Смерть Язона

Кон­чи­лись пи­ры и праз­днества в честь ар­го­нав­тов, бла­гопо­луч­но вер­нувших­ся пос­ле да­лёко­го и дол­го­го пла­вания. Чу­дес­ный ко­рабль «Ар­го» от­слу­жил свою служ­бу – па­руса его бы­ли ис­трё­паны бу­рями, смы­лась по­золо­та на но­су, и вол­ны мно­гих мо­рей ис­то­чили его де­ревян­ный кор­пус. Ар­го­нав­ты вы­тяну­ли из во­ды обод­ранный ос­тов «Ар­го» и пос­та­вили на бе­регу на па­мять лю­дям.

По­том от­важные ге­рои ра­зош­лись по раз­ным го­родам и за­нялись каж­дый сво­ими де­лами.

Зо­лотое ру­но ле­жало во двор­це и­ок­ско­го ца­ря. Но Язо­ну оно не при­нес­ло счастья.
Ста­рый Пе­лий не об­ра­довал­ся воз­вра­щению Язо­на и не от­дал ему цар­ской влас­ти. «Пусть ре­ша­ет на­род, пусть сам на­род ска­жет, ко­го он хо­чет ви­деть ца­рём в И­ол­ке», – го­ворил он Язо­ну. А на­роду Пе­лий го­ворил: «Хо­тите, что­бы ва­шей ца­рицей бы­ла чу­жезем­ка, вол­шебни­ца к то­му же? Она окол­ду­ет вас, как окол­до­вала Язо­на».

Лю­ди с опас­кой гля­дели на Ме­дею и об­хо­дили жи­лище Язо­на. Ско­ро сов­сем не ос­та­лось у не­го дру­зей в И­ол­ке. Ме­дея ви­дела это, ей бы­ло горь­ко и обид­но, и она ре­шила отом­стить Пе­лию и до­быть царс­тво Язо­ну.
Она рас­ска­зала и­олк­ским жен­щи­нам, что бо­ги да­ли ей си­лу воз­вра­щать мо­лодость ста­рикам, и, что­бы ей по­вери­ли, за­реза­ла ста­рого ба­рана и вновь ожи­вила его, прев­ра­тив в яг­нёнка.
Тог­да до­чери Пе­лия ста­ли про­сить вол­шебни­цу сде­лать мо­лодым их ста­рого от­ца. Они уби­ли ца­ря, но ожив­лять его Ме­дея не ста­ла.

Смерть Пе­лия не по­мог­ла Язо­ну. Ца­рём в И­ол­ке стал сын Пе­лия – Ака­ет. Он выг­нал Язо­на с Ме­де­ей из го­рода и не поз­во­лил им жить в Фес­са­лии. Пеш­ком, как пос­ледний ни­щий, опо­зорен­ный, выг­нанный вон из род­но­го края, ушёл Язон из И­ол­ка ис­кать прис­та­нища в со­сед­ней зем­ле.
В это вре­мя в Ко­рин­фе царс­тво­вал ста­рый друг его от­ца, Кре­онт. Он при­нял из­гнан­ни­ков в па­мять ста­рин­ной друж­бы.
Они по­сели­лись в бед­ном до­ме, на краю го­рода, жи­ли ти­хо нес­коль­ко лет, и Ме­дея ро­дила Язо­ну двух сы­новей.
Но счастья не бы­ло в их до­ме. Лю­ди не лю­били и бо­ялись Ме­деи, вол­шебни­цы и чу­жезем­ки. Жен­щи­ны не при­ходи­ли к ней в дом по­бол­тать за прял­кой о го­род­ских но­вос­тях, о сво­их до­маш­них де­лах; их де­ти не хо­тели иг­рать с ма­лень­ки­ми сы­новь­ями Ме­деи, драз­ни­ли их и би­ли.

Ме­дея гне­валась и тос­ко­вала и жа­лова­лась Язо­ну, но ему до­саж­да­ли эти жа­лобы. Он час­то ухо­дил из до­му и от­прав­лялся в гос­ти к Кре­он­ту, ко­торый всег­да лас­ко­во при­нимал сы­на сво­его дру­га, но ни­ког­да не приг­ла­шал Ме­дею.
У Кре­он­та бы­ла дочь-кра­сави­ца. Она всег­да ра­дос­тно встре­чала Язо­на, ког­да он при­ходил во дво­рец, са­ма на­лива­ла ему ви­на и слу­шала по це­лым ча­сам его рас­ска­зы об ар­го­нав­тах и их пла­вании по чу­жим мо­рям на ко­раб­ле «Ар­го».
Од­нажды царь ска­зал Язо­ну:

– У ме­ня нет сы­на, и нас­ледни­ком мо­им бу­дет тот, кто же­нит­ся на мо­ей до­чери. Же­нись на ней – и бу­дешь ца­рём в Ко­рин­фе.

Сму­щён­ный Язон от­ве­тил, что у не­го уже есть же­на – Ме­дея.
Но царь зас­ме­ял­ся и ска­зал:

– По на­шим за­конам, это не же­на, а ра­быня, плен­ни­ца-вар­варка. Ос­тавь её, и ты бу­дешь жить во двор­це, в до­воль­стве и в по­чёте. Ник­то не бу­дет на­поми­нать те­бе о прош­лом.

И Язон из­ме­нил Ме­дее. Он за­был свою клят­ву в ноч­ной страш­ный час на бе­регу Фа­зиса, ког­да ги­бель гро­зила ему и всем ар­го­нав­там и де­вуш­ка-вар­варка спас­ла их. Но он не пос­мел ска­зать Ме­дее прав­ду: вы­думал, что царь взял его к се­бе на служ­бу и по­тому он дол­жен пе­ресе­лить­ся во дво­рец.
Ме­дея по-преж­не­му лю­била Язо­на и ни­чего не по­доз­ре­вала, по­ка не приш­ли ска­зать ей, что он же­нит­ся на цар­ской до­чери и уже наз­на­чен день свадь­бы. Ме­дея бы­ла ос­кор­бле­на, раз­гне­вана.
«Язон за­был свою клят­ву, за­был, что я спас­ла ему жизнь и честь, что из-за не­го я по­кину­ла род­ной край, на­руши­ла во­лю от­ца! Он хо­чет ос­та­вить ме­ня с деть­ми од­ну сре­ди чу­жих лю­дей, без по­мощи, без опо­ры!»
В гне­ве и тос­ке она не на­ходи­ла се­бе мес­та, не зна­ла, что де­лать. Вдруг при­шёл слу­га от ца­ря с при­каза­ни­ем, что­бы она не­мед­ленно ухо­дила из Ко­рин­фа – её вы­гоня­ли.
Тог­да она оч­ну­лась:

– Всё кон­че­но! Про­щай лю­бовь и мир­ное счастье! При­ди мне на по­мощь, Ге­ката! По­моги отом­стить!

Ме­дея прит­во­рилась по­кор­ной и ти­хой. Она поп­ро­сила на день от­сроч­ки, по­мири­лась с Язо­ном и в знак пол­ной по­кор­ности пос­ла­ла его не­вес­те чу­дес­ный по­дарок – ве­лико­леп­ное вен­чаль­ное пок­ры­вало и зо­лотую ко­рону, ко­торую бог Сол­нца по­дарил ког­да-то ца­рю Кол­хи­ды.
Кра­сави­ца не­вес­та об­ра­дова­лась по­дар­ку, тот­час же на­дела на го­лову ко­рону и за­кута­лась в пок­ры­вало. Вдруг тяж­ко ей ста­ло: зо­лотая ко­рона да­вила, жгла ей го­лову, вол­шебное пок­ры­вало ду­шило её.
Она хо­тела сбро­сить с се­бя на­ряд, но одеж­да мгно­вен­но вспых­ну­ла на ней, и огонь ох­ва­тил её всю. Она зак­ри­чала.
Отец при­бежал ей на по­мощь, стал сры­вать с неё го­рящую одеж­ду – огонь пе­реки­нул­ся на не­го, и оба, ох­ва­чен­ные пла­менем, как жи­вые кос­тры, ме­тались по двор­цу, и ник­то не мог им по­мочь.
С ужа­сом уви­дел Язон их обуг­ливши­еся тру­пы. Сер­дце его сжа­лось – страш­но ему ста­ло и стыд­но. Он по­бежал на­зад в свой дом, хо­тел об­нять сы­новей. Поз­дно! Ме­дея в ярос­ти уби­ла сво­их де­тей, и кры­латые дра­коны унес­ли её из Ко­рин­фа.
Язон ос­тался один на све­те. Ник­то не хо­тел жить с ним, ник­то не слу­шал боль­ше его рас­ска­зов. Он хо­дил из го­рода в го­род и ниг­де не мог най­ти се­бе ни де­ла, ни по­коя.
Од­нажды он при­шёл на бе­рег мо­ря. Пе­ред ним на пес­ке, по­лураз­ва­лив­ший­ся, обод­ранный, сто­ял на под­порках ко­рабль. Язон уз­нал его: это был «Ар­го», та­кой же оди­нокий и все­ми за­бытый, как он сам. Язон обо­шёл его, ос­мотрел и, ус­та­лый, лёг в те­ни ко­раб­ля, под кор­мой. Он ле­жал и вспо­минал счас­тли­вые дни по­хода, от­важных то­вари­щей, да­лёкие чу­жие зем­ли, и в пер­вый раз за мно­го дней у не­го бы­ло лег­ко и по­кой­но на ду­ше.
По­том он ус­нул.
По­ка он спал, на­летел ве­тер, и ста­рый «Ар­го» об­ру­шил­ся и по­хоро­нил под со­бой пред­во­дите­ля ар­го­нав­тов.