Как аукнется, так и откликнется

Жил в од­ном го­роде ку­пец по име­ни На­дука. Ис­тра­тив свое сос­то­яние, он за­думал от­пра­вить­ся в дру­гую стра­ну. А до­ма у не­го бы­ли ве­сы, сде­лан­ные из ты­сячи пал* же­леза, дос­тавши­еся ему в нас­ледс­тво от пред­ков. И, от­дав их на хра­нение на­чаль­ни­ку куп­цов Лак­шма­не, он от­пра­вил­ся в дру­гую стра­ну. Дол­го бро­дил он по собс­твен­но­му же­ланию в дру­гих стра­нах и, сно­ва вер­нувшись в свой го­род, об­ра­тил­ся к то­му на­чаль­ни­ку куп­цов:

«О Лак­шма­на! Вер­ни мне ве­сы, от­данные на хра­нение». Тог­да Лак­шма­на от­ве­тил: «О На­дука! Твои ве­сы съ­ели мы­ши». Ус­лы­шав это, На­дука ска­зал: «Не ви­новат ты, Лак­шма­на, в том, что их съ­ели мы­ши. Та­ков ведь кру­гово­рот этой жиз­ни. Нич­то здесь не веч­но. Од­на­ко я пой­ду к ре­ке со­вер­шить омо­вение. Так пош­ли со мной сво­его сы­на по име­ни Дха­наде­ва, что­бы он по­нес при­над­лежнос­ти для омо­вения». А этот Лак­шма­на, обес­по­ко­ен­ный сво­им мо­шен­ни­чес­твом, ска­зал сы­ну Дха­наде­ве: «Ди­тя! Этот На­дука, брат тво­его от­ца, пой­дет к ре­ке со­вер­шить омо­вение. Иди же вмес­те с ним, зах­ва­тив при­над­лежнос­ти для омо­вения».

И вот об­ра­дован­ный сын Лак­шма­ны по­шел вмес­те с На­дукой к ре­ке, зах­ва­тив при­над­лежнос­ти для омо­вения. А На­дука, омыв­шись в ре­ке, по­садил сы­на Лак­шма­ны Дха­наде­ву в гор­ную пе­щеру, за­горо­дил вход в нее боль­шим кам­нем и вер­нулся в дом Лак­шма­ны. Тог­да Лак­шма­на спро­сил его: «О На­дука! Ска­жи, где ос­тался сын мой Дха­наде­ва, ко­торый ушел с то­бой?» На­дука от­ве­тил: «О Лак­шма­на! Со­кол унес его с бе­рега ре­ки». Лак­шма­на ска­зал: «О лжи­вый На­дука! Как мог со­кол унес­ти Дха­наде­ву, ко­торый ве­лик те­лом?» На­дука ска­зал: «О Лак­шма­на! Не­уже­ли мы­ши съ­ели ве­сы из же­леза? Так вер­ни мне ве­сы, ес­ли те­бе ну­жен сын». Так, спо­ря, оба они по­дош­ли к во­ротам двор­ца. Там Лам­пма­на гром­ким го­лосом про­из­нес: «Увы! Нес­пра­вед­ли­вость, нес­пра­вед­ли­вость со­вер­ша­ет­ся! Этот На­дука по­хитил у ме­ня сы­на Дха­наде­ву». Тог­да судьи ска­зали На­дуке: «Эй, вер­ни сы­на Лак­шма­ны». На­дука от­ве­тил: «Что мне де­лать? На мо­их гла­зах со­кол унес его с бе­рега ре­ки». Они ска­зали: «О На­дука! Неп­равду ты го­воришь. Как мо­жет со­кол по­хитить пят­надца­тилет­не­го маль­чи­ка?» Тог­да На­дука ска­зал, сме­ясь: «О, пос­лу­шай­те мои сло­ва:

Где мо­жет ма­лень­кая мышь сож­рать ве­сы же­лез­ные, Там со­кол уне­сет сло­на, а маль­чи­ка — тем бо­лее». Те спро­сили: «Как это?» И На­дука рас­ска­зал им ис­то­рию с ве­сами. Ус­лы­шав ее, они со сме­хом вер­ну­ли од­но­му ве­сы, а дру­гому — маль­чи­ка.