Два брата

За вы­соки­ми го­рами, за дре­мучи­ми ле­сами жи­ли два бра­та — бо­гатый и бед­ный. У бо­гато­го вся­кого доб­ра хва­тало, а у бед­но­го один пе­тух — вот и все хо­зяй­ство.
И по­зави­довал бо­гач, что у бед­но­го бра­та пе­тух во дво­ре по­ет. Толь­ко бед­няк со дво­ра, бо­гач к его же­не со скан­да­лом:
— За­режь сво­его пе­туха, а то я сам его при­кон­чу! Из-за не­го ни­ког­да не выс­пишь­ся.
Вко­нец из­вел бед­ную жен­щи­ну, и ста­ла она му­жа про­сить, что­бы за нее зас­ту­пил­ся.
— Вот что, же­на,- го­ворит бед­няк.- За­режь пе­туха, под­жарь хо­рошень­ко, я по­несу па­нам в по­дарок. Авось, что-ни­будь по­лучу. Все рав­но сы­ты мы тем пе­тухом не бу­дем — у нас семья боль­шая, нам бы хлеб да во­да.
Жаль бы­ло жен­щи­не ре­зать пе­туха — что ни го­вори, все же жи­вая тварь воз­ле ха­ты.
Но что бы­ло де­лать? За­реза­ла жен­щи­на пе­туха, об­щи­пала, под­жа­рила.
По­нес бед­няк пе­туха к па­ну. Уди­вил­ся пан та­кой щед­рости — уж он-то знал, что у бед­ня­ка, кро­ме это­го пе­туха и де­тей, ни­чего нет.
Рас­ска­зал бед­ный че­ловек па­ну все как есть. По­жалел его пан и приг­ла­сил на обед — пусть он, дес­кать, хоть поп­ро­бу­ет сво­его пе­туха.
Соб­ра­лось за сто­лом семь че­ловек: пан с же­ной, два их сы­на, две доч­ки да бед­няк, ко­торо­го на обед приг­ла­сили. Пред­ло­жил пан бед­ня­ку раз­де­лить пе­туха на семь рав­ных час­тей. Ду­мал бед­ный че­ловек, ду­мал, а по­том взял нож и стал де­лить.
— Вы, пан, го­лова это­го до­ма — вам го­лову. Па­ни в до­ме то­же боль­шую си­лу име­ет, и го­лова по­вора­чива­ет­ся ту­да, ку­да па­ни хо­чет. Зна­чит, вам, па­ни, шею! Две до­чеч­ки ва­ши, как лас­точки на крыль­ях, ско­ро из это­го до­ма вы­летят. Зна­чит, до­чеч­кам — по кры­лыш­ку. Сы­новья то­же пой­дут по све­ту — сы­новь­ям но­ги. Ну, а раз вы и ме­ня, спа­сибо вам, приг­ла­сили к обе­ду, то мне ос­та­ет­ся ту­лови­ще.
Пон­ра­вилась па­ну сме­кал­ка бед­ня­ка. Рас­сме­ял­ся он и го­ворит:
— При­ходи, че­лове­че, зав­тра в по­ле, вы­берешь се­бе де­сять уг­ров зем­ли, где за­хочешь.
По­шел бед­няк до­мой ве­селый — та­кое счастье ему и не сни­лось.
Еще и не рас­све­ло, а бед­няк уже на пан­ском дво­ре, ждет па­на, чтоб вмес­те в по­ле ид­ти. Тут, от­ку­да ни возь­мись, и бо­гач по­явил­ся: не тер­пе­лось ему уз­нать, с че­го это бед­няк за­час­тил к па­ну. Расс­про­сил бра­та обо всем, тот не скры­вал все, как на ду­ху, вы­ложил.
По­бежал бо­гатый до­мой и при­казал же­не ско­рень­ко за­резать пять пе­тухов. За­реза­ла же­на пе­тухов, по­нес их бо­гатый па­ну, на­де­ясь по­лучить це­лый ху­тор.
Приг­ла­сил пан и бо­гато­го к обе­ду.
Сел бо­гач, ждет, ког­да и его пан по­зовет зем­лю смот­реть. А пан го­ворит:
— Нас за сто­лом се­меро: две мои доч­ки, два сы­на, мы с же­ной и вы. Нуж­но раз­де­лить этих пять пе­тухов, что­бы выш­ло по­ров­ну.
Ду­мал бо­гатый, ду­мал, как бы пе­тухов раз­де­лить, да так ни до че­го и не до­думал­ся.
Тог­да пан го­ворит бед­но­му, что сто­ял в уг­лу:
— Ну-ка, раз­де­ли этих пять пе­тухов меж­ду се­меры­ми, что­бы бы­ло по­ров­ну.
Бед­няк, не дол­го ду­мая, го­ворит:
— Пан и па­ни — двое. Од­но­го пе­туха им — вмес­те бу­дет трое. Две до­чери у па­на. Од­но­го пе­туха доч­кам — то­же вмес­те трое. Два сы­на у па­на. Сы­новь­ям од­но­го пе­туха — и опять трое. Я один. Мне двух пе­тухов, и тут бу­дет трое. Вот и выш­ло по­ров­ну!
— Вер­но!
И пан пох­ва­лил бед­ня­ка за бой­кий ум. Так бед­ный че­ловек по­лучил зем­лю и еще двух пе­тухов в при­дачу.