Слуга и царская дочка

Бы­ла у ца­ря дочь. И хо­дила она по но­чам на тан­цы к чер­тям. Что ни ночь нет па­ры ту­фель: вко­нец ис­топчет их ца­рев­на на бе­сов­ских пляс­ках.
Дош­ло до то­го, что во всем двор­це ос­та­лась од­на единс­твен­ная па­ра ту­фель, при­год­ных ца­рев­не.
— Кто уз­на­ет, ку­да хо­дит моя дочь, по­лучит боль­шую наг­ра­ду,- ска­зал царь слу­гам.
Но уз­нать это бы­ло не­лег­ко. Чер­ти при­ез­жа­ли за ней на вол­шебной брич­ке. Ся­дет в нее ца­рев­на и ле­тит се­бе к чер­тям.
А один слу­га по­обе­щал ца­рю, что выс­ле­дит, где бы­ва­ет но­чами ца­рев­на. Пе­ред по­луночью опус­ти­лась на зем­лю вол­шебная брич­ка. Слу­га заб­рался в нее и спря­тал­ся под си­денье. Так и при­летел вмес­те с ца­рев­ной на бе­сов­ский ша­баш. Выб­рался хло­пец из брич­ки, за­лез под лав­ку. Смот­рит, что даль­ше бу­дет. Пе­ред тем, как пляс­ки на­чались, ца­рев­на каж­до­му чер­ту да­ла по яб­ло­ку. Од­но яб­ло­ко вы­пало из кор­зи­ны и по­кати­лось пря­мо к слу­ге. Хло­пец спря­тал яб­ло­ко за па­зуху.
Ве­селье чер­тей кон­чи­лось, ког­да за­пели третьи пе­тухи. И слу­га вмес­те с ца­рев­ной по­летел на вол­шебной брич­ке в цар­ский дво­рец.
Ут­ром царь сер­ди­то спра­шива­ет у до­чери:
— Где ты ночью про­пада­ла?
— У под­руг сво­их,- сов­ра­ла ца­рев­на.
Царь поз­вал слу­гу, и тот рас­ска­зал все как бы­ло.
— А чем ты свои сло­ва под­твер­дить мо­жешь? — спра­шива­ет царь слу­гу. И тут хло­пец вы­нул из-за па­зухи яб­ло­ко. Как уви­дела ца­рев­на яб­ло­ко, так и упа­ла за­мер­тво.
При­казал царь сде­лать зо­лотой гроб для ца­рев­ны и пос­та­вить его в цер­кви. Каж­дую ночь у гро­ба ста­вили ка­ра­ул. А ут­ром при­дут в цер­ковь — нет ка­ра­уль­ных, ис­чезли, слов­но и не бы­ло их. И ско­ро во всем цар­ском вой­ске один сол­дат ос­тался. «Как быть? — ду­ма­ет царь.- Кто те­перь бу­дет мою дочь ка­ра­улить?»
— Я пой­ду сто­рожить,- го­ворит слу­га, ко­торый на тан­цы к чер­тям с ца­рев­ной ле­тал.
Взял хло­пец ку­сок хле­ба и идет в цер­ковь.
— Ку­да идешь? — спра­шива­ет его со­сед.
— Сто­рожить ца­рев­ну.
— Иди, но толь­ко не стой пе­ред гро­бом, а не то бе­ды не обе­решь­ся.
Хло­пец спря­тал­ся за дверь и сто­ит.
В пол­ночь уда­рил гром раз, вто­рой. Под­ня­лась мер­твая ца­рев­на из гро­ба и хо­дит по цер­кви с зак­ры­тыми гла­зами, ша­рит ру­ками вок­руг, ко­го-то ищет. Но слу­га сто­ял не ше­велясь, она его не на­шари­ла.
На дру­гой день сно­ва слу­га в цер­ковь. И опять на до­роге встре­тил его со­сед:
— Ку­да идешь?
— Ту­да же, ца­рев­ну сто­рожить.
— Иди, но не ста­новись на то мес­то, где вче­ра сто­ял, а не то бе­ды не обе­решь­ся.
Под­нялся слу­га на кли­рос и спря­тал­ся за ана­ло­ем. В пол­ночь гром уда­рил раз, вто­рой. Под­ня­лась ца­рев­на и ста­ла хо­дить по цер­кви. Но и на этот раз ни­кого не наш­ла.
На тре­тий день опять по­шел слу­га в цер­ковь.
— Ку­да идешь? — спра­шива­ет со­сед.
— Ку­да же, ца­рев­ну сто­рожить.
— Иди, толь­ко не ста­новись на том мес­те, где вче­ра сто­ял, а не то бе­ды не обе­решь­ся.
Спря­тал­ся хло­пец за ико­нос­та­сом. В пол­ночь опять заг­ре­мел гром, под­ня­лась ца­рев­на из гро­ба. На­чала хо­дить по цер­кви, ко­го-то ис­кать. А слу­га тем вре­менем лег в гроб и ле­жит. Под­хо­дит ца­рев­на с зак­ры­тыми гла­зами. По­шари­ла ру­ками в гро­бу — мес­то ее за­нято.
— Кто здесь?
— Я.
— Кто ты?
— Цар­ский слу­га.
— Вста­вай!
— Не вста­ну:
Так они спо­рили, по­ка не за­пели третьи пе­тухи. И тут мер­твая ца­рев­на от­кры­ла гла­за. Взял ее слу­га за ру­ку и по­вел в цар­ский дво­рец.
На ра­дос­тях царь ус­тро­ил пир на весь мир, при­казал три дня и три но­чи из пу­шек па­лить, му­зыке иг­рать, а все­му на­роду — пес­ни петь и ве­селить­ся.
От­дал царь свою дочь за слу­гу. Пыш­ную свадь­бу сыг­рал, и за­жили мо­лодые счас­тли­во.