Попугай-кладоискатель

Сет­ти­яр вы­рас­тил кра­сиво­го по­пугая и на­учил его на все воп­ро­сы от­ве­чать од­ной и той же фра­зой: «Ка­кое мо­жет быть сом­не­ние?»

Прош­ло сов­сем нем­но­го вре­мени, бед­ня­га сет­ти­яр ра­зорил­ся, ос­та­лась у не­го са­мая ма­лость — все­го сто ва­раха. Но этот хит­рец при­думал, как с по­мощью сво­его по­пугая опять раз­бо­гатеть.

Ежед­невно прип­ря­тывал он ос­тавши­еся день­ги то в од­ном, то в дру­гом ук­ромном мес­течке. А по­том, при боль­шом сте­чении на­рода, при­носил ту­да клет­ку с по­пуга­ем и, об­ра­ща­ясь к пти­це, как мож­но гром­че спра­шивал:

— Нет ли здесь поб­ли­зос­ти кла­да, мой по­пугай?

— Ка­кое мо­жет быть сом­не­ние? — от­ве­чала за­учен­ной фра­зой пти­ца.

Тог­да сет­ти­яр на гла­зах у всех рас­ка­пывал свой тай­ни­чок и из­вле­кал сот­ню ва­раха.

Сла­ва о чу­до-пти­це быс­тро раз­неслась по го­роду. Один бо­гач, прос­лы­шав о та­ком чу­дес­ном по­пугае, ре­шил им зав­ла­деть. Дол­го шел торг, и на­конец сет­ти­яр ус­ту­пил «кла­до­ис­ка­теля» за ты­сячу ва­раха.

Жад­ный бо­гач пе­реко­пал не­мало ям — ведь вся­кий раз на его воп­рос о кла­де по­пугай от­ве­чал од­но и то же: «Ка­кое мо­жет быть сом­не­ние?» Но од­нажды тер­пе­ние ал­чно­го че­лове­ка лоп­ну­ло, и он зло вос­клик­нул:

— Да ты ме­ня прос­то во­дишь за нос, по­пугай!

— Ка­кое мо­жет быть сом­не­ние? — ус­лы­шал он в от­вет.