Как два брата ссорились

Ког­да-то дав­ным-дав­но, го­ворят, жи­ли в од­ной де­рев­не два бра­та. Оба они бы­ли же­натые, и, как пош­ли у них де­ти, они раз­де­лились — ста­ли жить каж­дый сво­им до­мом.

Вре­мя шло — кто его зна­ет, сколь­ко прош­ло с той по­ры вре­мени,— и слу­чилось так или ина­че, что при­нялись они спо­рить и ссо­рить­ся. Ссо­рить­ся они ста­ли всерь­ез — все, что ког­да-ни­будь бы­ло, при­поми­нали. Де­ло да­же до ку­лаков до­ходи­ло. Млад­ший брат раз рас­сердил­ся и соз­вал од­но­сель­чан. Те приш­ли, обо всем рас­су­дили и их по­мири­ли.

— Смот­ри­те,— го­ворят,— с ны­неш­не­го дня боль­ше не ссорь­тесь. Нын­че мы вас по­мири­ли. А нач­не­те опять враж­до­вать, как рань­ше, мы вас штра­фом на­кажем. Смот­ри­те, не за­бывай­те об этом.

Ска­зали они так и ра­зош­лись.

Прош­ло еще сколь­ко-то вре­мени, кто его зна­ет, сколь­ко, они сно­ва на­чали спо­рить и ссо­рить­ся, сов­сем как преж­де, и опять пе­реш­ли все гра­ницы. Млад­ший и го­ворит:

— Что ты ме­ня так ру­га­ешь? Вот со­беру на­род, и на те­бя штраф на­ложат.

И вправ­ду от гне­ва он не пом­нил се­бя и сра­зу по­бежал на­род со­зывать.. Всех под­ряд стал звать, ни од­но­го до­ма не про­пус­ка­ет, а ему вез­де го­ворят:

— Поз­дно уже, ночь на дво­ре. Не пой­дем мы се­год­ня твой спор ре­шать. При­ходи зав­тра ут­ром, сно­ва нас по­зови.

Ну, раз ему так от­ве­тили, он вер­нулся до­мой. А со­седи тол­ку­ют:

— На­до нам этих пар­ней, про­пади они про­падом, на­казать хо­рошень­ко. Мы это так не ос­та­вим.

Как про­пел пе­тух, стар­ший брат при­шел к млад­ше­му, поз­вал его и го­ворит:

— Слу­шай, ты. Пос­по­рили мы с то­бой двое, а ты это вы­нес на суд всей де­рев­ни. Ду­ма­ешь, они нас обо­их не ош­тра­фу­ют? Уви­дишь, на ме­ня штраф на­ложат и с те­бя возь­мут по­лови­ну то­го. И рас­су­ди, нам при­дет­ся свое доб­ро дру­гим от­да­вать. По­думай как сле­ду­ет, вер­но я го­ворю или нет. Ес­ли мы са­ми про­меж се­бя все ула­дим, раз­ве нам же не бу­дет луч­ше? За­чем, чтоб им про­пасть, нам свое доб­ро дру­гим от­да­вать? Луч­ше те день­ги, что им приш­лось бы от­дать, мы сло­жим да и ку­пим ка­бана, а пос­ле ус­тро­им пир для обе­их на­ших се­мей, для всех нас. Пло­хо раз­ве так сде­лать? Ну а те­перь от­ве­чай, хо­рошо я при­думал или не­хоро­шо.

— Это все хо­рошо, что ты ска­зал,— го­ворит ему млад­ший,— толь­ко я вче­ра с со­седя­ми уже го­ворил. Что они ска­жут мне? Раз­ве не ска­жут: «Вче­ра ты нам так го­рячо го­ворил, что же се­год­ня ты нас не зо­вешь? Ес­ли ты нас не по­зовешь, мы боль­ше ни­ког­да те­бя и слу­шать не ста­нем». Раз­ве они мне так не ска­жут?

— Это-то вер­но,— от­ве­ча­ет ему стар­ший брат.—А ты го­вори с ни­ми так, как я те­бя на­учу. Вот как го­вори. Со­зови их всех вмес­те, а как со­берут­ся, они те­бя сра­зу спро­сят: «Ну ты, та­кой-то, за­чем ты нас соз­вал? Рас­ска­жи». Ты им ска­жи: «Да, поч­тенные, вче­ра у нас, брать­ев, выш­ла боль­шая ссо­ра, вот я вас и поз­вал. Так что те­перь раз­бе­ритесь вы с на­ми». Тог­да они ска­жут: «Рас­ска­жи нам под­робно, с са­мого на­чала, как вы пов­здо­рили. Толь­ко так мы смо­жем ра­зоб­рать­ся и ре­шить ва­ше де­ло. Ну, рас­ска­зывай». А ты им ска­жи: «Да, поч­тенные. Это вер­но, что я го­ворю. Вче­ра у нас бы­ла ссо­ра». Они те­бе ска­жут: «Рас­ска­жи с са­мого на­чала, как у вас на­чалось и что вы го­вори­ли друг дру­гу. Вот что рас­ска­жи». А ты им: «Да, поч­тенные. Раз­бе­ритесь вы, пя­теро, ка­кие сло­ва мы го­вори­ли, и ре­шение ска­жите. Я для то­го вас и соз­вал, чтоб вы ре­шили. Вот и ре­шите, ка­кие сло­ва мы го­вори­ли». Ес­ли ты ста­нешь так го­ворить, они ни­чего­шень­ки не смо­гут сде­лать. От­ру­га­ют те­бя и уй­дут. А мы с то­бой по­том за­колем свинью, и все вмес­те ее бу­дем есть. Вот что, я го­ворю, те­бе на­до сде­лать. За­пом­ни это и ни­чего лиш­не­го им не го­вори. Вот и все. Иди, ска­жи им, пусть со­бира­ют­ся.

И вправ­ду млад­ший брат по­шел в то ут­ро со­бирать од­но­сель­чан. Всем он ска­зал. Вско­ре за­тем соб­рался на­род, це­лая тол­па. Он вы­нес стулья и кро­вати и приг­ла­сил их са­дить­ся.

По­том лю­ди его и спра­шива­ют — то­го, зна­чит, кто их поз­вал:

— Слу­шай, ты, та­кой-то. За­чем ты нас поз­вал? Ска­жи нам это до все­го про­чего. Тог­да мы бу­дем знать и пой­мем, где тут заг­воз­дка. Толь­ко ког­да ты ска­жешь, ког­да со­об­щишь это, мы смо­жем по­нять, в чем суть де­ла.

Млад­ший брат им го­ворит:

— Да, поч­тенные пя­теро. Я вас поз­вал, что­бы де­ло ре­шить. Вот и ре­шите его нам. Нам с бра­том од­ним его не ре­шить как сле­ду­ет. Вот и приш­лось мне вам по­жало­вать­ся.

— Ну лад­но,— го­ворят.— Ска­жи, ка­ко у те­бя де­ло. Вот ког­да мы это ус­лы­шим, мы смо­жем те­бе ска­зать что-ни­будь.

— Да, поч­тенные,— от­ве­ча­ет он.— Вче­ра у нас, брать­ев, выш­ла здо­ровая ссо­ра. Ре­шите, кто прав. Для это­го я вас и поз­вал.

— Лад­но,— го­ворят ему.— Ска­жи, как оно у вас по­лучи­лось. Ска­жи, как он с то­бой обо­шел­ся. Раз­ве мы мо­жем ре­шать на­обум?

— Да, поч­тенные,— твер­дит он.— Об этом я вам и тол­кую. Мы, двое брать­ев, пов­здо­рили. Что тут рас­ска­зывать?

Они ему:

— Вот, вот. У вас выш­ла ссо­ра…

А он опять:

— Поч­тенные, по­раз­мысли­те. Раз­ве вам не по­нят­но, как мы пов­здо­рили? Вот по­тому, са­ми ви­дите, я и поз­вал вас сю­да. Еже­ли я опять вам ста­ну рас­ска­зывать, как вы тог­да нас рас­су­дите?

И сно­ва и сно­ва так твер­ди­ли они од­но и то же. На­конец од­но­сель­ча­не обоз­ли­лись и из­ру­гали его на все кор­ки.

— Ты,— го­ворят,— та­кой-ся­кой! Ес­ли не хо­чешь нам рас­ска­зать все де­ло с на­чала, че­го ра­ди тог­да ты нас всех сю­да соз­вал?

— Рас­су­дите нас,— го­ворит.

— Как мы бу­дем су­дить на­обум, про­пади ты? Вот ког­да ус­лы­шим все от на­чала, тог­да мы те­бе что-ни­будь ска­жем. Вон сколь­ко мы у те­бя про­сиде­ли. Кор­ми нас за это обе­дом. Так прос­то ты от нас не от­де­ла­ешь­ся. Ты нас поз­вал — мы приш­ли. Не­уж­то дру­гих дел у нас не бы­ло? Хва­тит. За это с те­бя обед при­чита­ет­ся, и при­дет­ся те­бе нам его дать.

Он тог­да спра­шива­ет:

— За­чем я, поч­тенные, ста­ну вас обе­дом кор­мить? Вы мне ни­чего не ре­шили. С че­го это мне да­вать что-ни­будь за нич­то? Ре­шили бы вы мое де­ло, я, ко­неч­но, бы дал все, что вам при­чита­ет­ся. А так, за нич­то, я вам ни­чего и не дам — го­вори­те вы что хо­тите.

От­ру­гали они его на чем свет сто­ит. На­руга­лись, вста­ли и пош­ли кто ку­да. Как они уш­ли, братья за­реза­ли ка­бана и на­кор­ми­ли сво­их до­маш­них ри­сом с мяс­ной прип­ра­вой. И все ели и пи­ли с охо­той и ра­достью. А стар­ший брат ска­зал:

— Ви­дел, брат? Я те­бя на­учил, как се­бя дер­жать, ху­до ли выш­ло? А не то мы бы сей­час чу­жих кор­ми­ли.

Сказ­ке ко­нец. Все тут.