Дело о посягательстве на чужую жену

Слу­чилось од­нажды Ра­ману раз­би­рать лю­бопыт­ное де­ло.

— Ва­ша ми­лость, — жа­лоб­ным го­лосом воз­звал к не­му ис­тец, — я пу­тешес­тво­вал вмес­те с же­ной. В ва­шем го­роде нам приш­лось пе­рей­ти вброд че­рез Ка­вери. Ког­да мы под­ня­лись на дру­гой бе­рег, этот че­ловек — он все вре­мя шел за на­ми сле­дом — схва­тил мою же­ну и пов­лек ее за со­бой, ут­вер­ждая, буд­то она его за­кон­ная суп­ру­га. Мы здесь лю­ди чу­жие, и у ме­ня нет ни­каких сви­дете­лей, кро­ме бо­га и же­ны.

От­ветчик за­явил:

— Гос­по­дин судья, она моя же­на. Но он увел ее от ме­ня: то ли окол­до­вал, то ли при­ворот­ным зель­ем опо­ил, не знаю уж как. Еле-еле ус­пел я их дог­нать. Я то­же здесь че­ловек чу­жой и в под­твержде­ние мо­их слов мо­гу сос­лать­ся лишь на бо­га. Но я мо­гу наз­вать од­ну, толь­ко мне из­вес­тную, при­мету. Под ко­леном у нее боль­шая чер­ная ро­дин­ка. При­кажи­те, что­бы ее ос­мотре­ли жен­щи­ны, и вы убе­дитесь в мо­ей пра­воте.

Приг­ла­сили жен­щин, и они под­твер­ди­ли сло­ва от­ветчи­ка.

На один миг Ма­ри­ядей Ра­ман, ко­торый пред­се­датель­ство­вал на су­де, за­думал­ся, за­тем гром­ко про­воз­гла­сил:

— Се­год­ня ночью бу­дет про­веде­но тай­ное рас­сле­дова­ние, а зав­тра ут­ром я ог­ла­шу при­говор.

Он ве­лел, что­бы ис­тца и от­ветчи­ка ох­ра­няли муж­чи­ны, а жен­щи­ну жен­щи­ны, и ушел до­мой.

На­ут­ро Ма­ри­ядей Ра­ман рас­по­рядил­ся, что­бы ис­тца и от­ветчи­ка от­ве­ли на лоб­ное мес­то. Пос­та­вив их обо­их ря­дом, он по­доз­вал к се­бе па­лача и гром­ким го­лосом ска­зал:

— Один из этих чу­жезем­цев — низ­кий не­годяй, по­сяга­ющий на чу­жую же­ну. Кто имен­но — ты зна­ешь. Ес­ли он и сей­час не ска­жет те­бе всей прав­ды, от­се­ки ему го­лову.

Па­лач об­на­жил свой ши­рокий меч и с гроз­ным ви­дом нап­ра­вил­ся к обо­им чу­жес­тран­цам. От­ветчик, ис­пу­ган­но зад­ро­жав, крик­нул:

— Я приз­наю свою ви­ну, гос­по­дин! Толь­ко не ру­бите мне го­лову… Ког­да этот че­ловек и его же­на пе­рехо­дили ре­ку, жен­щи­на при­под­ня­ла по­дол са­ри, и я уви­дел боль­шую чер­ную ро­дин­ку. Тут-то я и ре­шил зав­ла­деть его же­ной, ко­торая, по прав­де ска­зать, мне очень приг­ля­нулась.

Судья наз­на­чил прес­тупни­ку зас­лу­жен­ное им на­каза­ние, а жен­щи­ну воз­вра­тил ее му­жу.

Пра­виль­но гла­сит по­говор­ка: «Дур­ное де­ло доб­ром не кон­чится».