дочь Акаль­чи­ки». И го­ворит:

— Вы­ходи, Кук­ки, че­го бо­ишь­ся? Ты ведь муж­чи­на. Я жен­щи­на И то не пря­чусь.

— Нет, нет, не вый­ду. Я спать хо­чу.

— Ну и спи! — рас­серди­лась Ми­ти.

Уже стем­не­ло. Ве­чов­тын и го­ворит:

— До­мой по­ра, пой­ду.

— Ну что ж, иди, — от­ве­тила Ми­ти.

— Толь­ко не под­смат­ри­вай­те за мной.

По­шел Ве­чов­тын к пи­щево­му скла­ду, в ко­тором дочь Кук­ки Чи­нил­лымныл­наккут сто­рожи­ла уби­тых вол­ков, и зак­ри­чал:

— Эй, здесь мои братья?

— Да, здесь.

Раз­бу­дил брать­ев Ве­чов­тын и го­ворит им:

— Как же с этим бра­том бу­дем? Он ведь без внут­реннос­тей. Ос­та­вим его. А ты сле­дом за на­ми иди, — об­ра­тил­ся он к Чи­нил­лымныл­наккут.

Пош­ла дочь Кук­ки к волчь­ему на­роду. При­вел ее Ве­чов­тын и го­ворит ро­дите­лям:

— Вот, мать, встре­чай­те!

Выш­ли ро­дите­ли:

— О-о, приш­ли! Быс­тро. Где же брать­ев на­шел?

— Да вот, де­душ­ка этих дво­их ра­зом убил, я за это его дочь увел.

Бо­ит­ся Чи­нил­лымныл­наккут. Пер­вый раз она сре­ди вол­ков.

— О-о, жен­щи­на приш­ла!

— Да!

— За­ходи же!

— Да, зай­ду, — и заш­ла Чи­нил­лымныл­наккут в волчье жи­лище.

Так и ос­та­лась там. Зас­ну­ли вол­ки.

Пош­ла Ми­ти к пи­щево­му скла­ду пос­мотреть — нет до­чери и вол­ки уш­ли, один толь­ко волк без внут­реннос­тей ле­жит.

— О-о ка­кой Кук­ки па­кос­тник! Да­же дочь поз­во­лил ук­расть! — воз­му­тилась Ми­ти и вер­ну­лась в зем­лянку.

— Кук­ки! Кук­ки! — зак­ри­чала.

— А-а!

— Нет ведь на­шей до­чери, и вол­ков то­же нет!

— Ой-ой! — ис­пу­гал­ся Кук­ки. — На­вер­ное, это Ве­чов­тын сде­лал. Он ведь не­дав­но был.

— Там толь­ко один волк без внут­реннос­тей ле­жит.

— Пой­ду-ка вло­жу ему внут­реннос­ти, ожив­лю его, пусть до­мой идет.

Сде­лал Кук­ки волчьи внут­реннос­ти из раз­ных ку­соч­ков мя­са и вшил их вол­ку внутрь.

— О-о! — ожил волк. — Кто же со мной та­кое сде­лал?

— Да я это сде­лал! — от­ве­тил Кук­ки. — Иди до­мой, я, ви­дишь, раз­бу­дил те­бя. Дочь на­ша про­пала. На­вер­ное, у вас она, при­веди­те ее, не за­дер­жи­вай­те!

— Лад­но, при­ведем!

По­шел волк до­мой. При­ходит к се­бе.

— Вот и я, мать, встре­чай­те!

— О-о, кто при­шел? На­вер­ное, сын, ко­торый вче­ра ушел?

— Да, он. Мы его там ос­та­вили, по­тому что он без внут­реннос­тей был, не зна­ли что де­лать, — объ­яс­нил Ве­чов­тын.

— Что же с то­бой сде­лали?

— Де­душ­ка внут­реннос­ти мне сде­лал и вшил. А по­том раз­бу­дил ме­ня. Зав­тра, как прос­немся, от­ве­дем их дочь. А то опять что-ни­будь с на­ми сот­во­рит.

— Да, да, от­ве­дите ее до­мой, сей­час же от­ве­дите, — ска­зали ста­рики.

От­пра­вились вол­ки к жи­лищу во­рона. Ве­чером приш­ли.

— Вол­ки, вы здесь по­будь­те, я пер­вая за­гово­рю, — ска­зала Чи­нил­лымныл­наккут.

— Мать, приш­ла я, встре­чай­те!

— Ой-ой! — зак­ри­чал Кук­ки. — Как буд­то моя те­ща приш­ла!

Выш­ла Ми­ти.

— О-о, приш­ла ты!

— Да, приш­ла. Вол­ки ме­ня при­вели.

— Где же они?

— На ули­це.

— Ска­жи им, пусть за­ходят.

— Где вы, вол­ки? За­ходи­те!

— Нет, не зай­дем! Кук­ки мстить бу­дет. То­ропим­ся мы.

— Ну что ж, мо­жет, угос­тить вас чем-ни­будь?

— Нет, мы ра­ды, что ва­шу дочь при­вели. Жал­ко нам ее. Вы ведь ни­чего о ней не зна­ли.

Ми­ти вве­ла дочь в зем­лянку. Кук­ки все еще дро­жит от стра­ха, под пос­телью спря­тал­ся. Го­ворит ему Ми­ти:

— Смот­ри, мать приш­ла!

— От­ку­да приш­ла мать?

— Да вот вол­ки при­вели.

Приш­ли вол­ки до­мой. Кри­чат:

— Встре­чай­те нас, от де­душ­ки мы приш­ли, дочь ему вер­ну­ли!

— Что же де­душ­ка ска­зал?

— Да не по­казы­ва­ет­ся он, бо­ит­ся.

— Ну, по­бало­вались и хва­тит, те­перь ус­по­кой­тесь.

А Чи­нил­лымныл­наккут ста­ла спра­шивать Кук­ки:

— Как же ты ме­ня выз­во­лил?

— Да вот, ожи­вил вол­ка, ко­торый без внут­реннос­тей был, и пос­лал его до­мой к брать­ям. А он по­обе­щал дочь вер­нуть. Го­ворит: «Ста­руху жал­ко». Ну хо­рошо, что вер­ну­лась.

Кон­чаю сказ­ку рас­ска­зывать, толь­ко вот это и знаю.