Царь и три сына

Жил-был царь, и бы­ло у не­го три сы­на. Был у ца­ря сад, а в нем – яб­ло­ня.

Каж­дый год яб­ло­ня да­вала пло­ды, и, ког­да они пос­пе­вали, по­яв­лялся вор и сры­вал их. Раз ре­шил стар­ший брат пой­ти пос­те­речь яб­ло­ню и пой­мать во­ра.

Сде­лал он лук, по­шел в сад и сел под яб­ло­ню. К по­луно­чи ему за­хоте­лось спать. По­ложил он го­лову на зем­лю и зас­нул. А вор при­шел, об­во­ровал всю яб­ло­ню. Ут­ром, ког­да ца­ревич встал, то уви­дел, что на яб­ло­не нет ни од­но­го яб­ло­ка.

От­пра­вил­ся он до­мой, а отец спра­шива­ет его: «Сын мой, сде­лал ли ты, что обе­щал? Пой­мал ли ты во­ра?»

Сын от­ве­тил: «Отец мой, не смог я его пой­мать. За­хоте­лось мне спать, по­ложил я го­лову на зем­лю и зас­нул».

На дру­гой год сред­ний брат ска­зал: «Отец мой, я пой­ду и пой­маю во­ра». Отец от­ве­тил: «Ты не смо­жешь. Как пой­мал стар­ший брат, так и ты пой­ма­ешь». Ска­зал сред­ний брат: «Отец мой, мо­жет быть, я и пой­маю».

Сде­лал он семь стрел и по­шел сто­рожить яб­ло­ню. Нас­ту­пил ве­чер, за­тем пол­ночь. За­хоте­лось ему спать. По­ложил он го­лову на зем­лю и ус­нул. При­шел вор, сор­вал все яб­ло­ки и ушел.

Ут­ром встал сред­ний брат и уви­дел – все яб­ло­ки сор­ва­ны с де­рева. От­пра­вил­ся он до­мой, а отец его спра­шива­ет: «Что ты сде­лал, сын мой? Ви­дел ли ты во­ра?» Сын от­ве­тил: «Отец мой, я не уз­нал, кто во­ру­ет яб­ло­ки. Я его не ви­дел».

На сле­ду­ющий год млад­ший, пле­шивый брат ска­зал: «Отец мой, я пой­ду сто­рожить яб­ло­ню». Отец от­ве­тил: «Про­пади ты про­падом. Что сде­лали твои братья, то и ты сде­ла­ешь». Сын ска­зал: «Я пой­ду и пой­маю во­ра». Взял он свой лук, соль и нож. Ве­чером по­шел и сел под яб­ло­ней. Ког­да за­хоте­лось спать, то он се­бе раз­ре­зал ми­зинец, по­сыпал солью и от бо­ли да­же зап­ры­гал.

Нас­ту­пила пол­ночь, и ус­лы­шал юно­ша, как что-то заг­ро­хота­ло. По­яви­лась чер­ная ту­ча и опус­ти­лась на яб­ло­ню. Как толь­ко ту­ча опус­ти­лась, юно­ша на­тянул лук, выс­тре­лил и ра­нил во­ра. Вор скрыл­ся в ко­лод­це.

Пле­шивый по­шел по сле­дам кро­ви и уви­дел, что это был див.

Вер­нулся он к яб­ло­не, соб­рал нем­но­го яб­лок и по­шел до­мой.

Дал пле­шивый од­но яб­ло­ко ца­рю, дру­гое ма­тери и ска­зал: «Иди­те и со­бирай­те ос­таль­ные».

Ро­дите­ли не по­вери­ли сво­ему млад­ше­му сы­ну. А сын им го­ворит: «Пош­ли. Ес­ли это неп­равда, зас­тре­лите ме­ня». Они пош­ли и уви­дели, что все бы­ло так, как юн ска­зал. Соб­ра­ли они яб­ло­ки и от­несли до­мой.

Зва­ли пле­шиво­го Мир­за-Ма­мед. Он ска­зал сво­им брать­ям: «Возь­ми­те ве­рев­ку, пой­дем пой­ма­ем во­ра. Спус­тимся в ко­лодец и убь­ем его».

Взя­ли его братья ве­рев­ку и пош­ли. По­дош­ли к ко­лод­цу и стар­ший брат поп­ро­сил, что­бы его опус­ти­ли ту­да пер­вым. И до се­реди­ны ко­лод­ца он еще не спус­тился, а как зак­ри­чит: «Вы­тащи­те ме­ня. Сго­рел я». Вы­тащи­ли его и опус­ти­ли в ко­лодец сред­не­го бра­та. Но и он, не дос­тигнув се­реди­ны ко­лод­ца, зак­ри­чал.: «Сго­рел, вы­тащи­те ме­ня». И его вы­тащи­ли. Мир­за-Ма­мед ска­зал: «Те­перь опус­кай­те ме­ня. Но сколь­ко бы я ни кри­чал, не вы­тас­ки­вай­те ме­ня». Об­вя­зал­ся он ве­рев­кой, и его ста­ли опус­кать. Сколь­ко он ни кри­чал и ни про­сил его вы­тащить, его все-та­ки не вы­тащи­ли, и он спус­тился на дно ко­лод­ца и от­ту­да крик­нул сво­им брать­ям, что­бы они бы­ли у ко­лод­ца, и ког­да он ше­вель­нет ве­рев­ку, что­бы тог­да приш­ли к не­му на по­мощь.

Поп­ро­щал­ся Мир­за-Ма­мед с брать­ями и ушел. До­шел он до боль­шой кре­пос­ти, во­шел в во­рота и ви­дит, си­дит де­вуш­ка. «За­чем ты при­шел? – го­ворит ему де­вуш­ка. – Сей­час при­дет див и убь­ет те­бя: ты же его бра­та ра­нил». Мир­за-Ма­мед ей на это от­ве­ча­ет, что при­шел убить обо­их ди­вов.

Не ус­пе­ла де­вуш­ка спря­тать Мир­зу-Ма­меда, как при­шел див и го­ворит: «Здесь че­лове­чес­ким ду­хом пах­нет». «А я раз­ве не че­ловек?» – спра­шива­ет де­вуш­ка. «Твой за­пах сов­сем дру­гой», – от­ве­ча­ет див.

Тут вы­шел разъ­ярен­ный Мир­за-Ма­мед и ска­зал: «Я при­шел убить те­бя».

«Тог­да дер­жись, – про­шипел от злос­ти див. – Бу­дем драть­ся на гюр­зах. Пос­мотрим, кто ко­го».

«Ну что же, на­чинай, – ска­зал Мир­за-Ма­мед. – Мы всег­да да­ем вра­гу пер­вым уда­рить». Див схва­тил жер­нов и бро­сил в Мир­зу-Ма­меда. Мир­за-Ма­мед как бло­ха от­ско­чил в сто­рону, и ка­мень по­катил­ся по ули­це. «Ну, дер­жись, те­перь я на­несу удар, – крик­нул Мир­за-Ма­мед. – В ле­топи­си го­ворит­ся, что ди­вы хо­рошо тан­цу­ют. Сей­час ты у ме­ня поп­ля­шешь».

Вых­ва­тил он саб­лю и уда­рил ею ди­ва по го­лове и рас­сек его. Див так и раз­ва­лил­ся на две час­ти.

Мир­за-Ма­мед пос­мотрел на де­вуш­ку и ре­шил: «Эту де­вуш­ку вы­дам за­муж за стар­ше­го бра­та». И от­пра­вил­ся к бра­ту ди­ва.

Во­шел он в дом и ви­дит, си­дит де­вуш­ка. Де­вуш­ка го­ворит Мир­зе-Ма­меду: «От­ку­да ты при­шел? Сей­час при­дет див и прев­ра­тит те­бя в прах зем­ной».

«Я при­шел убить ди­ва», – от­ве­ча­ет Мир­за-Ма­мед. Не ус­пел Мир­за-Ма­мед спря­тать­ся за на­ры, как во­шел див и го­ворит де­вуш­ке: «Я чую че­лове­чес­кий за­пах». – «Нес­час­тный, – от­ве­ча­ет ему де­вуш­ка, – я ведь че­ловек. Это мой за­пах. А. боль­ше здесь нет ни­кого». – «Нет, – го­ворит див, – твой за­пах осо­бый».

Тут Мир­за-Ма­мед вы­шел из-за нар и го­ворит ди­ву: «Я убил тво­его бра­та. А те­перь при­шел убить те­бя».

Див схва­тил ог­ромный ка­мень и бро­сил его в Мир­зу-Ма­меда. Мир­за-Ма­мед как бло­ха от­ско­чил в сто­рону. «Ну, а те­перь дер­жись, – крик­нул Мир­за-Ма­мед. – Я слы­шал, что ди­вы хо­рошо тан­цу­ют. Сей­час ты у ме­ня зап­ля­шешь». Вых­ва­тил он саб­лю, уда­рил ею ди­ва по го­лове, и дош­ла саб­ля до кон­ца поз­во­ноч­ни­ка. Див так и раз­ва­лил­ся на две час­ти.

Мир­за-Ма­мед пос­мотрел на де­вуш­ку и по­думал, что ее хо­рошо бы­ло бы от­дать за­муж за сред­не­го бра­та.

Те­перь Мир­за-Ма­мед нап­ра­вил­ся к млад­ше­му ди­ву. Во­шел он в дом и уви­дел де­вуш­ку и сра­зу по­думал: «Же­ну это­го ди­ва я возь­му се­бе в же­ны».

Де­вуш­ка ска­зала ему: «Нес­час­тный, как ты сю­да по­пал? Ты убил брать­ев мо­его ди­ва. Он те­бя рас­терза­ет». Толь­ко она это ска­зала, как при­шел див, уви­дел Мир­зу-Ма­меда и го­ворит ему: «Ах, ты при­шел? Ты убил мо­их брать­ев, а те­перь я рас­прав­люсь с то­бой».

Мир­за-Ма­мед от­ве­тил: «Я при­шел унич­то­жить вас, что­бы ду­ху ва­шего не бы­ло. Бей ме­ня со всей си­лой. Пос­мотрим, что из это­го вый­дет». Див взял ка­мень в сто пу­дов и бро­сил его в Мир­зу-Ма­меда. Но тот ук­ло­нил­ся, и ка­мень про­летел ми­мо. Тог­да Мир­за-Ма­мед дос­тал саб­лю и го­ворит: «В ле­топи­си на­писа­но, что ди­вы хо­рошо тан­цу­ют. Сей­час ты нач­нешь у ме­ня тан­це­вать». С эти­ми сло­вами Мир­за-Ма­мед уда­рил саб­лей ди­ва по го­лове. Див так и раз­ва­лил­ся по­полам, а Мир­за-Ма­мед по­шел в дом к де­вуш­ке. Там он про­вел нес­коль­ко дней, а по­том взял ее и тех двух де­вушек с со­бой и от­пра­вил­ся к ко­лод­цу. Там он об­вя­зал ве­рев­кой пер­вую де­вуш­ку и крик­нул стар­ше­му бра­ту: «Та­щи! Это те­бе же­на, брат мой». Вы­тащи­ли ее. Спус­ти­ли во вто­рой раз. Мир­за-Ма­мед об­вя­зал ве­рев­кой вто­рую де­вуш­ку и крик­нул: «Эта – мо­ему сред­не­му бра­ту». Вы­тащи­ли ее. Опять спус­ти­ли ве­рев­ку и Мир­за-Ма­мед ска­зал сво­ей же­не: «Ты вы­ходи пер­вой». Но же­на ста­ла воз­ра­жать: «Нет, вы­ходи ты. Я кра­сивее тех де­вушек. Твои братья ме­ня уви­дят и не ос­та­вят ме­ня те­бе». – «Нет, – ска­зал он, – вы­ходи ты. Мои братья не сде­ла­ют мне пло­хого».

Под­ня­лась она из ко­лод­ца, и, ког­да братья уви­дели ее, ска­зали: «Эта де­вуш­ка кра­сивее на­ших жен. Да­вай ос­та­вим Мир­зу-Ма­меда в ко­лод­це».

Спус­ти­ли они ве­рев­ку, и Мир­за-Ма­мед об­вя­зал­ся ею. По­тяну­ли братья ве­рев­ку, под­та­щили Мир­зу-Ма­меда до се­реди­ны ко­лод­ца, а по­том но­жом от­ре­зали ве­рев­ку, и Мир­за-Ма­мед упал в ко­лодец. А братья заб­ра­ли жен и уш­ли.

Же­на Мир­зы-Ма­меда ос­та­лась у ко­лод­ца и крик­ну­ла ему: «В стен­ке ко­лод­ца спря­таны че­тыре иг­раль­ные кос­ти. Ты их возь­ми, и они ста­нут че­тырь­мя ба­рана­ми. Ты бро­сай­ся на чер­но­го ба­рана. Чер­ный ба­ран пе­реб­ро­сит те­бя на си­него, си­ний ба­ран – на крас­но­го, крас­ный ба­ран – на бе­лого, а бе­лый ба­ран выб­ро­сит те­бя на по­вер­хность.

Но ты не спе­ши, не про­мах­нись. Ес­ли ты бро­сишь­ся сна­чала на бе­лого ба­рана, то бе­лый ба­ран пе­реки­нет те­бя на крас­но­го, крас­ный – на си­него, си­ний – на чер­но­го, а чер­ный бро­сит те­бя в пре­ис­поднюю».

На­шел Мир­за-Ма­мед иг­раль­ные кос­ти, бро­сил их и они прев­ра­тились в че­тырех ба­ранов. Вско­чил он на бе­лого ба­рана, бе­лый пе­реб­ро­сил его на крас­но­го, крас­ный – на си­него, си­ний ба­ран – на чер­но­го, а чер­ный ба­ран бро­сил его на дно зем­ли. Ог­ля­дел­ся Мир­за-Ма­мед и ви­дит вок­руг се­бя сов­сем дру­гой мир.

По­шел он ку­да гла­за гля­дят и до­шел до го­рода. Повс­тре­чалась ему ста­руш­ка, и он ска­зал ей: «Возь­ми ме­ня к се­бе, я ста­ну те­бе сы­ном. Мне очень хо­чет­ся пить. Дай мне, по­жалуй­ста, нем­но­го во­ды».

Ста­руш­ка по­вела его к се­бе до­мой, пош­ла на кух­ню, а во­ды у нее не ока­залось. По­мочи­лась она в круж­ку, при­нес­ла Мир­зе-Ма­меду и го­ворит: «Эх, сын мой, Мир­за-Ма­мед, в на­шем го­роде та­кое тво­рит­ся, что ска­зать нель­зя. Каж­дое вос­кре­сенье мы дол­жны от­да­вать на съ­еде­ние дра­кону од­но­го юно­шу и од­ну де­вуш­ку, что­бы он да­вал нам нем­но­го во­ды. В это вос­кре­сенье нас­ту­пит оче­редь ца­рев­ны и сы­на ве­зира. А царь объ­явил по го­роду, что кто убь­ет дра­кона, то то­му он от­даст свою дочь».

По­дош­ло вос­кре­сенье. Мир­за-Ма­мед сде­лал семь стрел, по­шел к сы­ну ве­зира и ска­зал ему: «Я пой­ду вмес­то те­бя к дра­кону».

Взял Мир­за-Ма­мед с со­бой ца­рев­ну и по­шел к дра­кону. Се­ли они в том мес­те, где дра­кон рас­прав­лялся со сво­ими жер­тва­ми. Мир­за-Ма­мед спо­кой­но ска­зал ца­рев­не: «Я нем­но­го пос­плю, а ког­да при­дет дра­кон, что­бы прог­ло­тить нас, то раз­бу­ди ме­ня и я убью его».

По­ложил он свою го­лову на ко­лени ца­рев­ны и зас­нул. При­шел дра­кон, под­нял го­лову, что­бы прог­ло­тить их, но ца­рев­на рас­пла­калась и не смог­ла раз­бу­дить Мир­зу-Ма­меда. Ее сле­зы по­кати­лись на ли­цо Мир­зы-Ма­меда, он прос­нулся от это­го и уви­дел дра­кона.

Вых­ва­тил Мир­за-Ма­мед лук, выс­тре­лил – и го­лова дра­кона по­кати­лась по зем­ле.

«Эй, – ска­зал дра­кон Мир­зе-Ма­меду, – ты от­сек мне од­ну го­лову, а у ме­ня ос­та­лось еще шесть».

Мир­за-Ма­мед от­ве­тил: «Кля­нусь тво­ей ба­буш­кой, что у ме­ня ос­та­лось еще шесть стрел. Под­ни­ми вто­рую го­лову». Дра­кон под­нял ее, а Мир­за-Ма­мед выс­тре­лил из лу­ка и от­сек ее.

Дра­кон под­нял третью го­лову. Выс­тре­лил Мир­за-Ма­мед и снял и эту го­лову.

Ког­да он от­сек все го­ловы, то вых­ва­тил саб­лю и ис­кром­сал их.

Опус­ти­ла ца­рев­на ру­ку в кровь дра­кона, под­ня­ла ру­баху у Мир­зы-Ма­меда и уда­рила по спи­не, и они пош­ли в го­род. Ви­дят, а ре­ки и ручьи сно­ва на­пол­ни­лись во­дой. Лю­ди рез­вятся в во­де, пь­ют ее, но еще не зна­ют, что Мир­за-Ма­мед унич­то­жил дра­кона.

Ца­рев­на приш­ла к от­цу и рас­ска­зала, что один юно­ша убил дра­кона. Юно­ши го­рода ста­ли со­бирать­ся у двор­ца ца­ря, и каж­дый из них го­ворил, что это он убил дра­кона. Но ца­рев­на ска­зала от­цу, что она сде­лала мет­ку на те­ле юно­ши и что толь­ко тот, кто по­кажет мет­ку, мо­жет стать ее му­жем.

Ца­рев­на ста­ла смот­реть на спи­ну каж­до­го юно­ши, но ни у ко­го она не мог­ла об­на­ружить свою мет­ку. Всех юно­шей в го­роде ос­мотре­ли, но так и не наш­ли то­го, кто рас­пра­вил­ся с дра­коном. Царь по­ин­те­ресо­вал­ся, не ос­та­лось ли в го­роде еще юно­шей, ко­торые не приш­ли ко двор­цу. Ему от­ве­тили, что в го­роде ос­тался один юно­ша и что он жи­вет у ста­руш­ки. Царь при­казал при­вес­ти его. Пош­ли за ним и при­вели к ца­рю. Пос­мотре­ла ца­рев­на на его спи­ну и уви­дела свою мет­ку. Тог­да она ска­зала ца­рю, что этот юно­ша убил дра­кона. Царь ска­зал: «Так это ты сде­лал это? От­дам я за те­бя свою дочь и по­лови­ну царс­тва».

Юно­ша от­ве­тил: «Да бу­дет бла­гос­ло­вен­на твоя дочь, да бу­дет бла­гос­ло­вен­но и твое царс­тво. Я – то­же сын ца­ря и у ме­ня есть же­на, отец, мать и все родс­твен­ни­ки. Про­шу те­бя об од­ном – по­моги мне доб­рать­ся до сво­ей стра­ны».

Царь по­думал и ска­зал: «Это очень труд­но. Но я те­бе по­могу. Иди на ту го­ру. Там жи­вет пти­ца Си­мург. Сту­пай к ней, и все, что она поп­ро­сит, я ей дам, ес­ли она вы­ведет те­бя в твою стра­ну».

По­шел Мир­за-Ма­мед на го­ру. Сто­яла там чи­нара, а на чи­наре бы­ло гнез­до Си­мур­га. Лег он под чи­нарой и вдруг ус­лы­шал чи­риканье. Взгля­нул на чи­нару и ви­дит, как дра­кон ле­зет вверх, что­бы съ­есть птен­цов Си­мур­га.

Вых­ва­тил Мир­за-Ма­мед саб­лю и убил дра­кона. Раз­ру­бил он дра­кона по­полам. По­лови­ну бро­сил птен­цам Си­мур­га, а дру­гую по­лови­ну по­ложил се­бе под го­лову и зас­нул.

При­лете­ла пти­ца Си­мург, пос­мотре­ла свер­ху и ви­дит, кто-то ле­жит под чи­нарой. «Так вот кто по­жира­ет мо­их птен­цов каж­дый год», – ска­зала Си­мург, взя­ла она ка­мень и по­лете­ла пря­мо на Мир­зу-Ма­меда, что­бы убить его. Но ее птен­цы вы­лете­ли ей навс­тре­чу и ста­ли пи­щать: «Не уби­вай его, это наш спа­ситель».

Тог­да Си­мург опус­ти­лась ря­дом с Мир­зой-Ма­медом, бро­сила в сто­рону ка­мень, под­ня­ла крылья над ним и прик­ры­ла его от сол­нца, что­бы он спал спо­кой­но.

Ког­да он прос­нулся, пти­ца спро­сила его, как он сю­да по­пал. «Го­вори, что ты же­ла­ешь, ты ведь спас мо­их птен­цов от дра­кона. Я хо­чу от­пла­тить те­бе за доб­ро», – до­бави­ла она.

Мир­за-Ма­мед ска­зал: «Я – чу­жес­тра­нец. Про­шу те­бя, что­бы ты по­мог­ла мне по­пасть в мою стра­ну».

«Ста­ра я ста­ла, – ска­зала Си­мург. – Но ты сде­лал мне доб­ро, и я те­бя вы­веду. Ска­жи ца­рю, что­бы по­жари­ли в мас­ле семь же­ребят, да­ли семь кув­ши­нов ви­на, семь меш­ков хле­ба и семь бы­ков. Все это пусть при­несут мне, и тог­да я под­ни­му те­бя».

При­шел Мир­за-Ма­мед к ца­рю и поп­ро­сил у не­го все, что бы­ло ему нуж­но. Царь обе­щал. К ут­ру на ар­бах все дос­та­вили на го­ру. Взя­ла Си­мург все, что прис­лал ей царь, по­ложи­ла на крылья, а Мир­зу-Ма­меда по­сади­ла на спи­ну и ска­зала: «Ког­да я поп­ро­шу же­ребят, ты дай мне».

Под­ня­лась пти­ца Си­мург нем­но­го на­верх и спро­сила Мир­зу-Ма­меда: «Мир­за-Ма­мед, от­крой гла­за и взгля­ни, не твоя ли это стра­на?»

Мир­за-Ма­мед от­ве­тил, что это еще не его стра­на.

«Тог­да брось мне же­ребен­ка, бы­ка, хле­ба и дай вы­пить ви­на», – ска­зала Си­мург. Бро­сил он ей все, что она про­сила. Она съ­ела.

Еще нем­но­го под­ня­лась и поп­ро­сила: «Мир­за-Ма­мед, от­крой гла­за, пос­мотри, как там вни­зу, не твоя ли это стра­на?» Мир­за-Ма­мед ска­зала: «Стра­на все та же са­мая».

Ска­зала пти­ца: «Брось мне твои за­пасы». Мир­за-Ма­мед бро­сил ей бы­ка, же­ребен­ка, хле­ба и ви­на дал вы­пить. Она все съ­ела, под­ня­лась вы­ше и спро­сила: «Мир­за-Ма­мед, от­крой гла­за, пос­мотри, не твоя ли это стра­на?» «Нет, еще не моя», – от­ве­тил Мир­за-Ма­мед.

«Брось мне свои за­пасы», – поп­ро­сила сно­ва Си­мург. «Сей­час», – от­ве­тил он, бро­сил же­ребен­ка, хле­ба и дал ви­на. А пти­ца сно­ва спра­шива­ет: «От­крой гла­за, взгля­ни, не по­хожа эта стра­на на твою?» «Нет, не по­хожа», – от­ве­ча­ет Мир­за-Ма­мед. «Брось мне свои за­пасы», – крик­ну­ла пти­ца. «Сей­час», – от­ве­тил он и бро­сил ей свои за­пасы.

Под­ня­лись еще вы­ше, и Си­мург опять спра­шива­ет: «От­крой гла­за, Мир­за-Ма­мед, пос­мотри, это все еще не твоя стра­на?»

«Нет, еще не моя», – от­ве­ча­ет Мир­за-Ма­мед. «Брось мне свои за­пасы», – крик­ну­ла пти­ца. «Сей­час», – от­ве­тил Мир­за-Ма­мед, но ког­да он взял же­ребен­ка, то уро­нил его, и тот упал на зем­лю.

Под­ня­лись они еще нем­но­го, а пти­ца сно­ва спра­шива­ет: «От­крой гла­за, ну что, и это еще не твоя стра­на?» Он пос­мотрел и ви­дит, что мир уже свет­ле­ет. «Брось мне свои за­пасы», – про­сит опять пти­ца. Мир­за-Ма­мед бро­сил все что ос­та­лось, а пти­ца еще про­сит.

Тог­да от­ре­зал он мя­со от сво­его бед­ра и бро­сил в рот пти­цы. По­няла Си­мург, что это че­лове­чес­кое мя­со, и спря­тала его под язык.

Под­ня­лись они вы­ше, Си­мург и спра­шива­ет его: «От­крой гла­за, пос­мотри, свет­ло, на­вер­ное, это твоя стра­на?» Мир­за-Ма­мед от­крыл гла­за, пос­мотрел вок­руг, об­ра­довал­ся и го­ворит: «Спа­сибо те­бе, пти­ца, это моя стра­на».

Тог­да пти­ца по­сади­ла его на зем­лю и го­ворит: «Ну, а те­перь иди к се­бе до­мой».

А он ей в от­вет: «Ты иди, а я по­ка по­сижу».

«Нет, иди ты», – нас­та­ива­ла Си­мург.

Под­нялся Мир­за-Ма­мед, но сдви­нуть­ся с мес­та не смог. Тог­да она вер­ну­ла ему мя­со с его бед­ра, и он при­лепил этот ку­сок на свое мес­то.

Си­мург поп­ро­щалась с ним и уле­тела.

По­шел Мир­за-Ма­мед до­мой, и повс­тре­чалась ему на до­роге ста­руш­ка. Он ее спра­шива­ет: «Что но­вого в го­роде?»

Ста­руш­ка от­ве­ча­ет: «Был у нас один юно­ша, ца­ревич. Зва­ли его Мир­за-Ма­мед. Унич­то­жил он ди­вов и при­вел жен для сво­их брать­ев. По­зави­дова­ли они ему и ос­та­вили его в ко­лод­це. Те­перь его же­на си­дит од­на в ком­на­те и все ждет его».

Тог­да Мир­за-Ма­мед поп­ро­сил ста­руш­ку: «Мать моя ста­руш­ка, от­не­си той де­вуш­ке яб­ло­ко». Ста­руш­ка сог­ла­силась.

Взял Мир­за-Ма­мед яб­ло­ко, раз­ре­зал его и по­ложил в се­реди­ну свое коль­цо. Ста­руш­ка от­несла его же­не Мир­зы-Ма­меда и от­да­ла ей.

Взя­ла де­вуш­ка яб­ло­ко в ру­ки, а оно раз­ва­лилось на две по­лови­ны, и из се­реди­ны вы­пало коль­цо. Поп­ро­сила она ста­руш­ку при­вес­ти к ней хо­зя­ина то­го коль­ца. Пош­ла ста­руш­ка до­мой, взя­ла Мир­зу-Ма­меда и по­вела его к де­вуш­ке.

А отец с ма­терью уз­на­ли об этом, за­реза­ли ба­рана. С ба­раба­нами и зур­ной все пош­ли им навс­тре­чу. Сыг­ра­ли свадь­бу и дли­лась она семь дней и но­чей, об­венча­ли их друг с дру­гом.