Про счастливого бедняка и несчастливого пана

Жил се­бе бед­ный че­ловек. Ни­ког­да ни на ко­го не жа­ловал­ся, всем угож­дал, неп­равды не та­ил. Да толь­ко как он ни ра­ботал, как ни ста­рал­ся, а из нуж­ды не мог вы­бить­ся. Де­тей имел мно­го, а же­на умер­ла.
Жил бед­няк в боль­шом до­ме. А над ним — бо­гатый пан.
Бед­няк за ра­ботой ве­чера­ми пел пес­ни с деть­ми, и ли­лись те пес­ни ре­кою по все­му до­му. Лю­ди ра­ды бы­ли пес­ням, а бо­гато­му они не да­вали по­коя. При­шел пан к бед­ня­ку и го­ворит:
— Сколь­ко у те­бя, бед­няк, де­тей?
— Де­вять.
— Дай мне од­но­го ре­бен­ка, я те­бе дам мно­го де­нег. Те­бе лег­че бу­дет про­кор­мить ос­таль­ных, а то­му, ко­торо­го я возь­му, пло­хо не бу­дет.
Сна­чала бед­няк хо­тел от­дать ре­бен­ка, но по­том пе­реду­мал. Всех де­тей он лю­бил оди­нако­во и ни с од­ним не хо­тел раз­лу­чить­ся. Од­но­го лю­бил за ста­ратель­ность в ра­боте, дру­гого — за ве­селый нрав, треть­его — за быс­тро­ту, чет­верто­го — за то, что пел, де­вято­го — за то, что вы­рос без ма­тери.
Спро­сил отец, не хо­чет ли кто-ни­будь сам пой­ти к па­ну на бе­лые ка­лачи и вся­кое доб­ро. Но ни один не за­хотел ид­ти из до­му.
Зап­ла­кал от ра­дос­ти бед­няк. Уви­дел это пан и го­ворит:
— Хо­рошо, я те­бе и так дам мно­го де­нег, толь­ко что­бы вы ве­чера­ми не пе­ли.
Сог­ла­сил­ся на это бед­ный че­ловек. Ни­ког­да он не ви­дел столь­ко де­нег, ког­да пан при­нес ме­шок и вы­сыпал день­ги на стол.
Да лишь толь­ко пан ушел, маль­чик опять за­пел. И так ду­шев­но по­лилась пес­ня, что за­билось от ра­дос­ти сер­дце бед­ня­ка. Взял день­ги и от­нес их на­зад па­ну.