Ленивые упрямцы

Жил на све­те уп­ря­мый, ле­нивый за­мин­дар. Бы­ла у это­го за­мин­да­ра же­на — та­кая же уп­ря­мая и ле­нивая. Раз под ве­чер, ког­да они ужи­нали, по­дул силь­ный ве­тер и рас­пахнул на ули­цу дверь.

— Зак­рой, жен­щи­на, дверь, — ска­зал за­мин­дар.

— Сам зак­рой, — ска­зала же­на.

— Ты си­дишь бли­же к две­ри, ты и зак­рой.

— Я вче­ра во сне це­лый день рис ше­луши­ла, очень ус­та­ла. А ты в это вре­мя спал, ни­чего не де­лал. Пот­ру­дись хоть сей­час — встань и зак­рой дверь.

— А я се­год­ня рань­ше те­бя прос­нулся. Ты спа­ла доль­ше, те­бе и дверь зак­ры­вать.

До поз­дне­го ве­чера спо­рили они, ко­му зак­рыть дверь, да так и не до­гово­рились. Тог­да за­мин­дар ска­зал:

— Пусть зак­ры­ва­ет дверь тот, кто за­гово­рит пер­вый.

— Сог­ласна, — ска­зала же­на.

Они мол­ча по­ужи­нали, мол­ча лег­ли спать, так и не зак­рыв рас­пахну­тую на ули­цу дверь.

Ночью в дом за­мин­да­ра вош­ла го­лод­ная без­домная со­бака и на­чала шны­рять по уг­лам. Она наш­ла за­жарен­но­го фа­зана и съ­ела его до пос­ледней кос­точки. По­том со­бака об­на­ружи­ла кув­шин с ко­косо­вым мас­лом и вы­лака­ла всё мас­ло, Уви­дев чаш­ку с ва­рёным ри­сом, она сож­ра­ла и рис. Доб­равшись до пше­нич­ных ле­пёшек, — съ­ела и их. На­сытив­шись, со­бака спо­кой­но уда­лилась.

Ут­ром же­на и муж мол­ча оде­лись, мол­ча се­ли к сто­лу. Же­на хо­тела крик­нуть слу­гу, что­бы он по­дал зав­трак, да вспом­ни­ла о вче­раш­нем спо­ре: кто пер­вый за­гово­рит, то­му и дверь зак­ры­вать.

Не го­воря ни сло­ва, она пош­ла за фа­заном, но от фа­зана не ос­та­лось да­же и кос­точки. Тог­да она взя­ла кув­шин и уви­дела, что в кув­ши­не нет ни кап­ли мас­ла. Бро­силась жен­щи­на к чаш­ке, а в чаш­ке не ос­та­лось ни зёр­нышка ри­са. Она ста­ла ис­кать ле­пёш­ки, но не наш­ла и кро­шек.

За­мета­лась же­на по ком­на­те, не зна­ет, как ей быть. Ска­зать му­жу о нес­частье нель­зя, слу­гу поз­вать, что­бы на ба­зар за едой от­пра­вить, — то­же нель­зя: кто пер­вый за­гово­рит, то­му дверь зак­ры­вать. А за­мин­дар от не­тер­пе­ния сту­чит ку­лаком по сто­лу, на рот по­казы­ва­ет — зав­тра­ка тре­бу­ет.

Ду­мала-ду­мала же­на и ре­шила са­ма пой­ти на ба­зар. Ни­чего не го­воря, она оде­лась и выш­ла из до­му.

Ос­тавшись один, за­мин­дар смот­рел на от­кры­тую дверь и всё ду­мал, как ему сде­лать, что­бы же­на за­гово­рила пер­вой.

В это вре­мя в дом во­шёл бра­доб­рей. Он поч­ти­тель­но поз­до­ровал­ся с хо­зя­ином и по­желал ему мно­гих лет бла­годенс­твия. Но за­мин­дар не от­ве­тил бра­доб­рею ни од­ним сло­вом.

— Уж не оби­жен ли на ме­ня, гос­по­дин? — встре­вожил­ся бра­доб­рей.

За­мин­дар про­дол­жал си­деть мол­ча. Тог­да бра­доб­рей на­чал сер­дить­ся:

— По­чему гос­по­дин не же­ла­ет со мной раз­го­вари­вать, раз­ве я неп­ри­каса­емый?

За­мин­дар мол­чал по-преж­не­му.

«Лад­но же! — ре­шил бра­доб­рей. — Сей­час ты за­гово­ришь».

Вы­нув нож­ни­цы, он выс­триг за­мин­да­ру по­лови­ну во­лос на го­лове, по­том выб­рил по­лови­ну бо­роды и сре­зал один ус. За­мин­дар же толь­ко та­ращил гла­за, но по-преж­не­му мол­чал.

Тог­да бра­доб­рей дос­тал из оча­га горсть са­жи и вы­мазал ле­ниво­му за­мин­да­ру всё ли­цо. Но и пос­ле это­го уп­ря­мец си­дел не рас­кры­вая рта.

«Этот че­ловек, дол­жно быть, окол­до­ван», — по­думал в стра­хе бра­доб­рей и пос­пешно вы­бежал из до­ма.

Вско­ре вер­ну­лась же­на за­мин­да­ра. Уви­дев му­жа с выс­три­жен­ны­ми на­поло­вину во­лоса­ми, с од­ним усом, с ли­цом, пе­рема­зан­ным са­жей, она всплес­ну­ла ру­ками и за­вопи­ла:

— Рам, Рам! Что с то­бой?

— Ага! — ра­дос­тно вос­клик­нул ле­нивый уп­ря­мец. — Ты за­гово­рила пер­вой, — зна­чит, те­бе и дверь зак­ры­вать!

Читайте также: