Как дьякон молился

Жил в од­ном се­ле бед­ный ле­соруб, всю не­делю в ле­су ра­ботал, до­мой толь­ко на вос­кре­сенье при­ходил. А же­на его с дь­яко­ном спу­талась.
Час­тень­ко отец дь­якон к ней в гос­ти за­бегал, а слу­чалось, и за­ноче­вывал. В суб­бо­ту, как толь­ко муж до­мой вер­нется, же­на все боль­ной ска­зыва­ет­ся. И хво­ра­ет она до са­мого по­недель­ни­ка, по­ка муж в лес не уй­дет.
Раз вер­нулся до­мой ле­соруб, по пу­ти заг­ля­нул к со­седу, не­дол­го по­был там и зас­пе­шил в свою ха­ту. Со­сед уп­ра­шивал его еще по­сидеть, но ле­сору­бу не тер­пе­лось: же­на, дес­кать, хво­ра­ет, на­до кое-что по хо­зяй­ству сде­лать.
Со­сед все знал про ту бабью хворь. Он по­сове­товал ле­сору­бу, что­бы тот сам при­кинул­ся хво­рым, а по­том и мер­твым. Тог­да, мол, уз­на­ет то, че­го те­перь не ве­да­ет:
До­ма ле­соруб за­лез на печь, крях­тит, сто­нет, слов­но в го­ряч­ке, а по­том и за­тих, не ды­шит. Же­на ки­нулась к дь­яко­ну: так, мол, и так, муж прес­та­вил­ся. Дь­якон по­обе­щал прид­ти про­читать от­ходную и ве­лел при­гото­вить че­го-ни­будь вы­пить да за­кусить.
При­бежа­ла же­на до­мой, при­нялась за ра­боту, и вско­ре на сто­ле по­яви­лась жа­реная ку­рица. Не ус­пе­ла вы­пив­ки при­нес­ти, а дь­якон уже на по­роге. Бро­силась хо­зяй­ка в кор­чму.
Толь­ко выш­ла, а дь­якон — за ку­рицу, не тер­пится ему. Тут уж и ле­соруб не вы­тер­пел. Спрыг­нул с пе­чи да как стук­нет от­ца дь­яко­на. Да так сго­ряча за­шиб, что у то­го и дух вон:
Что де­лать? По­садил ле­соруб мер­тво­го дь­яко­на за стол, вот­кнул ему пол­ку­рицы в рот — буд­то по­давил­ся отец дь­якон. А сам об­ратно на печь лег, не ды­шит.
При­бега­ет хо­зяй­ка с бу­тыл­кой и уже с по­рога кла­ня­ет­ся дь­яко­ну: «Вы­пей­те, от­че». А тот мол­чит. Прис­мотре­лась — по­давил­ся дь­якон. Под­ня­ла крик, ки­нулась к со­седу:
— Ой, го­ре мне! В ха­те два по­кой­ни­ка!
Со­сед ус­мехнул­ся в усы и вро­де бы удив­ля­ет­ся:
— Как же так? Ког­да муж по­мер, ты — ни­кому ни сло­ва, а те­перь кри­чишь! Да уж лад­но. Бе­ги до­мой, мо­лись, авось, один из двух под­ни­мет­ся.
Упа­ла жен­щи­на на ко­лени пе­ред мер­твым дь­яко­ном, мо­лит­ся, сле­зами об­ли­ва­ет­ся. Дь­якон мол­чит. А ле­соруб вздох­нул. Же­на — к не­му. Тот на­чал «ожи­вать», поп­ро­сил во­ды. По­том ос­мотрел­ся и спра­шива­ет:
— Кто это за сто­лом си­дит?
Тут уж же­на не вы­дер­жа­ла. Рас­ска­зала му­жу чис­тую прав­ду, во всем по­ка­ялась и обе­щала ни­ког­да боль­ше не гре­шить.
За­вече­рело. Ле­соруб взва­лил мер­тво­го дь­яко­на на пле­чи и по­тащил в се­ло. А в се­ле был поп, злой-през­лой. Ле­соруб при­нес дь­яко­на в по­пов­ский сад, при­пер к сли­ве. По­том пос­ту­чал в ок­но по­пов­ско­го до­ма. Ког­да поп отоз­вался, ле­соруб поп­ро­сил вы­пус­тить его ко­ня из са­да. Поп рас­сердил­ся, схва­тил ружье и вы­бежал за дверь. Ле­соруб мо­лил его, про­сил сми­лос­ти­вить­ся, не уби­вать ко­ня. Но поп, не пом­ня се­бя от злос­ти, на­чал па­лить из ружья по са­ду.
Ле­соруб кри­чит по­пу, что тот не ко­ня, а че­лове­ка убил.
Как уви­дел поп мер­тво­го дь­яко­на под сли­вой, ос­толбе­нел. По­том опом­нился, да­ет ле­сору­бу ко­шель зо­лота, про­сит ни­кому не рас­ска­зывать о слу­чив­шемся, а глав­ное, от­нести ку­да-ни­будь по­даль­ше мер­твое те­ло.
Ле­соруб взял у по­па день­ги и по­нес дь­яко­на к кор­чме.
Под­пер его к сте­не у ок­на, а сам да­вай сту­чать и орать, тре­бовать на крей­цер вод­ки.
Кор­чмарь дол­го не от­зы­вал­ся, а по­том крик­нул, что­бы пь­яни­ца уби­рал­ся вон. Но ле­соруб про­дол­жал сту­чать. Тог­да рас­сердил­ся кор­чмарь, схва­тил пал­ку, рас­пахнул ок­но и трес­нул по го­лове мер­тво­го дь­яко­на.
Тут ле­соруб выс­ко­чил из-за уг­ла, под­нял крик: «Че­лове­ка уби­ли!» Кор­чмарь вып­рыгнул из ок­на, смот­рит — и впрямь бе­да стряс­лась.
По­лучил ле­соруб и от кор­чма­ря мно­го де­нег за обе­щание мол­чать и уп­ря­тать уби­того дь­яко­на по­даль­ше.
В ту ночь в од­ной ха­те мо­лодежь соб­ра­лась на гу­лян­ку. Ле­соруб от­нес дь­яко­на к той ха­те, пос­та­вил под ок­ном, а сам — дай бог но­ги.
Уви­дали хлоп­цы, что в ок­но кто-то заг­ля­дыва­ет. Сна­чала по-хо­роше­му поп­ро­сили, что­бы шел тот че­ловек сво­ей до­рогой. А дь­якон не от­ве­ча­ет, сто­ит. Тог­да хлоп­цы вы­бежа­ли из ха­ты на ули­цу. Один схва­тил дь­яко­на за вих­ры, вто­рой уда­рил ку­лаком, тре­тий под­дал но­гой. Бро­сили его сре­ди до­роги — и кто ку­да.
А на­ут­ро по се­лу пош­ла весть, что на гу­лян­ке дь­яко­на уби­ли…