Семеро братьев (Чукотская сказка)

Го­ворят, жил ста­рик с же­ной. Бы­ло у них се­меро де­тей. Сы­новья очень лю­били на вся­ких зве­рей охо­тить­ся. Уби­вали зве­ря и в тун­дре, и в мо­ре.

Но вот вдруг сов­сем не ста­ло зве­рей. Воз­вра­ща­ют­ся братья изо дня в день с пус­ты­ми ру­ками.

Вот од­нажды не вер­ну­лись братья — ни с мор­ской охо­ты, ни из тун­дры.

Ос­тался один толь­ко брат, са­мый млад­ший. Ни­куда его не пус­ка­ли. А ему очень хо­телось брать­ев най­ти.

Стал юно­ша по но­чам, втай­не от ро­дите­лей, бай­да­ру мас­те­рить. За­кон­чил бай­да­ру, на­дел дож­де­вик и по­ехал. Все не­об­хо­димое с со­бой взял, да­же иг­лы из об­ломков кос­тей вы­точил.

От­пра­вил­ся он ночью. Едет вдоль бе­рега. Вдруг ви­дит боль­шу­щего че­лове­ка. Стал его ве­ликан звать. Юно­ша как буд­то не слы­шит. На­чал тог­да ве­ликан во­ду в рот втя­гивать. Как толь­ко нос бай­да­ры его рта кос­нулся, Мим­лы­тину (так зва­ли ве­лика­на) вып­лю­нул во­ду, и бай­да­ра да­леко в мо­ре ока­залась. Мим­лы­тину сно­ва во­ду втя­нул. А юно­ша тем вре­менем кос­тя­ные иг­лы при­гото­вил. Ког­да бай­да­ру к са­мым гу­бам под­несло, бро­сил юно­ша иг­лы в пасть ве­лика­на, выш­ла во­да из пас­ти, Мим­лы­тину и сдох.

Юно­ша даль­ше поп­лыл. Плы­вет, плы­вет, ви­дит: на ска­ле Тан­не­лён си­дит. Стал его Тан­не­лён звать. Юно­ша как буд­то не слы­шит Тан­не­лён ска­зал:

— Ес­ли не слы­шишь, я те­бя оп­ро­кину. — И ляг­нул во­ду пят­кой.

Ог­ромная вол­на со сто­роны бе­рега пош­ла.

— Ох, как это я те­бя не за­метил, — толь­ко тог­да ска­зал юно­ша.

Вы­шел на бе­рег. Уви­дел нер­пу, ле­жащую под ска­лой, и убил. Вы­тащил внут­реннос­ти и спря­тал се­бе под дож­де­вик.

— Да­вай в прят­ки иг­рать, — го­ворит Тан­не­лён юно­ше. — Сна­чала я бу­ду пря­тать­ся.

Спря­тал­ся Тан­не­лён. Юно­ша сра­зу уви­дел Тан­не­лёна, но прит­во­рил­ся, что ни­как не мо­жет най­ти. Раз­за­дори­ва­ет его.

— Ка­кой ты не­наб­лю­датель­ный — ведь я сов­сем близ­ко спря­тал­ся, а ты ни­как не мог най­ти. Вот я сра­зу те­бя най­ду, — го­ворит Тан­не­лён юно­ше.

Спря­тал­ся юно­ша в ка­пюшон Тан­не­лёна. Ну и дол­го ис­кал юно­шу Тан­не­лён! Так и не на­шел. Выс­ко­чил юно­ша из ка­пюшо­на, встал пе­ред Тан­не­лёном.

— Да-а, и я не мог те­бя най­ти. Да­вай те­перь друг у дру­га пе­чен­ку есть, — сно­ва го­ворит Тан­не­лён.

— Но моя пе­чен­ка ста­ла сов­сем ху­дой, по­тому что я дав­но не ел, — от­ве­ча­ет юно­ша.

— Ни­чего! Я бу­ду пер­вый есть!

Лег юно­ша на спи­ну. Раз­ре­зал Тан­не­лён дож­де­вик, вы­тащил нер­пичью пе­чень и съ­ел. Встал юно­ша как ни в чем не бы­вало и го­ворит:

— Те­перь я твою пе­чен­ку съ­ем. Очень я го­лоден. Ты ведь не ста­нешь от­ка­зывать­ся — съ­ел же ты мою пе­чен­ку.

Лег Тан­не­лён на спи­ну. Рас­по­рол его юно­ша, от­ре­зал сер­дце по глав­ной жи­ле. Тан­не­лён и умер.

Юно­ша тот­час до­мой от­пра­вил­ся, по­тому что уз­нал, кто его стар­ших брать­ев убил, и рас­пра­вил­ся с ни­ми. Те­перь в мо­ре мож­но без стра­ха охо­тить­ся.

— С те­ми, кто в мо­ре уби­вал, я рас­пра­вил­ся, — ска­зал он ро­дите­лям, — толь­ко в тун­дре вра­ги ос­та­лись.

— Да уж ус­по­кой­ся, а то еще убь­ют те­бя. Не хо­ди в тун­дру, — про­сит его отец.

— Эти вра­ги и на­шим де­тям бу­дут вре­дить, по­это­му я най­ду их и убью.

Соб­рался юно­ша в путь и дви­нул­ся в тун­дру. Вот идет он по тун­дре. И ста­ло ему мно­го ягод по­падать­ся. А он очень лю­бил яго­ды. Стал их со­бирать и есть. Вдруг зем­ля нак­ре­нилась. Гля­нул он вниз. А там па­учья сеть на­тяну­та. Ста­ло ему лю­бопыт­но, что же даль­ше бу­дет.

Ви­дит: идет па­ук се­ти свои про­верять. Еще из­да­ла па­ук до­бычу уви­дел, об­ра­довал­ся. Взва­лил юно­шу на пле­чи и по­нес к се­бе. А юно­ша схва­тит­ся за вет­ви де­рева и сра­зу же от­пустит их — па­ук от это­го чуть с ног не па­да­ет.

При­нес па­ук юно­шу до­мой уже ве­чером, по­это­му ос­та­вили его на зав­трак. Са­ми се­ли ужи­нать. Сто­рожа­ми двух во­ронов пос­та­вили. Как толь­ко юно­ша по­шеве­лит­ся, во­роны тут же на­чина­ют кри­чать.

«Что же мне де­лать?» — ду­ма­ет юно­ша. На­конец при­думал: взял сто­яв­шие ря­дом вед­ра с во­дой и нак­рыл ими сто­рожей. Они и пе­рес­та­ли кри­чать.

Вы­шел юно­ша, за­пер сна­ружи дверь пок­репче и под­жег дом па­ука. За­пылал дом. При­тащил юно­ша боль­шу­щий ка­мень, по­ложил на кры­шу. Дом и по­валил­ся. Так он еще од­но­го вра­га унич­то­жил.

Отом­стил всем убий­цам сво­их брать­ев. Ста­ло с тех пор бе­зопас­но хо­дить и по мо­рю, и по тун­дре.