Коза и овца

В дав­ние вре­мена жи­ли, го­ворят, на све­те ста­рик со ста­рухой. Бы­ли у них од­на Ло­шадь и один Бык. А из мел­ко­го ско­та Ко­за и Ов­ца.

Ста­рик день и ночь ра­ботал в по­ле. Зап­ря­жёт Бы­ка и по­гоня­ет без пе­реды­ху. Вско­ре Бык сов­сем вы­бил­ся из сил и зах­во­рал.

Ста­рик взял да и за­резал Бы­ка. А Ло­шадь при­уны­ла: «Те­перь, по­жалуй, за мной че­рёд…» Кресть­янам тог­да тя­жело жи­лось. Вот и ста­рика бед­ность одо­лела. По­надо­бились день­ги — и про­дал Ло­шадь.

Ос­та­лись те­перь у не­го Ко­за и Ов­ца. Как-то раз ста­рики со­вету­ют­ся меж­ду со­бой: «Бы­ка за­реза­ли, Ло­шадь про­дали. Не про­кор­мить нам уж боль­ше ско­тину. На­до и Ов­цу с Ко­зой — на мя­со». Ус­лы­хали это Ко­за и Ов­ца, об­сужда­ют вдво­ём: «Да, ка­жет­ся, и до нас до­шёл че­рёд. Да­вай убе­жим!» Ра­но ут­ром, ког­да хо­зя­ева ещё спа­ли, ти­хонь­ко выш­ли они со дво­ра. Ко­за прих­ва­тила с со­бой и ме­шок, по­весив его на ро­га.

Идут они, идут, уже и день про­ходит, ночь нас­ту­па­ет.

Под­хо­дят к дре­муче­му ле­су. В кус­тах на опуш­ке на­ходят волчью го­лову и кла­дут её на вся­кий слу­чай в ме­шок.

Идут даль­ше и ско­ро за­меча­ют в ча­ще ого­нёк. Под­хо­дят бли­же, а это кос­тёр го­рит и вок­руг не­го — де­сяток вол­ков. Сва­рили они в боль­шом ка­зане ка­шу, сдоб­ри­ли мас­лом и едят. Как уви­дели Ко­зу с Ов­цой, так гла­за у них и раз­го­релись:

— Ну и ну! К нам еда на собс­твен­ных но­гах яви­лась, -— го­ворит один из вол­ков. — Пос­ле ка­ши по­лако­мим­ся ба­рани­ной и коз­ля­тиной.

Ко­за смек­ну­ла, ку­да де­ло кло­нит­ся, и кри­чит гром­ко:

— Ме-ме, ме-ме, две­над­цать волчь­их го­лов в су­ме! — Вы­тас­ки­ва­ет волчью го­лову из меш­ка и счи­та­ет вслух:

— Од­на волчья го­лова, две волчьи го­ловы, три волчьи го­ловы… — пе­рек­ла­дывая од­ну и ту же го­лову ту­да и об­ратно.

Вол­ки страш­но пе­репу­гались. По­том са­мый стар­ший не­замет­но скрыл­ся в тем­но­те. Дру­гие жда­ли его, жда­ли его, не дож­давшись, то­же ста­ли один за дру­гим ис­че­зать. Так все де­сять и убе­жали. А Ко­за с Ов­цой до­сыта на­елись ка­ши и пе­рено­чева­ли у кос­тра. Прос­ну­лись ут­ром, ре­шили: «Нет, не смо­жем мы так про­жить. Уж как-ни­будь од­них нас про­кор­мят ста­рики», — и вер­ну­лись к сво­им хо­зя­евам. Го­ворят, до сих пор жи­вут вмес­те.