Дело о ребенке, похищенном ястребом

Нек­то об­ра­тил­ся в суд с жа­лобой на сво­его дру­га — тор­говца же­лезом.

— Гос­по­дин судья, — ска­зал он, — у не­го в до­ме был пир, и я пос­лал ту­да сво­его ре­бен­ка. А этот че­ловек, ви­дать, поль­стил­ся на до­рогие одеж­ды и зо­лотые брас­ле­ты, за­пер мо­его ма­лыша у се­бя в ка­мор­ке и го­ворит, буд­то его унес яс­треб. Та­кова, мол, во­ля божья, и тут уж ни­чего не по­дела­ешь.

От­ветчик воз­ра­зил:

— Ва­ша честь! Что здесь стран­но­го? У­ез­жая по де­лам, я ос­та­вил ему де­сять мер же­леза. А ког­да, че­рез нес­коль­ко лет, я вер­нулся и поп­ро­сил от­дать то, что ос­та­вил, — он стал уве­рять ме­ня, буд­то все же­лезо пож­ра­ли кры­сы. И ни­чего, мол, тут не по­дела­ешь, та­кова во­ля божья. А уж ес­ли кры­сы мо­гут сож­рать же­лезо, то по­чему, спра­шива­ет­ся, яс­треб не мо­жет по­хитить ре­бен­ка?

Это де­ло раз­би­рал Ма­ри­ядей Ра­ман. Вы­нес он та­кое ре­шение:

— Тор­го­вец же­лезом, без сом­не­ния, пос­ту­пил дур­но. Но и ис­тец неп­рав. Об­ман в су­де не­допус­тим. Прав­да — что боль­шая тык­ва: прячь не прячь, все рав­но не скро­ешь. Пусть ис­тец вер­нет от­ветчи­ку де­сять мер же­леза, а от­ветчик ис­тцу — его сы­на.