Послушный Иван

За си­ними го­рами, за тем­ны­ми ле­сами, в од­ном се­ле жил че­ловек по име­ни Иван. Был он, как и все бед­ные лю­ди, ра­ботя­щим и доб­рым. И ха­рак­тер у не­го был та­кой: кто что ни ска­жет — Иван пос­лу­ша­ет. Не слу­шал­ся толь­ко сво­ей же­ны. Сколь­ко раз она ему го­вори­ла:
— Слу­шай, Иван, ме­ня. Хо­рошо и те­бе и мне бу­дет.
— Хо­рошо, хо­рошо,- от­ве­тит, а сде­ла­ет все по-сво­ему. Раз го­ворит же­на:
— Иди, му­женек, на мель­ни­цу, нуж­но зер­но смо­лоть, а толь­ко ско­ро до­мой воз­вра­щай­ся, ни с кем по до­роге за­гова­ривай, а то бе­да слу­чит­ся.
— Хо­рошо,- как всег­да, от­ве­тил Иван.
Взва­лил ме­шок с зер­ном на пле­чи и по­шел на мель­ни­цу.
Смо­лол зер­но, мож­но бы уже до­мой ид­ти, но Иван об этом и не ду­ма­ет. Си­дит се­бе, смот­рит, как мель­ник ору­ду­ет, как жер­но­ва вер­тятся, му­ка сып­лется. Прис­лу­шива­ет­ся к раз­го­ворам, а их на мель­ни­це за год не пе­рес­лу­ша­ешь. Ви­дит мель­ник, что Иван за­сидел­ся, и спра­шива­ет:
— Ну что, ви­дел ты, как му­ка ме­лет­ся?
А Иван за­метил, что с каж­до­го меш­ка мель­ник се­бе по мер­ке му­ки ос­тавля­ет, и от­ве­ча­ет:
— Ви­дел и на­учил­ся.
— Че­му ж ты на­учил­ся?
— С меш­ка по мер­ке.
— И прав­да на­учил­ся,- уди­вил­ся мель­ник.- Ну, раз та­кое де­ло, мо­жешь уже и до­мой ид­ти.
Идет Иван до­мой с меш­ком на пле­чах и, что­бы не за­быть, твер­дит:
— С меш­ка по мер­ке, с меш­ка по мер­ке: Про­ходит ми­мо жне­цов. Жне­цы жнут, по­том об­ли­ва­ют­ся. Иван ос­та­новил­ся, поз­до­ровал­ся и го­ворит:
— С меш­ка по мер­ке.
— А кой черт те­бя сю­да за­нес, чтоб те­бе доб­ра не бы­ло! — ру­га­ют­ся жне­цы.И на­до, Иван, так го­ворить: «Чтоб вам тас­кать не пе­ретас­кать».
— Хо­рошо,- сог­ла­сил­ся Иван и по­шел даль­ше. Про­шел еще нем­но­го, ви­дит: по­кой­ни­ка не­сут. Ос­та­новил­ся Иван и го­ворит:
— Тас­кать вам не пе­ретас­кать.
Рас­серди­лись лю­ди, чуть не по­били Ива­на.
— nНе так, Иван, нуж­но го­ворить. Кто те­бя это­му на­учил?
— Жне­цы на­учи­ли.
— Нуж­но го­ворить: «Не ви­дать бы та­кого, не слы­хать».
— Хо­рошо,- сог­ла­сил­ся Иван.- Те­перь толь­ко так го­ворить бу­ду.
Идет даль­ше. Встре­ча­ет свадь­бу. Сва­ты и сва­хи по­ют, прип­ля­сыва­ют, впе­реди — же­них с не­вес­той, оба кра­сивые, ве­селые. Му­зыкан­ты иг­ра­ют, па­руб­ки бу­тыл­ка­ми раз­ма­хива­ют.
Ос­та­нови­ли Ива­на, уго­ща­ют. Кто вы­пив­ку под­но­сит, кто за­кус­ку. Но Иван не хо­чет пить за здо­ровье мо­лодых, го­ворит:
— Не ви­дать бы та­кого, не слы­хать.
Ста­ли Ива­на ру­гать — сва­ты, сва­хи, па­руб­ки, дев­ча­та.
— Мне так со­вето­вали,- оп­равды­вал­ся Иван.
— Пло­хо те­бе со­вето­вали.
— А как же го­ворить?
— Го­вори так: «Об­ни­мать­ся б те­бе с ней, це­ловать­ся».
— Хо­рошо,- от­ве­ча­ет Иван.- Бу­ду так го­ворить.
Идет Иван даль­ше. Ви­дит — че­ловек го­нит свинью. Свинья боль­шая, в на­возе вы­валя­лась, хрю­ка­ет.
Поз­до­ровал­ся Иван с че­лове­ком и го­ворит:
— Об­ни­мать­ся б те­бе с ней, це­ловать­ся. Че­ловек по­думал, что Иван над ним сме­ет­ся, да как трах­нет Ива­на пал­кой.
— За что ты ме­ня бь­ешь? Я ж те­бе хо­рошие сло­ва го­ворю.
— Ду­рень, раз­ве это хо­рошие сло­ва? Раз­ве это хо­рошее по­жела­ние — что­бы че­ловек со свинь­ей об­ни­мал­ся и це­ловал­ся?
— Ме­ня так лю­ди на­учи­ли.
— Да не­уж­то есть та­кие ду­раки на све­те? — не по­верил че­ловек.- Ты луч­ше вот что го­вори: «Чтоб ты на­ел­ся по гор­ло, а из­во­зил­ся по лок­ти».
— Спа­сибо за на­уку, так и бу­ду го­ворить,- поб­ла­года­рил Иван и по­шел даль­ше.
Не­дале­ко от до­ма встре­тил со­седа, ко­торый вез со дво­ра на­воз.
Как не поз­до­ровать­ся с доб­рым со­седом. Поз­до­ровал­ся Иван и го­ворит:
— Чтоб ты на­ел­ся по гор­ло, а из­во­зил­ся по лок­ти.
Со­сед что-то сер­ди­то бур­кнул да еще ба­тогом приг­ро­зил. А Иван так и не по­нял, за что на не­го со­сед сер­дится.
До­ма рас­ска­зал все же­не. Же­на пос­ме­ялась над Ива­ном.
— Го­вори­ла я те­бе: слу­шай ме­ня, а не чу­жих лю­дей, А ты все по-сво­ему. Все те­бе глу­пос­ти со­вету­ют, а я доб­ра хо­чу.
С то­го вре­мени стал Иван слу­шать толь­ко свою же­ну. Боль­ше с ним та­кого не слу­чалось.