Куркыль (Чукотская сказка)

Не бы­ло у Кур­кы­ля ни со­бак, ни нар­ты, сов­сем ни­чего не бы­ло. И вот на­думал он вмес­то нар­ты взять бай­да­ру без ко­жи. А вмес­то ос­то­ла — реб­ро ки­товое. «Те­перь на­до толь­ко со­бак поз­вать», — по­думал Кур­кыль.

Вы­шел на бе­рег, зак­ри­чал:

— Эй, мор­ские со­баки, иди­те сю­да!

И вот с мо­ря шесть бе­лых мед­ве­диц приш­ли. Взял тут Кур­кыль ки­товое реб­ро, бро­сил­ся на мед­ве­диц и на­чал их ко­лотить. Ис­пу­гались мед­ве­дицы, взвих­ри­ли снег и убе­жали. Толь­ко их и ви­дели!

А Кур­кыль опять гро­мовым го­лосом зак­ри­чал, пря­мо в тун­дру:

— Эй, со­баки, иди­те сю­да!

И вот стая вол­ков по­яви­лась. Кур­кыль и на вол­ков наб­ро­сил­ся. По­коло­тил как сле­ду­ет. Те то­же убе­жали. В тре­тий раз поз­вал Кур­кыль:

— Эй, иди­те сю­да!

На этот раз пес­цы по­яви­лись. Кур­кыль из­да­ли, уз­нал их.

Поз­вал:

— Ко-ко-ко-ко!

Зап­ряг Кур­кыль пес­цов и крик­нул:

— Но, тро­гай­те!

Быс­тро так Кур­кыль по­катил. По­яви­лась уп­ряжка Кур­кы­ля вбли­зи со­сед­не­го во­ронь­его стой­би­ща. Мед­ленно едет Кур­кыль. Сме­ют­ся над ним со­седи:

— Ха-ха-ха-ха!

При­ехал Кур­кыль в дру­гое стой­би­ще.

— Здравс­твуй! — го­ворят ему.

— Здравс­твуй­те! — от­ве­ча­ет Кур­кыль.

При­вязал со­бак-пес­цов к яран­ге. Во­шел. По­ели хо­зя­ева с гос­тем и спать лег­ли. Вдруг слы­шит Кур­кыль — го­ворят:

— Ой! Ой! Стен­ку съ­едят пес­цы! На­до их от­пустить.

Тут под­нялся Кур­кыль и ска­зал:

— Ну, я по­еду! Уже хо­рошо от­дохнул!

А хо­зя­ева ти­хонь­ко меж­ду со­бой го­ворят:

— Не смо­жет Кур­кыль у­ехать. Не уве­зут пес­цы та­кую бай­да­рищу. Да­вай­те наг­ру­зим ее по­тяже­лее. Всю одеж­ду по­ложим и дру­гие ве­щи. Пусть поп­ро­бу­ет увез­ти! Вот пос­ме­ем­ся-то!

И пог­ру­зили все что у них бы­ло.

От­пра­вил­ся Кур­кыль в путь. Сов­сем мед­ленно едет. Очень все сме­ют­ся над ним. Вдруг как гик­нул Кур­кыль на уп­ряжку. Она так рва­нулась, что толь­ко вихрь зак­ру­тил­ся.

Бро­сились бы­ло за ним те, кто сме­ял­ся. Ста­ли кри­чать:

— Хоть кер­кер-то мой ос­тавь! И мой! И мой! Хоть что-ни­будь ос­тавь!

А Кур­кы­ля по­минай как зва­ли.

При­ехал он до­мой и стал жить в до­воль­стве.

А нас­мешни­ки ос­та­лись ни с чем. Ко­нец.